ТЕОЛОГИЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ КУЛЬТУРА И КУЛЬТ МАТЕМАТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ РОМАНТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ ЕВРЕЙСКИЕ ПРАЗДНИКИ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - БЕРЕШИТ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ШМОТ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ВАИКРА НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - БЕМИДБАР НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ДВАРИМ ЛИКИ ТОРЫ ПРЕЗУМПЦИЯ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ ДВА ИМЕНИ ОДНОГО БОГА ТАМ И ВСЕГДА HOME POLISH ENGLISH HEBREW E-MAIL ФОТОАЛЬБОМ ПУБЛИЦИСТИКА ИНТЕРНЕТ
НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - Праздники
top.mail.ru

НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ

ПРАЗДНИКИ И ДАТЫ

ПУРИМ

ПУРИМ ВЕЛИКИЙ И МАЛЫЙ (5776-2016)
УРОКИ ХОЛОКОСТА (5776-2016)
НЕОДНОЗНАЧНАЯ ДАТА (5775-2015)
ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ВЕРДИКТ (5775-2015)
СЛОВО ЦАРЯ (5773-2013)
ЖЕНСКИЙ ДЕНЬ (5772-2012)
ПОМНИТЬ НЕЛЬЗЯ ЗАБЫТЬ (5772-2012)
ДЕНЬ ПОБЕДЫ (5770-2010)
АМАЛЕК (5769-2009)
ПУРИМ КРУГЛЫЙ ГОД (5768-2008)
ПУРИМ И СУДЬБА ИЗРАИЛЯ (5764-2004)
СУДЬБА И СМЕХ (5762-2002)

ПУРИМ ВЕЛИКИЙ И МАЛЫЙ («Пурим» 5776 - 24.03.2016)

Рав Цви Элимелех Шапиро из Дынова (1783-1841) в своей книге «Бней Иссахар» утверждает, что история Пурима развивалась именно в високосный год, что все происходило во «второй двенадцатый» - то есть в тринадцатый – месяц, в адар-бет.

Божественная корректировка

Текущий 5776 год является високосным. Как известно, лунный год на 11 дней короче солнечного, и чтобы привести их в соответствие, еврейский календарь каждый четвертый год пополняется еще одним тринадцатым месяцем – «адаром-бет».

Понятно, что для праздника Пурим високосный год создает некоторую проблему. В какой месяц правильно отмечать Пурим високосного года – в двенадцатый, или в тринадцатый?

«В двенадцатый месяц, - читаем мы в книге «Эстер», - то есть в месяц Адар, в тринадцатый день его, когда наступило время исполниться повелению царя и указу его, в день, когда враги иудеев надеялись одолеть их, а обернулось оно так, что сами иудеи одолели недругов своих. Собрались иудеи в городах своих, во всех областях царя Ахашвероша, чтобы наложить руку на тех, кто желал им зла; и никто не устоял против них, ибо страх пред ними охватил все народы» (9:1-2).

Итак, описанные в книге «Эстер» события происходили в двенадцатом месяце, между тем в високосный год Пурим принято праздновать в тринадцатый месяц (адар-бет). С чем это связано?

Обыкновенно это объясняется тем, что негоже нарушать привычный ритм и праздновать Пурим за два месяца до Песаха. Между тем, рав Цви Элимелех Шапиро из Дынова (1783-1841) в своей книге «Бней Иссахар» утверждает, что эта традиция связана с реальными событиями, что история Пурима развивалась именно в високосный год, что все происходило во «второй двенадцатый» - то есть в тринадцатый – месяц, в адар-бет.

Деталь эта важна в связи с вопросом «жребия», вопросом «пура». Дело в том, что каждый месяц еврейского календаря соответствует какому-то знаку зодиака, оказывающему свои астрологические влияния. Адар не исключение. Этот месяц соответствует созвездию «Дагим» (Рыбы), и потому может быть вовлечен в игру магических сил. Однако в високосный год такое влияние распространяется лишь на месяц Адар-Алеф, что же касается Адара-Бет, то он ни с каким зодиаком не связан и никаким магическим чарам неподвластен. Согласно упомянутому мнению, Всевышний сыграл на этой тонкости: Он позволил Пуру указать «злостчастный» для Израиля месяц и день, но незаметно обезвредил его «уточнением» месяца. Вместо полнокровного природного созвездия Всевышний подсунул Аману астрологическое плацебо!

Таким образом, Пурим високосного года идеально соответствует известным словам Талмуда «Эйн мазаль ле-Исраэль» - «Нет созвездия у Израиля», или попросту говоря, у Израиля нет судьбы!

Дата с двойным дном

Но в этом случае возникают некоторые вопросы. Прежде всего, какими свойствами обладает 14 адара обычного года, то есть Пурим сохраяющий влияние своего зодиака? Сказалась ли смена жребия, имевшая место во времена Ахашвероша, на свойствах полнолуния последнего месяца еврейского календаря? Стало ли это время «благоприятным» для Израиля?

Впечатление такое у кого-то вполне может сложиться. Во всяком случае, некоторые происходившие в Пурим исторические события, завершались характерным для этого праздника «переворачиванием». Так, например, в Пурим 1991 года завершилась война в Персидскм Заливе, сопровождавшаяся ракетными обстрелами Израиля. Особенно впечатляет в этом отношении смерть Сталина, произошедшая в Пурим 1953 года. В этот день (1 марта – 14 адара) со Сталиным случился инсульт, который полностью вывел его из строя. С того часа «вождь мирового пролетариата» уже не приходил в сознание, и 6 марта, вместо объявления планировавшегося на этот день смертного приговора «врачам-убийцам», Левитан зачитал сообщение о наступившей накануне смерти товарища Сталина. А ведь этот год не был високосным.

Однако, очевидно, что в дни Пурима еврейство вовсе не застраховано от трагедий. Достаточно напомнить, что в Израиле этот праздник не редко омрачается терактами. Так в Пурим 1996 года в Тель-Авиве в торговом центре Дизенгоф в результате взрыва погибли 13 человек. В 2002 году в канун Пурима в результате обстрела в районе Иерусалима были убиты Авраам Фиш и Аарон Гуров. В 2008-м году, опять же накануне праздника Пурим, был совершен теракт в йешиве Мерказ а-Рав», унесший жизнь 8 подростков.

Итак, относительно «благоприятности» мистических влияний полнолуния Адара трудно дать однозначный ответ. Что же касается Малого Пурима, т.е. 14 числа первого адара високосного года, то относительно него сомнения еще более усиливаются. Ведь эта дата была исходно противоставленна собственно Пуриму, как «рок» противопоставляется «провидению». Ведь 14 число адар-алеф согласно зодиаку было временем благоприятным для уничтожения еврейского народа!

Адар-Алеф, как и каждый нормативный Адар – связан с Зодиаком и сам по себе «объективно» ничем не худ. Более того, он является полупраздничным днем, в который увеличивают трапезу и не читают таханун. Однако, в рамках объяснения предложенного в «Бней Иссахар», он невольно оказывается определенным символом «злой судьбы». Ведь выпади тогда пур на Адар-Алеф, «теоретически» Аман уничтожил бы еврейский народ.

В свое время, я обратил внимание на то, что Князь мира явился Иисусу в Малый Пурим.

В Евангелии от Луки сказано, что служение Иоанна Крестителя началось: «в пятнадцатый же год правления Тиверия кесаря» (3:1-3). Тиберий унаследовал трон от императора Августа, умершего 19 августа 14 г. Таким образом, пятнадцатый год его царствования продолжался с 19 августа 28 г. до 19 августа 29 г.

Деятельность Иоанна продолжалась очень недолго – он был арестован Иродом вскоре после его посещения Иисусом, как сказано: «И было в те дни, пришел Иисус из Назарета Галилейского и крестился от Иоанна в Иордане. Немедленно после того Дух ведет Его в пустыню. И был Он там в пустыне сорок дней, искушаемый сатаною, и был со зверями; и Ангелы служили Ему. После же того, как предан был Иоанн, пришел Иисус в Галилею» (Мк 1:9-13).

Итак, крещение и сорокодневное уединение Иисуса скорее всего имело место в 29 году. Согласно преданию православной церкви, крещение Иисуса Иоанном произошло 6 января (по грегорианскому календарю 19), сразу же после чего «Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от диавола, и, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал. И приступил к Нему искуситель» (Мф 4:1).

Нетрудно посчитать, что встреча Иисуса с Князем Мира, встреча в которой, по-видимому, предопределилась мистическая судьба его учения, произошла 15 февраля 29 года, т.е. как раз в Пурим Катан.

Иисус наверняка, воспринял эту дату как добрый знак. Он и был таковым, однако, все же с двойным дном. Явившейся ему Искуситель продемонстировал, что пирог спасения многослоен, что если на то есть воля Создателя, то, как ни играй, исходящее из Иерусалима слово будет переиначено под запросы афинской души.

Иисус из Назарета пользуется в еврейской традиции дурной репутацией, так как претендуя принести Израилю избавление, он в действительности вверг его в тысячелетние кровавые преследования. Не удивительно, что ему приписывается пренебрежение к учению мудрецов (Гитин). Между тем, те, кто исследовали новозаветные тексты с пониманием их иудейских корней, неизбежно убеждаются, что Иисус был ортодоксальным иудеем, всем изречениям которого можно найти парафразы в ТАНАХе или Талмуде. К такому выводу приходят не только современные исследователи (Давид Флуссер, Маккоби, Хаим Коэн). Еще Рав Яков Эмден (1698—1776) отмечалал в своем послании к «Седер олам рава вэ-зута»): «Согласно тому, что говорится в Евангелии, Назарянин и его ученики вовсе не пришли затем, чтобы отменить Тору, не приведи Боже… Он всеми силами укреплял Закон Моше. Никто из наших мудрецов не заявлял столь громогласно как он, о важности вечного исполнения Торы.»

Всевышний попустил Истории сыграть с праведником злую шутку. В утеху народам Он рассеял среди них того, который был уверен, что направлялся «только к погибшим овцам дома Израилева». И то, что явление сатаны Иисусу имело место в Пурим Катан, по-своему символично. Малый Пурим - это обманчивый Пурим, в который сатана скорее обведет вокруг пальца праведника, чем праведник сатану.

УРОКИ ХОЛОКОСТА («Пурим» 5776 - 17.03.2016)

Если уничтожение еврейства это преступление, то почему не является преступлением истребление семени Амалека? Если все человечество призвано сделать какие-то выводы из Холокоста, то почему от аналогичных выводов должен быть освобожден Израиль?

Решающая битва

В эту субботу помимо очередной недельной главы «Ваикра» читается также небольшой фрагмент из главы «Китеце» под названием «Захор»: «Помни, что сделал тебе Амалек на пути, когда выходили вы из Египта. Как он встретил тебя на пути и перебил позади тебя всех ослабевших, а ты был изнурен и утомлен, и не побоялся он Бога. И вот, когда успокоит тебя Господь, Бог твой, от всех врагов твоих со всех сторон, на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе в удел для владения ею, сотри память об Амалеке из поднебесной; не забудь». (Дварим 25.17-19)

Итак, Амалек, проживавший в нескольких днях пути от Египта, услышав об исходе сынов Израиля, немедленно выступил в поход. Что побудило его к этому? Почему он, отпрыск Авраама и Ицхака, внучатый племянник Израиля, набросился на него, как только тот обрел свободу?

Деда Амалека, Эсава, ни в коем случае нельзя назвать любящим братом, и все же о нем Тора говорит: «Не гнушайся Эдомитянином, так как он брат твой» (Дварим 23:8). Между тем о внуке Эсава сказано: «сотри память об Амалеке из поднебесной; не забудь».

По-видимому, Амалек подверг семейные предания трактовке весьма радикального, дуалистического свойства. В его глазах восходящая к материнской утробе борьба Йакова и Эсава выглядела борьбой света и тьмы: насквозь лживый и подлый Йаков выкрал у его деда – Эсава благословение, с помощью которого надеется воцариться в целом мире! Коварный план Израиля должен быть разоблачен, а его насквозь лживые сыны должны быть уничтожены!

Пока Паро «изнурял сынов Израиля тяжкими работами», Амалек жил счастливо и безмятежно, и вдруг до него донеслась весть, что Израиль освобожден! И тогда «пришел Амалек, и воевал с Израилем в Рефидиме…» (Шмот 17:16).

Так началась эта война, одно из решающих сражений которой разыгралось в годы правления царя Шауля: «И сказал Шмуэль Шаулю:… Так сказал Господь Цаваот: помню Я, что сделал Амалек Израилю, как он противостоял ему на пути при выходе его из Египта. Теперь иди и порази Амалека; и истребите все, что у него; и не щади его, а предай смерти от мужа до жены, от ребенка до грудного младенца, от вола до агнца, от верблюда до осла.… И поразил Шауль Амалека.. и захватил Агага, царя Амалекова, живым, а весь народ истребил острием меча. Но Шауль и народ пощадили Агага и лучших овец, и крупный скот.. И было слово Господа к Шмуэлю такое: Сожалею Я, что поставил Шауля царем, ибо он отвратился от Меня и слов Моих не исполнил… И пришел Шмуэль к Шаулю, и сказал Шмуэль: неужели всесожжения и жертвы (столь же) желанны Господу, как и послушание гласу Господа? Ведь послушание лучше жертвы; повиновение лучше тука овнов. Ибо грех неповиновения это как знахарство, и противление это как идолопоклонство. За то, что ты отверг слово Господа, и Он отверг тебя, чтобы ты не был царем… И сказал Шмуэль: приведите ко мне Агага, царя Амалека. И подошел к нему Агат в оковах... И Шмуэль сказал: как меч твой жен лишал детей, так мать твоя среди жен лишится сына. И рассек Шмуэль Агата пред Господом в Гилгале.» (1 Шмуэль 15:1-35)

Согласно традиции, времени пока Агаг оставался в живых, ему хватило чтобы зачать ребенка, от которого род Амалека продолжился, и от которого произошел Аман, задумавший истребить Израиль во времена Ахашвероша.

Отстранение этического

Эпизод этот между тем у многих вызывает вопрос: если так плох Аман, задумавший уничтожить всех евреев, то чем хорош Шмуэль, требовавший уничтожить не только младенцев, но даже и скот Амалека?

Если окончательное решение еврейского вопроса – это плохо, то почему хорошо окончательное решение вопроса амалекского? Если уничтожение еврейства это преступление, то почему не является преступлением истребление семени Амалека? Если все человечество призвано сделать какие-то выводы из Холокоста, то почему от аналогичных выводов должен быть освободен Израиль? Почему бы и ему, после того, что случилось в Европе в ХХ-ом веке, не отнестись критически к своей истории?

Очень многие – как среди либералов, так и среди националистов - приходят в этой ситуации к общему умозаключению, которое следующим образом озвучил Вернер Жерсон в своей книге «Нацизм – тайное общество»: «Отсутствие духовного индивидуализма, а также слепое подчинение единому закону, антагонизм с окружающими нациями, важное значение, придаваемое чистоте крови – все это происходит из Ветхого Завета. Нацистская революция – это подтверждение идей Ветхого Завета».

Набившее оскомину отождествление сионизма с фашизмом являтся лишь разновидностью этого же умозаключения.

Существует немало конфликтов, в которых выяснение вопроса «кто первый начал?», при всей его справедливости, нельзя признать мудрым вопросом, и самое благоразумное - это просто прекратить сводить счеты.

Тем не менее, существуют конфликты, в которых одна из сторон исходно демонизирует другую, и забывать о том, «кто первый начал», не только неблагоразумно, но безответственно и даже преступно. Дуалистическая ненависть неизлечима, и жалость по отношению к ее носителю неуместна. Функциональный «еврейский дуализм», требующий смерти Амалека, является адекватной реакцией на органический дуализм самого Амалека.

Ассиметрию в конфликте между Израилем и Амалеком, и шире между Израилем и семью канонейским племенами, также подлежащими по требованию Всевышнего полному уничтожению, показать совсем не трудно.

Первое отличие состоит в том, что и Амалек, и Аман, и Гитлер не видели альтернативы уничтожению евреев. Ни в пору «войны Амалека с Израилем в Рефидиме…», ни во времена Ахашвероша, ни в годы Второй Мировой у евреев не было выбора, они подлежали полному уничтожению, как носители последнего зла.

Между тем все осужденные на истребление враги Израиля имели возможность спастись. Это явствует из контекста слов Писания: «Не было города, который заключил бы мир с сынами Израиля, кроме хиввийцев, жителей Гивона; все взяли они войной. Ибо от Господа было (это) – ожесточить сердце их для войны с Израилем, дабы разгромить их, чтобы не было им помилования, а чтобы истреблены были, как повелел Господь Моше» (Йеошуа 11:19). В Иерусалимском Талмуде («Швиит» 6) уточняется: «Три послания направил Йеошуа Бин Нун в Эрец Исраэль прежде чем ступил в нее: кто хочет убежать, пусть бежит, кто хочет мира, пусть примет его условия, кто хочет воевать - пусть воюет». Согласно Рамбаму, это предупреждение относилось также и к Амалеку («Гилхот малахим» 6): этот народ подлежал уничтожению, но все же не ранее, чем отверг условия мира.

Второе, и главное отличие заключается в опознании источника Истины, - Истины, а не морали. Требование уничтожить Израиль от мала до велика, исходило из патологической мнительнности, коренящейся в почитании сатаны. Ответное требование уничтожить Амалека вместе с младенцами (которых вроде бы можно было бы вырастить монотеистами) и вместе со скотом (который вроде бы можно было бы принести Богу в жертву) исходило от Создателя мира, «послушание которому лучше жертвы; и повиновение лучше тука овнов».

Тот, кто по слову Бога выразил готовность принести в жертву родного сына, в аналогичной ситуации не вправе проявлять большей жалости к сыну своего заклятого врага.

Кант отождествлял религию с моралью. По его словам, «все, что человек сверх доброго образа жизни предполагает возможным сделать, чтобы стать угодным Богу, есть лишь иллюзия религии и лжеслужение Богу». Но в действительности религия находится за пределами морали, лишь сохраняя с ней некоторые точки соприкосновения.

Кьеркегор в контексте жертвоприношения Ицхака Авраамом справедливо называл веру "отстранением этического". Уроки Холокоста состоят, таким образом, только в одном: решите, наконец, кого вы считаете Богом – того, в которого верили Амалек, Маркион и Гитлер, или того, кто открылся Аврааму, Ицхаку и Якову? Мораль как китайский болванчик качается между ними, не имея средств разобраться, и постоянно обнаруживая корни нацизма в «Ветхом завете». Они действительно там, но в совершенно другом смысле.

Разобраться в этой головоломке нам, впрочем, помогает один признак вполне «морального» свойства, а именно честность. ТАНАХ в той же мере отличает правдивость, в какой гебелевскую пропаганду отличала лживость. Гитлеровский план «окончательного решения» осуществлялся в строжайшей тайне; отступая с оккупированных территорий, нацисты раскапывали расстрельные рвы и сжигали трупы уничтоженных ими евреев, а их современные приверженцы все в один голос отрицают Холокост. Евреи же не делают секрета ни из своих грехов, ни из своей заповеденной Создателем жестокости, и каждый год повторяют слова Вечной книги: «Помни, что сделал тебе Амалек… сотри память об Амалеке из поднебесной; не забудь».

НЕОДНОЗНАЧНАЯ ДАТА («Пурим» 5775 - 05.03.2015)

Всевышний присутствует во всем, “все Он создал во имя Свое, даже и злодея для дня беды”, но сколько бы сам злодей не обыгрывал этот парадокс, он давно осужден, и только ждет часа, когда его отключат от «блока питания».

Цари и злодеи

Все смешалось в Белом Доме, после того как спикер палаты представителей конгресса США Джон Бейнер предложил премьер-министру Израиля Нетаниягу поделиться с конгрессом своим мнением относительно готовящегося Обамой соглашения с Ираном.

Услышав, что приглашение принято, администрация Белого Дома объявила, что израильский премьер грубо вмешивается во внутреннюю политическую жизнь США. Со своей стороны израильские левые обвинили Нетаниягу в том, что тот предает интересы страны, и ради мелких электоральных выгод готов испортить отношения с Вашингтоном.

Однако ближе к поездке всплыл еще один злокозненный умысел Нетаниягу – его речь оказалась критически приближена к Пуриму! Биби хочет вернуть себе симпатии религиозных – догадались некоторые проницательные комментаторы. А что если Нетаниягу замахнулся выше? Что если он ищет симпатий самого Бога?

Действительно, сначала выступление Нетаниягу в конгрессе планировалось на 11 февраля. Однако глава правительства попросил перенести выступление, и в результате произнес свою речь 3 марта, то есть совсем уже впритык к праздничной дате. Действующие лица оказались те же, как той же оказалась и цена вопроса. Сегодня, как и во время оно, речь идет о намерении Персии уничтожить Израиль, а время судьбоносных решений приходится на Пурим. И это уже не просто «символично».

Праздник Пурим – праздник чудесного избавления еврейского народа от неминуемой гибели, неизбежно является датой, в которую проступают самые мрачные контуры зла. Как в основании траурной даты 9 аба просматривается торжество (ведь это был день, который изначально предназначался Всевышним для вступления избранного народа в Святую землю), так за карнавальным Пуримом просматривается мрак полного истребления еврейского народа. В Пурим мы празднуем избавление, но одновременно не забываем и того, чего избежали - полного уничтожения («И задумал Аман истребить народ Мордехая, всех иудеев во всем царстве Ахашвероша (Ксеркса – А.Б.)» 3:6).

А ведь возможность «окончательного решения еврейского вопроса» в ту пору была гораздо осязаемей, чем во времена Второй мировой. В самом деле, если Гитлер, объявивший войну мировому еврейству, еще только стремился к мировому господству, то Ахашверош, подписывая указ об уничтожении евреев, мировым господством в полной мере обладал, как сказано: «И было во дни Ахашвероша, – это Ахашверош, что царствовал от Оду и до Куша над ста двадцатью семью областями…» (1:1).

Персидская империя включала не только Египет и Грецию, но и западную Индию (по Инду), на севере доходила не только до Черного, но даже до Каспийского и Аральского морей. Все евреи, которые жили в ту пору, жили в пределах этой империи. Таким образом, речь шла именно о полном уничтожении Израиля.

При всем том, что параллелей с нацизмом правильнее избегать, в истории Пурима они естественны и уместны. Причем фигуры Ахашвероша и Амана как раз легко позволяют очертить границы применимости этой аналогии.

В книге Зохар говорится, что в период рассеяния Шехина также идет в изгнание и обитает в царских дворцах. В этом отношении возможно и позволительно сказать, что она оставалась во дворце Ахашвероша (тем более, что дав евреям право защищаться, этот деспот дезавуировал свой первый приказ об уничтожении евреев). Тем не менее, во-первых, присутствие Всевышнего во «дворцах царей» решительно отличается от Его присутствия в притонах злодеев, а во-вторых, и во дворцах царей Он порой присутствует в том зле, которое не имеет никаких признаков будничного (осмысленно противостоящего святому), но только полного бунта против света.

Согласно иудаизму, Всевышний присутствует даже в абсолютном зле, дает существование также и ему, чему имеется немало подтверждений в Писании: «Небо и земля полны Мною» (Иерем 23:24); “Поднимусь ли в небеса - там Ты, постелю ли (себе) в преисподней - вот Ты!” (Теилим 139:8), или “Все создал Господь во имя Свое, даже и злодея для дня беды” (Притчи 16:4); “Кто может приказать, чтобы исполнилось нечто, (чего) не повелел Господь?” (Эйха 3:37); Наконец, «Я - Всесильный, и нет другого. Образующий свет и сотворивший тьму, делающий мир и сотворивший зло, Я - Всевышний, делающий все это” (Иешайягу 45:6-7).

Всевышний наполняет все, но все же не все Он наполняет одинаково.

Итак, зло, исходящее от Ахашвероша, отличается от зла, исходящего от Амана. Если во дворце Ахашвероша присутствовала Шхина, и позже при Кореше из этого дворца вышло разрешение восстановить иерусалимский Храм, то в Амалеке присутствие Всевышнего полностью сокрыто, оно живо только общим энергетическим обеспечением, о котором в следующих словах пишет рабби Моше Кордоверо в своем сочинении «Томар двора» (глава 1 «Ми Эль камоха»): «Он дает жизнь даже тому, кто творит зло, и более того, Он дает ему силы даже в тот час, когда тот совершает само злодейство». Таким образом, имеются силы, от начала и до конца сознательно противостоящие Создателю, которые между тем (как и все существующее) в конечном счете исходят от Него и поддерживаются Его волей. Если зло Ахашвероша – это слепота, присутствующая в будничном, которое само по себе не дурно, то зло Амалека - чисто сознательное, чисто деструктивное зло, которое хотя и держится Им (и в этом смысле исходит из Него и даже обретает в Нем какой-то свой смысл в общей картине Провидения), обречено на полное поражение и истребление.

Между тем в силу своей полной открытости и сознательности это зло любит обыгрывать еврейскую традицию, в частности старается дополнительно повредить евреям именно в Пурим, то есть в день, назначенный для уничтожения евреев во времена Ахашвероша.

Не только выступление Нетаниягу оказалось приурочено к Пуриму. Именно на середину адара были давно запланированы две крупные антисионистские конференции. Одна с красноречивым названием «О нелигитимности Израиля» проходит в эти дни в Великобритании, вторая, посвященная «исламской толерантности», в Норвегии. На ней выступил в частности израильский журналист Гидеон Леви, поведав между прочим, как замечательно жилось евреям в «Палестине» до того, как туда не устремились сионисты.

Игры дьявола

Вскоре после войны в пепле Освенцима были обнаружены две фляги, в которых входивший в состав зондеркоманды узник Залман Градовский сохранил записи, увидевшие свет относительно недавно. Среди прочего Градовский описывает акцию уничтожения чешских евреев: «Ведь они из лагеря, чешские евреи. Они уже семь месяцев живут здесь — в этом проклятом, ужаснейшем месте на свете. Они уже все здесь знают и все понимают. Они каждый день видят этот огромный столб черного дыма с пламенем, который вырывается из подземного ада — и уносит к небесам сотни жизней.

Они знают, им не надо рассказывать, что это место специально создано для того, чтобы истреблять наш народ — убивать газом, расстреливать, мучить, выдавливать из жертв кровь и мозг тяжелой работой и побоями, пока они не свалятся без сил прямо в грязь, — и их изможденные тела так и останутся там лежать. Но чешские евреи верили и надеялись, что их минет эта судьба, потому что их пытаются защитить словацкие власти».

Но оказалось, что нацисты просто задумали приурочить их убийство к Пуриму.

«Вот так выглядела та ночь — ужасная, жестокая ночь накануне праздника Пурим в 1944 году, когда убийцы привели на заклание пять тысяч… чешских евреев. Убийцы хорошо продумали это торжество, все приготовления были сделаны еще за несколько дней. И казалось, что и луну со звездами на небесах заодно с дьяволом они взяли себе в сообщники. И вот они вырядились, чтобы их “идеальный” праздник выглядел богато и импозантно».

Однако «праздник» оказался сорван. Жертвы, прекрасно понимавшие, что их загнали не в душевую, а в газовые камеры, пропели интернационал, атикву, песню партизан и чешский гимн. Но это только лишний раз показывает, что 14 адара – дата неоднозначная, что добро и зло скрываются в этом дне под масками друг друга.

Выступая против Бога Израиля как против «сатаны», против «корня мирового зла», нацисты нередко заостряли и обнажали тот парадокс, что в действительности Он также и их – нацистов – корень. Так, по свидетельству Градовского, зондеркоманду не преследовали за молитвы: «Перед моими глазами возникает эта сцена: вчерашнее утро, один стоит на страже, следит, чтобы не вошел посторонний, пока верующие обманывают своих притеснителей и возносят молитву своему Богу, перед которым они честны. Как они боялись! Не раз им приходилось срывать тфиллин, прерывать молитву на полуслове и хвататься за работу, как будто они были заняты только ею. Им казалось, что они слышат крик этого чудовища — жестокого и циничного обершарфюрера, начальника над крематориями, — внешне он негодовал, что они “устроили здесь „Bibelkommando“”, но внутренне был доволен, что даже посреди преисподней, у печи, в которой сгорают тела сотен тысяч евреев, находятся и те, что сидят, прислонясь к кирпичам, раскаленным огнем, поглотившим их собственных родителей, жен и детей, — и молятся. Ведь если они тем самым признают, что все происходит по воле Божьей, то надо позволить им свободно исповедовать свою религию, молиться, укрепляться в вере: так будет спокойнее. Поэтому надзиратели терпимо относились к нашим молитвам и только шутили по этому поводу».

Всевышний присутствует во всем, “все Он создал во имя Свое, даже и злодея для дня беды”, но сколько бы сам злодей не обыгрывал этот парадокс, он давно осужден, и только ждет часа, когда его отключат от «блока питания».

Злодеи и преследователи еврейского народа визуально выглядят столь же живыми, как их жертвы, но в Пурим у нас появляется повод вспомнить, что это уже не люди, а человеческие маски.

ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ВЕРДИКТ ("Захор" 5775 - 26.02.2015)

«Еврейский вопрос» волнует многих, но он все же далеко не у всех выступает на первый план, и уж тем более не всегда разрешается погромом. Однако Творец мира связал свою судьбу с судьбою Израиля, и Его последний суд, как над отдельными людьми, так и над целыми народами в конечном счете сводится к «еврейской теме».

Райская примета

В эту субботу в синагогах помимо очередной недельной главы «Тецаве» читается также и небольшой фрагмент под названием «Захор» - фрагмент из книги Дварим (25.17-19): «Помни, что сделал тебе Амалек на пути, когда выходили вы из Египта. Как он встретил тебя на пути и перебил позади тебя всех ослабевших, а ты был изнурен и утомлен, и не побоялся он Бога. И вот, когда успокоит тебя Господь, Бог твой, от всех врагов твоих со всех сторон, на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе в удел для владения ею, сотри память об Амалеке из поднебесной; не забудь».

Итак, Амалек – это носитель того последнего пропитанного юдофобией зла, которое следует удалить из мира целиком.

Все культуры, какая больше, какая – меньше, содержат в себе нечто позитивное, содержат что-то, что заслуживает вечности и призвано удостоиться ее. Лишь один Амалек представляет собой исключение. И эта исключительность связана с исключительностью его юдофобского контекста.

«Еврейский вопрос» волнует многих, но он все же далеко не у всех выступает на первый план, и уж тем более не всегда разрешается погромом. Однако Творец мира связал свою судьбу с судьбою Израиля, и Его последний суд, как над отдельными людьми, так и над целыми народами в конечном счете сводится к «еврейской теме», к вопросу: благословлял или проклинал ты Израиль?

В мидраше «Тана де Элияу» (ч. 22) сказано: «Все народы и все действия, что мучили Израиль и давили на них, увидев радость Израиля, сожалели и злились в сердце, а затем ушли и больше не вернутся никогда. А все народы и все действия, которые не мучили Израиль и не давили на них, увидели радость Израиля, и было это им дорого».

Нужно думать, не без учета этого окончательного вердикта ТАНАХ находит добрые слова в адрес Египта и Ашшура, составлявших в древности все цивилизованное человечество: «В тот день Израиль будет третьим Египту и Ашшуру; благословением (будут они) среди земли» (Иешайя 19:24-25). Но об Амалеке сказано: «сотри память об Амалеке из поднебесной; не забудь" (25:17-19).

Тора говорит о существовании «народов, которые Он сотворил, на хвалу и на славу, и на благолепие» (Двар 26:18-19), но об Амалеке сообщает, что «конец его – гибель» (Бемидбар 24:20).

Все остальные народы, включая семь ханаанских народов, вроде бы также осужденных Торой на истребление, все же сохраняют в себе какие-то позитивные свойства. Из хананейцев вышло немало приверженцев иудаизма. Лишь внук Эсава Амалек объявлен непримиримым врагом святости, «война у Господа против Амалека из рода в род» (Шмот 17:16).

И эта определенность и пугает и утешает одновременно. Пока продолжается история - все условно, все перемешано. Пока продолжается история – продолжается дознание, в ходе которого выявляется и созидается наша истинная природа.

Состояние подследственных тяжело для всех. Мы жаждем прояснения ситуации, жаждем определенности и в том, что Амалек уже осужден, осужден полностью и однозначно, нами видится какой-то просвет. Значит, это возможно, возможно окончательное отделение зла от добра!

В Гемаре говорится, что наслаждения Ган-Эдена предощущаются в трех образах земного бытия: в субботе, в интимной близости, и… в освобождении от съеденного.

Если две первые аллегории воспринимаются как нечто естественное, то последняя поначалу может вызвать недоумение. И тем не менее этот образ на поверку является самым специфичным, самым характерным признаком райского состояния. Ган Эден предпологает полное отделение от нечистоты.

Таким образом, Амалек существует для нас как знак, как знак того, что градиозное следствие, зовущееся Человеческой историей, когда-нибудь закончится, что удручающая серость нашего бытия когда-нибудь расслоится, расслоится на сияющие счастьем человеческие лица и исчезающее из поля нашего зрения абсолютно черное тело.

Суд над Амалеком видится нами как дальний берег определенности, чуть проступающий в безбрежном океане смутного бытия. И при этом весьма существенно и характерно, что берег этот один, что с другого края человечества не выступает аналогичной злобной силы.

Предельный беспредел

Действительно, не существует другого народа кроме Амалека, память о котором предписывалось бы стереть. И не вдаваясь сейчас в природу этой особенности, я бы хотел обратить внимание на ее «объективный» характер.

В самом деле, столь же удивительно, сколь и характерно, что с одной стороны Амалек распознан как абсолютное зло не только евреями, но и всем человечеством, а с другой, что абсолютное зло распознано человечеством только в нем!

Поразительно, но в современной столь же толерантной к любому маразму, сколь и антисемитской Европе идеологические последователи и преемники Амалека – неонацисты - единственная запрещенная законом идеология!

Нацизм принято сравнивать и даже отождествлять по своей запредельной жестокости с коммунизмом. Более того, ни для кого не секрет, что фашизм явился реакцией на русский большивизм.

В этом отношении Черчиль вполне справедливо назвал фашизм «уродливым детищем коммунизма». Но тот же Черчиль после нападения Германии на СССР сказал: «Нацистский режим неотличим от худших черт коммунизма. Он лишён каких-либо основ и принципов, кроме ненавистного аппетита к расовому господству. Он изощрён во всех формах человеческой злобы, в эффективной жестокости и свирепой агрессии. Никто не был более стойким противником коммунизма в течение последних 25 лет, чем я. Я не возьму обратно ни одного сказанного о нём слова. Но всё это бледнеет перед зрелищем, разворачивающимся сейчас».

Николай Бердяев, бывший до прихода к власти нацистов ярым антикоммунистом, вспоминает: «Я чувствовал себя слитым с успехами Красной армии. Я делил людей на желающих победы России и желающих победы Германии. Со второй категорией людей я не соглашался встречаться, я считал их изменниками. В русской среде, в Париже, были элементы германофильские, которые ждали от Гитлера освобождения России от большевиков. Это вызывало во мне глубокое чувство отвращения»

В США, в разгар холодной войны многие желали поставить коммунистов вне закона. Но «антитоталитарные» законопроекты Мунда-Никсона, а позже Вуда и Маккарена, легшие в основание Закона о внутренней безопасности 1950 года, так и не позволили запретить коммунистические партии. В то же время нацисты под таким запретом находились постоянно.

Существует множество аспектов, в которых коммунизм совершенно неотличим от нацизма, и в которых сопоставление гитлеровского и сталинского режимов вполне осмысленно. Однако имеется также и такой аспект, в котором коммунистическая иделогия сохраняет связь с жизнью, а нацистская полностью прерывается.

Итак, если «справа» зло ограничено пределом нацистского беспредела, то «слева» оно, как и повсюду, привычно смешиваясь с добром, уходит за горизонт.

И это понятно, вера в классовые различия не отрицает общечеловеческой солидарности, даже подразумевает ее, в то время как вера в коренное различие между расами несовместима с сохранением человеческого достоинства. Тот, кто выносит еврейство за пределы человечества, сам там невольно оказывается.

СЛОВО ЦАРЯ («Пурим» 5773 - 21.03.2013)

Почему именно 14 адара, а не 16 нисана евреи бурно отмечают карнавальное «переворачивание» ситуации? Дело в том, что Ахашверош вовсе не торопился отменять свое прежнее решение! Приказ о всеимперском погроме и после повешения Амана оставался в силе!

Затянувшийся переворот

Драматические события, связанные с угрозой истребления еврейского народа, которые мы вспоминаем в праздник Пурим, начались в месяце Нисане. Тогда «царь Ахашверош возвеличил Амана… И все служители царские, что (были) у царских ворот, становились на колени и падали ниц пред Аманом, ибо так повелел о нем царь; а Мордехай не становился на колени и не падал ниц…. И увидел Аман, что Мордехай не становится на колени и не падает ниц, и преисполнился Аман ярости. И счел презренным (для себя) наложить руку на одного Мордехая… И задумал Аман истребить народ Мордехая, всех и иудеев во всем царстве Ахашвероша. В первый месяц, то есть в месяц Нисан, в двенадцатый год (царствования) царя Ахашвероша, бросали пред Аманом пур, то есть жребий, изо дня в день и из месяца в месяц (до) двенадцатого (месяца), он же месяц Адар. И сказал Аман царю Ахашверошу: во всех областях царства твоего есть один народ, рассеянный среди народов и обособленный (от них); и законы у него иные, чем у всех народов, а законов царя они не выполняют, и царю не стоит оставлять их (жить в стране). Не угодно ли будет царю (дать) предписание уничтожить их? А я отвешу в руки служителей (царя) десять тысяч талантов серебра, чтобы внести в казну царскую. И снял царь перстень свой с руки своей, и отдал его Аману… И сказал царь Аману: серебро это отдано тебе, а также народ, чтобы ты поступил с ним, как тебе угодно. И призваны были писцы царские в первый месяц, в тринадцатый день его, и предписано все, как приказал Аман, сатрапам царским, и начальникам областей, что над каждой областью, и сановникам каждого народа, каждой области – письменами ее и каждому народу на языке его; написано было (это) именем царя Ахашвероша и скреплено (печатью) перстня царского. И разосланы были письма с гонцами во все области царские, чтобы истребить, убить и погубить всех иудеев: от отрока до старца, (и) детей, и женщин – в один день, в тринадцатый день двенадцатого месяца, то есть месяца Адара». (3:1-13)

Услышав об этом приказе, Мордехай в тот же день призвал царицу Эстер, чтобы та пошла к Ахашверошу и заступилась за свой народ. Три дня - то есть с 13 по 15 нисана - Мордехай, Эстер и евреи престольного города Шошан провели в посте: «И сказала Эстер в ответ Мордехаю: Иди, собери всех иудеев, находящихся в Шошане, и поститесь ради меня: не ешьте и не пейте три дня – ни ночью, ни днем; и я со служанками моими (тоже) буду так же поститься, а потом пойду к царю, хотя это и не по закону, и если уж погибать мне, то погибну» (4:16).

На третий день Эстер предстала перед Ахашверошем и была им благосклонно принята, а еще через день произошел пир, после которого был повешен Аман: "И пришел царь с Аманом пировать с царицей Эстер. И в (этот) второй день сказал царь Эстер (в то время) когда пили вино: (скажи), что за желание у тебя, царица Эстер? И будет оно исполнено. И в чем просьба твоя? Хоть полцарства (проси), – выполнено будет. И отвечала царица Эстер, и сказала: если снискала я милость в глазах твоих, царь, и если угодно царю, то пусть будет дарована мне жизнь моя – по желанию моему, и (жизнь) народа моего – по просьбе моей, Потому что отданы мы, я и народ мой, на истребление, убиение и погибель… И отвечал царь Ахашверош, и сказал царице Эстер: кто это и где он, тот, что осмелился сделать так? И сказала Эстер: недруг и враг – это злобный Аман. … Вышло слово это из уст царя, – и накрыли лицо Аману. И сказал царю Харвона, один из евнухов: вот и дерево высотой в пятьдесят локтей, которое приготовил Аман для Мордехая, говорившего во благо царю, стоит у дома Амана. И сказал царь: повесьте его на нем! И повесили Амана на дереве, которое приготовил он для Мордехая. И гнев царя утих" (7:1-10).

Итак, трехдневный пост захватил также и пасхальную ночь, а пир, на котором решилась участь Амана, имел место на другой день после праздника – 16 нисана. В честь этого в странах галута, где Песах празднуется два раза - в ночь на 15, и в ночь на 16 нисана - во время второго седера имеется обычай вспоминать не только о первой пасхальной трапезе, но и о пире Эстер, Ахашвероша и Амана.

Но почему тогда в эту ночь не вспоминают об избавлении как таковом? Ведь вроде бы «слово вышло из уст царя» именно в ходе этого приватного застолья? Ведь, казалось бы, именно в ту ночь Ахашверош низверг Амана и признал лживость его обвинений? С какой вообще стати именно 14 адара, а не 16 нисана евреи бурно отмечают карнавальное «переворачивание» ситуации?

Дело в том, что Ахашверош вовсе не торопился отменять свое прежнее решение! Приказ о всеимперском погроме и после повешения Амана оставался в силе! Мы читаем: «И опять говорила Эстер с царем, и пала к ногам его, и плакала, и молила его отменить злой (указ) Амана Агагиянина и замысел его, что задумал он против иудеев. И протянул царь Эстер золотой скипетр, и поднялась Эстер, и стала пред царем, И сказала: если угодно царю, и если снискала я милость его, и если дело это правое (на взгляд) царя, и если нравлюсь я ему, то пусть бы написано было, чтоб возвращены были бы письма с замыслом Амана, которые написал он, об истреблении иудеев во всех областях царских. Потому что как смогу я видеть бедствие, которое постигнет народ мой, и как смогу я видеть гибель рода моего?

И сказал царь Ахашверош царице Эстер и Мордехаю иудею: вот, отдал я Эстер дом Амана, а его повесили на дереве, за то, что поднял он руку свою на Иудеев. А вы напишите о иудеях то, что вам угодно, именем царя и скрепите (печатью) перстня царского, потому что того, что написано именем царя и скреплено перстнем царским, нельзя отменить» (8:3-8).

Итак, «вышло слово из уст царя» - погром был назначен, и не мог быть отменен! Мало того, больше двух месяцев понадобилось царю, чтобы решиться предоставить евреям право на самооборону: «И призваны были в ту пору писцы царские, в третий месяц, то есть в месяц Сиван, в двадцать третий день его, и написано было все так, как приказал Мордехай, – иеудеям, сатрапам и начальникам, и правителям областей, что от Оду и до Куша – ста двадцати семи областям, каждой области письменами ее и каждому народу на языке его, и иудеям – письменами их и на языке их. И написал он именем царя Ахашвероша, и скрепил (печатью) перстня царского, и отправил письма с верховыми гонцами, ездившими верхом на рысаках царских с конных заводов, О том, что царь разрешил иудеям каждого города собраться и встать на защиту жизни своей: истреблять, убивать и губить всех вооружившихся из народа и из области, тех, кто (готов) напасть на них, – с детьми и женами, и разграбить имущество их в один день во всех областях царя Ахашвероша, в тринадцатый день двенадцатого месяца, то есть месяца Адара. Список с указа этого (следует) передать в каждую область как закон, объявляемый всем народам; и чтобы иудеи были к этому дню готовы мстить врагам своим. Гонцы верхом на царских рысаках быстро и спешно выехали по слову царскому» (8:8-13).

Итак, лишь более чем через два месяца после казни Амана вышло еще одно слово из уст царя, которое вовсе не отменяло первого: Ахашверош лишь милостиво разрешил евреям защищаться! Таким образом отысканная Аманом наиболее благоприятная для погрома дата (13 адара) с тревогой ожидалась евреями в течение многих месяцев. Именно поэтому все окончательно решилось только в адаре, а не в нисане.

«В двенадцатый месяц, то есть в месяц Адар, в тринадцатый день его, когда наступило время исполниться повелению царя и указу его, в день, когда враги иудеев надеялись одолеть их, а обернулось оно так, что сами иудеи одолели недругов своих, собрались иудеи в городах своих, во всех областях царя Ахашвероша, чтобы наложить руку на тех, кто желал им зла; и никто не устоял против них, ибо страх пред ними охватил все народы. И все правители областей, и сатрапы, и начальники областей, и исполнители дел царских поддерживали иудеев, ибо охватил их страх перед Мордехаем» (9:1-3)

Самодур и Самодержец

Но как следует понимать это упрямство Ахашвероша, так существенно затянувшее развязку этой истории? И, главное, как оно вписывается в комплекс идей праздника Пурима, в том числе в идею «сокрытия» Божественного лика?

Власть деспота требует по отношению к себе религиозного почитания, - «религиозного» в глубоко языческом значении этого слова. Проявление любой суверенности воспринимается этой властью как бунт, а неповиновение ее диктату усматривается решительно во всем: даже в изменении жизненных обстоятельств, даже в «несанкционированных» явлениях природы! Так по свидетельству Геродота Ахашверош (Ксеркс) во время похода на Грецию приказал высечь море за то, что буря разметала наведенные им понтонные мосты. В СССР цензурировались не только мысли, не только новостные события политического характера, но и всяческие акты «неповиновения» со стороны природы. Сообщения о стихийных бедствиях и авариях никогда не проникали на страницы советской печати.

Маркиз Астольф Де Кюстин, роялист по убеждениям, побывав при дворе Николая I (от которого еврейский народ натерпелся больше, чем от любого другого русского царя), назвал то, что он увидел, «политическим идолослужением», и в своем сочинении «Россия в 1839 году» писал: «Самодержец - движитель всех воль, но он же становится средоточием всех мук: чем больший страх он внушает, тем более, на мой взгляд, он достоин жалости. Тот, кто все может и все исполняет, оказывается во всем виноватым: подчиняя мир своим приказаниям, он даже в случайностях прозревает семя бунта; убежденный, что права его священны, он возмущается всякой попыткой ограничить его власть, пределы которой кладут его ум и мощь. Муха, влетевшая в императорский дворец во время церемонии, унижает самодержца.. Природа, считает он, своей независимостью подает дурной пример; всякое существо, которое монарху не удается покорить своему беззаконному влиянию, уподобляется в его глазах солдату, взбунтовавшемуся против своего сержанта в самый разгар сражения; такой бунт навлекает позор на всю армию и даже на ее полководца: император России - ее главнокомандующий, и вся его жизнь -- битва…. Одно из главных бедствий, от которых страждет Россия, отсутствие свободы, отражается даже на лице ее повелителя: у него есть несколько масок, но нет лица» («Письмо одиннадцатое»).

Итак, в необходимости переиначивать собственную волю и переписывать собственные приказы тиран видит величайшее фиаско. Ему кажется, что в этой ситуации он – самодержец - выглядит как бы подчиненным случаю, выглядит смешно. Однако на деле именно выбор «царственной последовательности» как ничто другое лишает его свободы и покоряет судьбе, превращает его из самодержца в самодура. Неудивительно поэтому, что такая игнорирующая действительность верность своему слову совершенно нехарактерна для истинного Царя, для Царя над царями царей. И это при том, что в отличие от царей из плоти и крови, Ему открыто будущее!

В самом деле, Бог Израиля в Своей Торе не раз открыто заявляет о том, что Он… передумал, что Он сожалеет о своем прежнем решении. Так, в Первой книге Шмуэля мы читаем: «Г-сподь известил Шмуэля за день до прихода Шауля, сказав: Завтра к этому времени Я пришлю к тебе человека из земли Биньяминовой; и помажешь ты его в правители народу Моему, Израилю»(9:15-16).

Вышло слово из уст Царя, и пророк помазал Шауля на царство. Однако после того как Шауль сохранил жизнь амелекитянскому царю Агагу, предку Амана, Вс-вышний переменил Свое решение. «За то, что ты отверг слово Г-спода, - и Он отверг тебя, чтобы ты не был царем…. И не видел больше Шмуэль Шауля до самого дня смерти своей, ибо горевал Шмуэль о Шауле; но Г-сподь сожалел («нихам»), что поставил Шауля царем над Израилем» (1 Шмуэль 15:16-35).

Итак, в отличие от идолов, истинный Бог может сожалеть о каких-то Своих решениях, может «передумывать». Истинный Б-г творит и вступает в диалог со Своим творением, Он свободен Сам, и уважает свободу в тех, кого создал по Своему образу.

Ложный бог, подчиненный амбициям и общим правилам, осужден поступать так, как ему предписывает рок, как ему указывает «пур». Пур выпал на адар, и Ахашверош покорно подчиняет себя его слепой воле.

В пору далеких событий описанных в книге «Эстер» Лицо Всевышнего оставалось сокрыто, а потому и избавление наступило не явно в нисане, а затаясь в царских постановлениях - в адаре. Судьба и «пур» формально продолжали править бал в этом мире, но под их оболочкой скрыто действовала воля истинного Царя.

ЖЕНСКИЙ ДЕНЬ («Пурим» 5772 - 08.03.2012)

Уникальность событий Пурима состоит не в том, что они напомнили кому-то красный террор, а в том, что это праздник, учрежденный заслугой женщины, и являясь при этом карнавальным праздником, не принижает женского достоинства! Пурим уникален прежде всего тем, что ставя в центр карнавала женщину, он ставит ее не в качестве сексуального объекта, а в качестве самоотверженного человека.

Чувство юмора

Все праздники сопряжены с радостью и весельем (Суккот даже именуется «праздником веселия нашего»), но праздник Пурим – это праздник карнавального веселия, праздник смеха. Общеизвестно, что в смехе, в чувстве юмора человек поднимается над постоянно унижающей его действительностью, дистанцируется от принуждения и даже смерти. В «Шмоне праким» Рамбам не просто всячески превозносит чувство юмора, но ставит его в деле познания выше мудрости. В той же мере, в какой религия дает человеку утешение, юмор дает ему освобождение, выделяет духовное пространство, в котором отстаивается его человеческое достоинство. Однако при этом юмор дополнителен к религии. Шутка – это чисто имманентное, внерелигиозное средство противостояния миру зла, другими словами, в шутке лик Всевышнего сокрыт, но именно поэтому обыкновенно несовместимая с религиозной практикой шутка так подходит Пуриму - празднику сокрытого лика.

В прошлый раз я обратился к парадоксальности предписания «стереть память об Амалеке», при том, что с этой заповедью непосредственно связана ей противоположная: «Помни, что сделал тебе Амалек». Не забывать об Амалеке, о том, что он хотел сделать, но не смог воплотить до конца – все это наиболее адекватно осуществляется именно в юмористической карнавальной форме, и именно таков Пурим. Но разве в этом иудаизм оригинален, разве карнавал не повсюду служил делу человеческого освобождения? И да, и нет. В своем «Введении в психологию» Фрейд пишет: «В сновидении и в неврозе выключенный из нашего сознания материал стучится в охраняемые сопротивлением ворота, а в здоровом бодрствующем состоянии мы пользуемся особыми приемами для того, чтобы временно включить в наше "Я" вытесненный материал, обходя сопротивление и извлекая из этого удовольствие. Остроумие и юмор, а отчасти и комическое вообще, должны рассматриваться с этой точки зрения... При всех запретах и ограничениях, накладываемых на "Я", происходит, как правило, периодический прорыв запретного, как показывает институт праздников, являвшихся первоначально не чем иным как запрещенными законом эксцессами, и этому освобождению от запрета они обязаны и своим веселым характером. Сатурналии римлян и наш теперешний карнавал совпадают в этой существенной отличительной черте с празднествами первобытных людей, которые обычно сочетали с развратом различные нарушения священнейших запретов».

14 адара и 8 марта

В праздновании Пурима присутствуют многие элементы присущие любым другим карнавалам, а именно: обильные возлияния, переодевания, и даже насмешки в адрес религии. Однако один карнавальный элемент – причем элемент важнейший - в праздновании Пурима все же полностью отсутствует - это «сопровождающиеся развратом различные нарушения священнейших запретов».

Отмечая обязательность обыгрывания в карнавале «материально-телесного низа», Бахтин в следующих словах отмечает необходимое участие в этом обыгрывании женского начала: «Народно-смеховая традиция... Женщина в этой традиции существенно связана с материально-телесным низом; женщина – воплощение этого низа, одновременно и снижающего и возрождающего. Она так же амбивалентна, как и этот низ. Женщина снижает, приземляет, отелеснивает, умерщвляет; но она прежде всего – начало рождающее. Это – чрево. Такова амбивалентная основа образа женщины в народно-смеховой традиции». Итак, если в основе любого карнавала лежит сексуальная распущенность, если он в первую очередь воспринимается участниками как день открытых гениталий, то практика Пурима в этом отношении совершенно пристойна. Однако не потому, что этот праздник что-то в еврее «подавляет», а потому что еврей никогда в этой сфере и не был зажат. Еврей благословляет Того, кто «запретил ему кровосмешение и не разрешил обрученных, но дозволил ему ту, которая назвалась его женой», и в Пурим в этом положении решительно ничего не «переворачивается».

Фрейд перенес на языческие карнавалы раскрепощение от той зажатости, которой страдало его постхристианское окружение. Но на самом деле эта христианская зажатость явилась реакцией на ту распущенность, которой славились язычники. Практика Пурима ясно показывает, что карнавал прекрасно может обходиться без «материально-телесного низа». В Пурим можно и должно смеяться над религиозным официозом, можно пародировать Гемару, но царица Эстер – а вместе с ней и все женщины - заслуживают в этот день только величайшего почтения.

В своем сочинении «Как делают антисемитом» дьякон Кураев высказывает предположение, что женский день – 8 марта связан с Пуримом: «Представьте себя на месте, скажем, Клары Цеткин. Вам пришла в голову замечательная идея создать женский революционный отряд, использовать женскую энергию для борьбы с "эксплуататорами". И для консолидации и пропаганды этого движения вам нужен символический день, который был бы днем Женщины-Революционерки. Какому дню придать такое значение?
Революция, как известно, живет религиозным пафосом, она сама есть миф, а для мифа характерно мышление прецедентами. Нынешнее действие должно воспроизводить некоторый образец, архетип, впервые явленный миру в мифологически насыщенное "время оно". Надо подражать образцу. И мифотворческий инстинкт революции требует поставить вопрос так: были ли в истории женщины, которые поднимали народ на борьбу с тиранией и добивались успеха?
Но опять же вспомните, что речь идет именно о Кларе Цеткин. Она не просто жительница "общеевропейского дома". У нее есть своя этническая традиция. Каждый из нас не "вообще" человек. Каждый несет в себе социальный, национальный, семейный опыт... Немец, француз, англичанин, если бы им предложили вспомнить женщину-воительницу, сразу вспомнили бы Жанну д'Арк. Но Клара Цеткин - еврейка. И для нее вполне естественны ассоциации с историей ее родного народа... И поэтому, когда партия поставила задачу придумать женский праздник, Клара Цеткин вспомнила об Эсфири. Много веков назад Эсфирь спасла свой народ от тирана. Память о тех событиях сохранилась в веках. И не только на страницах Библии. Эсфири посвящен ежегодный и самый веселый праздник еврейского народа - праздник Пурим.. Возможно, в тот год, когда было принято решение начать праздновать "Международный женский день", праздник Пурима пришелся на 8 марта... А с чего это я взял, что Клара Цеткин помнила Пурим? Ведь она, скорее всего, не была практикующей иудейкой. Марксистка, она исповедовала атеистические взгляды - и с какой же стати ее действия сопоставлять с обрядами давно забытой ею синагоги. Но дело совсем не в том, ходила ли Клара Цеткин в синагогу в пору своей революционной деятельности. Дело в том, что в ее памяти не могли не остаться детские воспоминания об этом празднике. Все другие синагогальные праздники она могла забыть - но не этот... Так безосновательно ли предположение, что в сознании еврейских лидеров Интернационала женское революционное движение ассоциировалось с именем Эсфири, а 8 марта было избрано ими в силу привычки праздновать в эти дни семейный праздник Пурим? У Интернационала и цели были интернациональные, планетарные. Им было что сказать всем народам. Пурим - праздник избиения врагов».

Далее, обнаружив неспособность понять незатейливый текст книги «Эстер», дьякон Кураев приходит к выводу, что Пурим – это праздник мести и крови, и потому так сродни всем революционерам. Что на это скажешь? Похоже, что Пурим и 8 марта иногда (как и в этом 2012-ом году) совпадают не случайно, но преемственность между этими праздниками совсем не та, что углядел дьякон Кураев. Во-первых, книга «Эстер» в такой же мере христианская, в какой и еврейская, так что для непредубежденного европейца царица Эсфирь и Жанна дАрк вписываются в один ряд. Кларе Цеткин совсем не нужно было быть еврейкой, чтобы вспомнить о царице Эстер, ей нужно было всего лишь внимательнее, чем Кураеву, прочитать соответствующую книгу. Во-вторых, Клара Цеткин еврейкой и не была. Клара Цеткин – чистокровная немка (ее девичья фамилия Эйсснер), которую если в детстве куда и водили, то в кирху (отец ее был учитель приходской школы). И, наконец, в третьих, уникальность событий Пурима состоит не в том, что они напомнили кому-то красный террор, а в том, что это праздник, учрежденный заслугой женщины, и являясь при этом карнавальным праздником, не принижает женского достоинства! Пурим уникален прежде всего тем, что ставя в центр карнавала женщину, он ставит ее не в качестве сексуального объекта, а в качестве самоотверженного человека.

Если «Женский день» (то есть дата, в которую отмечается человеческое достоинство женщины) нуждается в каком-то «образце, архетипе, впервые явленном миру в мифологически насыщенное "время оно"», то, пожалуй, действительно для него трудно найти что либо более подходящее, чем праздник Пурим.

ПОМНИТЬ НЕЛЬЗЯ ЗАБЫТЬ («Захор» 5772 - 01.03.2012)

Парадоксальная заповедь

В эту субботу наряду с недельной главой «Тецаве» читается также глава «Захор» - фрагмент из книги Дварим (25.17-19): «Помни, что сделал тебе Амалек на пути, когда выходили вы из Египта. Как он встретил тебя на пути и перебил позади тебя всех ослабевших, а ты был изнурен и утомлен, и не побоялся он Бога. И вот, когда успокоит тебя Господь, Бог твой, от всех врагов твоих со всех сторон, на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе в удел для владения ею, сотри память об Амалеке из поднебесной; не забудь».

Раши в следующим образом разъясняет значение слов: «сотри память об Амалеке»: «Истреби и мужчину и женщину, и дитя и младенца, и быка и агнца (см. I Шмyэль15, 3), чтобы не упоминалось имя Амалека даже в связи со скотиной, чтобы не сказали: Это животное принадлежало Амалеку".

Итак, заповедь «стирания памяти» об Амалеке в своем первичном буквальном значении предполагает полное истребление этого народа. Истребление, которое было предписано царю Шаулю, и которое он выполнил не со всей строгостью, в результате чего Амалек сохранился, смешался с другими народами, но при этом, по-прежнему, не боясь Бога, стремится уничтожить Израиль.

Важно подчеркнуть, что даже в древние времена эта заповедь уничтожения не носила абсолютного характера. Во всяком случае, она не отрицает в амалекитянах свободу выбора, в том числе их возможность и право принять иудаизм. Так Рамбам в «Гилхот малахим» (6) пишет, что прежде чем начать войну с любым народом, следует предложить условие мира. Но это общее положение он отдельно повторяет также и по отношению к семи ханнанейским народам и Амалеку: «если они отказываются жить в мире - заключает Рамбам, - их уничтожают». Таким образом, по Рамбаму, уничтожение Амалека не является чем-то безусловным – Амалек обладает свободой выбора, он волен отказаться от идеи уничтожения евреев, и тем самым сохранить себе жизнь.

Как бы то ни было, война с Амалеком - это оборонительная война, крайняя жестокость которой является эквивалентной ответной мерой. Понятно, что в современных условиях, когда Амалек этнически никак не идентифицируется, буквальное значение заповеди потеряло силу, и «стирание памяти» скорее сводится к обратному - к постоянному воспоминанию о том, «что сделал тебе Амалек».

Выглядит это достаточно абсурдно. Заповедь – в ее состоянии на сегодняшний день - как будто делает невозможным собственное исполнение! Ведь если даже скот амалекитян следовало истребить, чтобы не было повода сказать "Это животное принадлежало Амалеку", то как же тогда быть с тем, что слово «Амалек» записано в Торе, в Вечной книге, ни одно из слов которой никогда не сотрется? («запиши сие себе на память в книгу» Шмот 17:14)

Как можно элиминировать память о том, о котором из года в год приходится читать: «помни.... сотри память об Амалеке из поднебесной; не забудь»? Ведь это то же самое, что повеление: «помнить нельзя забыть».

Все встанет на свои места, если мы обратим внимание, что исходно заповедь «стирания памяти» предполагает также и ее – этой памяти - ясность и твердость: «Помни, что сделал тебе Амалек». Таким образом «стирание памяти» предполагает постоянное воспоминание, подразумевает постоянное противостояние «травмирующему фактору», в противном случае «стирание памяти» превратилось бы в то, что Фрейд назвал «вытеснением».

Вклад Фрейда

В самом деле, человек не желает фиксироваться на неприятностях, он стремится «отвлечься», он ищет развлечений, и порой в самом деле утрачивает всякую память о постигшей его беде. Однако достигнутая беспечность не дается ему даром. Как показал Фрейд, травмирующий фактор никуда не исчезает, и, переместившись из сознательной сферы в область бессознательного, он становится источником всевозможных недугов.

Причем борьба с этими недугами ведется прежде всего средствами выяснения истины, средствами воспоминания. «Вспомни, что тебе сделали другие, вспомни, что ты сделал другим» - внушает Фрейд своим пациентам, и путем мужественного противостояния избавляет их от болезней. В одной из своих лекций Фрейд приводит следующий пример того, что он назвал «вытеснением»: «Молодая девушка, недавно потерявшая любимого отца, за которым она ухаживала, проявляла к своему зятю, за которого только что вышла замуж ее старшая сестра, большую симпатию, которую, однако, легко было маскировать под родственную нежность. Эта сестра пациентки заболела и умерла в отсутствие матери и нашей больной. Отсутствующие поспешно были вызваны, причем не получили еще сведений о горестном событии. Когда девушка подошла к постели умершей сестры, у нее на один момент возникла мысль, которую можно было бы выразить приблизительно в следующих словах: теперь он свободен и может на мне жениться. Мы должны считать вполне достоверным, что эта идея, которая выдала ее сознанию несознаваемую ею сильную любовь к своему зятю, благодаря взрыву ее горестных чувств в ближайший же момент подверглась вытеснению. Девушка заболела. Наблюдались тяжелые истерические симптомы. Когда я взялся за ее лечение, оказалось, что она радикально забыла описанную сцену у постели сестры и возникшее у нее отвратительно эгоистическое желание. Она вспомнила об этом во время лечения, воспроизвела патогенный момент с признаками сильного душевного волнения и благодаря такому лечению стала здоровой.

Пожалуй, я решусь иллюстрировать вам процесс вытеснения и его неизбежное отношение к сопротивлению одним грубым сравнением, которое я заимствую из настоящей нашей ситуации. Допустите, что в этом зале и в этой аудитории, тишину и внимание которой я не знаю как восхвалить, тем не менее находится индивидуум, который нарушает тишину и отвлекает мое внимание от предстоящей мне задачи своим смехом, болтовней, топотом ног. Я объявляю, что я не могу при таких условиях читать далее лекцию, и вот из вашей среды выделяются несколько сильных мужчин и выставляют после кратковременной борьбы нарушителя порядка за дверь. Теперь он «вытеснен», и я могу продолжать свою лекцию. Для того чтобы нарушение порядка не повторилось, если выставленный будет пытаться вновь проникнуть в зал, исполнившие мое желание господа после совершенного ими вытеснения пододвигают свои стулья к двери и обосновываются там, представляя собой «сопротивление». Если вы теперь, используя язык психологии, назовете оба места (в аудитории и за дверью) сознательным и бессознательным, то вы будете иметь довольно верное изображение процесса вытеснения».

Фрейд был атеистом, видящем в человеке сумму психологических механизмов, при этом некоторые его конкретные гипотезы, объясняющие загадки религий и человеческого поведения (например, Эдипов комплекс), весьма спорны. Однако при этом Фрейд с невиданной ясностью раскрыл и развил ряд положений, которые на протяжении веков являлись достоянием иудаизма, в частности идею пагубности подавления желаний и инстинктов. Так, Виленский Гаон писал: «Даже тот, чья натура дурна, не должен во всем идти против своей природы, ибо это у него не выйдет. Но следует приучать себя идти прямым путем в соответствии со своей природой. Например, тот, кто родился под знаком Марса, непременно прольет кровь. Но он может стать резником – путь среднего человека, или моэлем – путь праведника, и не стать грабителем. И об этом написано: «Воспитывай юношу в соответствии с его путем, и даже когда состарится – не свернет с него» (Мишлей 22:6), «Эвен щлема» (1:7).

Чтение главы «Захор» также является хорошим примером на эту тему. Эта практика ясно свидетельствует о том, что иудаизм не только издавна учитывал сосуществование сознательной и бессознательной сфер, но и знал, как они взаимодействуют.

ДЕНЬ ПОБЕДЫ («Пурим» 5770 - 25.02.2010)

Аман был повешен вскоре после того, как гонцы разослали приказ – на другой день после Песаха. Однако сам приказ об истреблении евреев остался в силе, еврейскому народу было лишь позволено себя от антисемитов защищать. Это обстоятельство не всегда доходит до сознания широкой публики, тем более до сознания публики, недолюбливающей семя Авраамово

По поводу одной аберрации

Праздник Пурим, который мы празднуем в приближающиеся дни, с полным правом можно назвать Днем Победы, Днем Победы в том самом смысле, в каком это словосочетание утвердилось в русском языке. Причем аналогия с этой датой (9 мая) интересна также и тем, что и в Пурим (13 адара), и в День Победы (9 мая) был разгромлен один и тот же враг. Аман за тысячелетия до Гитлера вынашивал план окончательного решения еврейского вопроса: «И разосланы были письма с гонцами во все области царские, чтобы истребить, убить и погубить всех иудеев: от отрока до старца, (и) детей, и женщин – в один день, в тринадцатый день двенадцатого месяца, то есть месяца Адара, а имущество их разграбить. Список с указа этого (следует) передать в каждую область как закон, объявленный всем народам, чтобы были они готовы к этому дню. Спешно отправились гонцы по слову царскому, и объявлен был указ этот в крепости Шушан; и царь с Аманом сели пить, а город Шушан был в смятении». (3:13-15)

Аман был повешен вскоре после того, как гонцы разослали этот приказ – на другой день после Песаха. Однако сам приказ об истреблении евреев остался в силе, еврейскому народу было лишь позволено себя от антисемитов защищать. Это обстоятельство не всегда доходит до сознания широкой публики, тем более до сознания публики, недолюбливающей семя Авраамово. Так, в своем опусе "Как делают антисемитом" дьякон Кураев пишет в связи с Пуримом: "Это указ, изданный тогда, когда всякая опасность, нависшая было над евреями, была уже отстранена, когда им уже принадлежала практически вся власть в персидской империи. Есфирь вытребовала у царя указ, позволяющий евреям уничтожать всех по своему желанию, уже после казни самого Амана (Есф. 7,10). Вот библейский текст, из которого ясна последовательность событий: "И сказал царь Артаксеркс царице Есфири и Мардохею Иудеянину: вот, я дом Амана отдал Есфири, и его самого повесили на дереве за то, что он налагал руку свою на Иудеев; напишите и вы о Иудеях, что вам угодно. И позваны были тогда царские писцы в третий месяц, то есть в месяц Сиван, в двадцать третий день его, и написано было все так, как приказал Мардохей. И написал он от имени царя о том, что царь позволяет Иудеям, находящимся во всяком городе, собраться и стать на защиту жизни своей, истребить, убить и погубить всех сильных в народе и в области, которые во вражде с ними, детей и жен, и имение их разграбить, в один день по всем областям царя Артаксеркса, в тринадцатый день двенадцатого месяца, то есть месяца Адара". … "Я понимаю праздник в честь военной победы. Это было открытое и рискованное столкновение, и день победы – это мужской и честный праздник. Но как праздновать день погрома? Как праздновать день убийства тысяч детей? Есть ли другой народ на земле, который с веселием празднует день заведомо безнаказанных массовых убийств? Нет таких аналогов? Тогда позвольте и мне считать злопамятность тех, кто празднует Пурим, уникальной".

В связи с этой кураевской аберрацией, равно как и вообще в связи со всем его опусом "Как делают антисемитом" мне бы хотелось упомянуть книгу блестящего публициста Евгения Майбурда «Богословие ненависти», к сожалению, так до сих пор и не изданную, но доступную в интернете (http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer7/Majburd1.php)

Во времена перестройки в журнале «Даугава» публиковались фрагменты из книги Майбурда, посвященной творяеству Карла Маркса. Яркий литературный стиль, помноженный на мастерство, с которым автор вскрывал жульнические приемы, применявшиеся вождем мирового пролетариата при написании «Капитала», захватывали даже читателя весьма далекого от проблем экономики (по специальности Майбурд – экономист). Ловя дьякона Кураева на тех же мошеннических приемах, к которым прибегал основоположник марксизма, а также и на многом другом, Майбурд написал не просто полезную, но и весьма увлекательную книгу, которую можно смело рекомендовать не только евреям и антисемитам, но вообще, как говорится, самому широкому кругу читателей.

«Богословие ненависти»

Адресуясь к приведенному выше фрагменту из книги Кураева, Майбурд пишет: "Не была отстранена «всякая опасность, нависшая было над евреями». И не принадлежала им «практически вся власть в империи». И не «вытребовала» Эстер у царя новый указ. Цитируя «библейский текст», духовный отец упорно опускает деталь, которая никак не ложится в его версию,... - отказ царя отозвать указ Амана. Заботясь о своем царском достоинстве, не хотел тот публично признать прежний указ неверным. Это его идея – составить новый указ. Как дьякон и соизволил процитировать после своего предыдущего вранья. Ложь громоздится на ложь. И плевать, в конце концов, - перевод врет или сам дьякон. Один другого стоит. Врут оба. Ибо текст составленного Мордехаем указа - в двукратном (!) изложении Кураева - фальсифицирован. Так, чуть-чуть. Одно-два слова. Даю правильный перевод: «Сатрапам и начальникам <...> Царь разрешил иудеям каждого города собраться и встать на защиту жизни своей: истреблять, убивать и губить всех из народа или области, кто вооружился, чтобы напасть на них с женами их и детьми и разграбить их имущество» (8:11).

«Убийства тысяч детей» есть плод больной фантазии дьякона, оплодотворенной искаженным переводом. Но ведь правда - веселятся евреи, справляя это событие как большой праздник. Что за народ, черт побери! Что за вековая злопамятность! Евангелия на них нет!

А давайте прикинем – какова была «цена вопроса»? Персы завоевали Вавилонскую империю, которая содержала сто двадцать семь провинций «от страны Оду до страны Куш» (Эст.1:1). В переводе - от Индии до Эфиопии. Вся тогдашняя ойкумена. Рима еще не было. Где-то на задворках ойкумены две деревушки, Афины и Спарта, еще не начали свои всемирно знаменитые Пелопонесские войны, исход которых ничего не значил для остального мира. Где-то еще дальше есть финикийский порт Таршиш (Фарсис) – будущий Карфаген. Но вся тогдашняя цивилизация была здесь. Больше евреи нигде не жили. И амалеково отродье – тоже. Поэтому смысл составленного Аманом указа – истребление всех евреев на свете. То самое «окончательное решение еврейского вопроса». Я понимаю, кого-то может не радовать, что евреи сохранились на земле. А нас, представьте, это радует, и даже очень. Вряд ли мы с Кураевым найдем общий язык в этом пункте. Но то – его проблемы.

Это день «погрома», как называет Кураев, есть день избавления нашего народа от тотального уничтожения. Да, согласен, убийства врагов были практически безнаказанными, они были разрешены самим царем, и евреям стали помогать сатрапы и наместники - то есть, местные «силовые структуры». Но предшествовало этому то, что целый народ оказался на волоске от гибели. Без малейшего повода, без какой-либо вины перед страной и ее населением. Просто потому, что народ этот был – евреи. И, поднапрягшись умом, воздержаться бы г-ну Кураеву от обличений безнаказанных убийств и нашей злопамятности. Точто так же, как в случае войны 1941-45 гг, вопрос стоял: кто кого. Если не мы их – то они нас. Поэтому мы празднуем Пурим, прежде всего, как день победы над смертельным врагом. Мы отмечаем подвиг Эстер и Мордехая. Вот очевидный смысл праздника, ускользающий, к сожалению, от вселюбящего христианского сердца. С этой точки зрения Пурим сродни тем праздникам, что есть у многих народов, когда они вспоминают победу над своими врагами. День Победы... Что весь народ празднует 9 мая? Военную победу? И это тоже, но главный смысл праздника – избавление страны от смертельной угрозы и прославление подвига советского народа».

Итак, у еврейского народа имеются все основания от души и с чистой совестью радоваться в день Пурима, и праздновать его как празднуют день Победы.

АМАЛЕК («Захор» 5769 - 05.03.2009)

"Вечное движение"

В субботу, предшествующую празднику Пурим, из Арон Ха-кодеш достают два свитка Торы. По одному из них читают недельную главу Торы, (в этом году "Тецаве"), по другому читают мафтир – "Помни (Захор), что сделал тебе Амалек", завершающий недельную главу "Ки теце" из книги Дварим. В честь этого чтения эту субботу называют "Шабат Захор".

Вот этот текст: "Помни, что сделал тебе Амалек на пути, когда выходили вы из Египта. Как он встретил тебя на пути и перебил позади тебя всех ослабевших, а ты был изнурен и утомлен, и не побоялся он Бога. И вот, когда успокоит тебя Господь, Бог твой, от всех врагов твоих со всех сторон, на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе в удел для владения ею, сотри память об Амалеке из поднебесной; не забудь" (25:17-19)

Итак, Амалек – это исконный враг Израиля, стремящийся его уничтожить. "В каждом поколении, - как говорится в пасхальной Агаде, - встают на нас враги, чтобы погубить нас, но Бог спасает нас из их рук». Как мы видим, движение, направленное против еврейства – это такое же давнее и вечное движение, как и сам иудаизм. Что же это за движение? Что объединяет пестрых и разноголосых недругов Израиля?

В последние полтора столетия за этой вековой ненавистью закрепился термин "антисемитизм" (впервые его применил немецкий публицист Вильгельм Марр в своем памфлете «Победа германизма над еврейством»). При всей узости и новоиспеченности расовой ненависти по отношению к евреям со стороны "арийцев" этот термин немедленно применили к всевозможным проявлениям ненависти к евреям на протяжении всей истории. В том числе "антисемитизмом" стали называть тянувшиеся на протяжении столетий преследования евреев со стороны христиан. Действительно, когда-то религиозные страсти кипели. Когда-то христиане видели в Израиле лишенную подлинной жизни "сброшенную оболочку", и делали все для того, чтобы "вернуть Израиль к жизни" в крещенской купели. Но что общего у светской расовой концепции с этими религиозными причудами? Или что общего у этого термина с тем лукавым жидоедством, которое наблюдается в современной Европе? В самом деле, сегодня в цивилизованном мире уже мало кто стремится "реанимировать" евреев обращением в христианство: пусть себе остаются при своем глупейшем заблуждении. Причем, это усталое безразличие нам пытаются сбыть сегодня под видом уважения к религиозным свободам.

Как бы то ни было, европейцы чрезвычайно гордятся собой, утверждая, что антисемитизм в их странах побежден практически полностью, то есть почти в такой же мере как чума или холера. Конечно, сохранились еще такие отрицательные явления, как поджоги синагог и осквернение еврейских могил, но в целом евреи такие же полноценные граждане развитых стран, как их арабское и коренное население. Опыт Катастрофы не прошел даром, и теперь никто в Европе серьезно не помышляет об изгнании ни иудеев, ни тем более мусульман. При этом многие европейцы полагают, что на антисемитизм вообще следует смотреть шире, а именно как на ксенофобию, которую в тех или иных обстоятельствах на себе испытывают все, в том числе арабы. Антисемитизм – это просто ксенофобия с давней традицией, и как и всякая ксенофобия он, конечно же, заслуживает всяческого осуждения.

Антисемитизм, – скажут они, – это гадость. Но антисионизм - это совсем другое дело, антисионизм – это "политика": в Палестине евреи выступают в качестве колонизаторов, в качестве угнетателей местного арабского населения. Они, например, выставляют блокпосты, препятствующие коренному населению добираться до своих рабочих мест, и это не может не вызывать законного протеста. Придите к мирному соглашению с палестинцами, отступите к границам 1967 года, а там посмотрим.

Имя врага

Подобные утверждения правильны в одном, а именно в том, что слово "антисемитизм" весьма узкого плана и явно устарело. Оно обозначает не то, что имеется в виду, тем самым позволяя "истинному антисемитизму" (назовем его пока таким образом) придавать себе вид благопристойности и "интеллектуальной честности". В самом деле, специфика исторического момента такова, что именно антисионизм является сегодня передовой идеологией того самого расового антисемитизма, который открыто заправлял политикой вчера, а сегодня, лукаво вызывая огонь на себя, позволяет успешней дискредитировать еврейство и эффективней добиваться его уничтожения.

Легко можно поверить тому, что большинство европейцев искренне убеждены в том, что в "Палестине" идет речь о "мире", что стоит, наконец, выставить евреев с "оккупированных территорий", как ягненок уляжется рядом с волком. Но те, кто хоть немного в курсе происходящего, знают, что "справедливое решение палестинской проблемы" – это лишь мелкая тактическая задача на пути к общей стратегической цели – "демонтажа сионистского образования". Как выразился Анвар Садат уже после войны Судного дня: "Наша задача вернуть Израиль к границам 1967 года, остальное доделают наши дети".

Но и "остальное" – это еще не все. В самом деле, и евреям и их врагам очевидно, что судьба еврейского народа напрямую связана с существованием государства Израиль, уничтожение которого – если оно, не приведи Боже случится - приведет к полному обессмысливанию еврейской истории, и, как следствие этого, к ускорению и без того стремительной еврейской ассимиляции во всем мире. Без государства Израиль еврейская история рискует прекратить свое существование (речь, разумеется, идет об "объективных" тенденциях, а не о "субъективной" воле Того, кто пишет эту еврейскую историю, и опираясь на беспрецедентную жизнестойкость своего избранника, придает этой истории самые непредвиденные обороты).

Как бы то ни было, антисионизм - это движение, направленное в первую очередь на "окончательное решение еврейского вопроса". Но что же представляет собой само это "вечное движение", которое, именуя себя сегодня антисионизмом, продолжает дело вчерашнего гитлеровского антисемитизма, пришедшего в свою очередь на смену другим формам смертельной ненависти к народу Израиля?

Как мы убедились, внешний по отношению к Израилю мир не обладает таким определением. Ответа на этот вопрос, по-видимому, следует искать в самой еврейской традиции. Нам следует называть этих врагов не только так как они величают себя сами, но в первую очередь также и их вечным библейским именем – то есть "Амалеком", "потомками Амалека". Как вместо политкорректного эвфемизма "западный берег" следует говорить Иудея и Самария, также и наряду с эвфемизмами "антисемит" и "антисионист" следует шире использовать слово Амалек. Тогда мы увидим и поймем больше в той войне, которая ведется сегодня против нас.

Амалек отличается от любого другого врага Израиля тем, что он не ограничен каким-то узким обвинением против еврейства (казнь Христа, потребление крови христианских младенцев, ростовщичество, спаивание гоев, и т.п.), его не устраивает еврейство как таковое, он не может смириться с еврейским избранием, видя в нем отрицание универсальных человеческих ценностей, отрицание основ. Привлекая все мыслимые частные обвинения, Амалек не терпит в евреях главного – их избрания Богом; он не терпит Бога, не терпит Его образа в себе самом. Этот образ ужасает и шокирует его.

Сегодня Амалек говорит: Вы воображаете о себе, что вы избранные? Продолжайте это воображать сколько вам вздумается, но только где-нибудь в другом месте, а не в "Палестине"!" Говорит он так, но понимает при этом, что без избранной земли нет и избранного народа.

Распространение и расширение в европейских странах антисионистских настроений опирается сегодня прежде всего лишь на одно из многочисленных обвинений в адрес евреев - «угнетение палестинцев». Человек, обвиняющий евреев в нарушении прав арабов, может совсем не быть Амалеком и искренне считать, что он просто хочет восстановить справедливость. Однако Амалек не может не быть сегодня антисионистом, не может уже хотя бы потому, что сегодня именно в антисионизме ему справедливо видится самое эффективное орудие для достижения его сверхзадачи - уничтожения народа Израиля.

ПУРИМ КРУГЛЫЙ ГОД («Пурим» 5768 - 20.03.2008)

Песах и Пурим – это два религиозных предела: с одной стороны максимальная явленность, с другой – полная сокрытость. И два этих предела постоянно сопрягаются каждый Божий день.

Хронология Пурима

Как известно, Пурим празднуется 14 адара, в день, следующий за тем днем, на который был назначен всеассирийский еврейский погром. Этой дате предшествует дневной пост в память о том посте, который объявил Мордехай и Эстер после того, как Ахашверош обнародовал свой указ (Эстер 4:16).

Уже одно это обстоятельство ясно показывает, что праздник Пурим, являясь вполне локальной датой, охватывает собой события целого года. Ведь пост, объявленный Мордехаем и Эстер, имел место не в Пурим, а в Песах, он проводился не 13 адара, а 13, 14 и 15 нисана, то есть одиннадцатью месяцами раньше.

Более того, если принять во внимание не саму дату, когда враги евреев были упреждены и разгромлены, а дату, в которую сменился жребий, то есть поменялись планы и настроения Ахашвероша, то праздновать Пурим следовало бы 16 или 17 нисана, что опять же отчасти и имеет место. Действительно, в странах галута, где Песах празднуется дважды, во время второго седера – 16 нисана, принято вспоминать не только об исходе из Египта и о первой пасхальной трапезе, но и о пире Ахашвероша, Эстер и Амана. Таким образом, не только события Песаха отображаются в Пуриме, но также и события Пурима отображаются в Песахе.

Сама хронология событий достаточно ясно обозначена в свитке Эстер и уточнена в Мидраше (Эстер раба): "В первый месяц, то есть в месяц Нисан, в двенадцатый год (царствования) царя Ахашвероша, бросали пред Аманом пур, то есть жребий, изо дня в день и из месяца в месяц (до) двенадцатого (месяца), он же месяц Адар". (3:7).

Накануне Песаха уже все было решено. Мы читаем: "И призваны были писцы царские в первый месяц, в тринадцатый день его, и предписано все, как приказал Аман, сатрапам царским, и начальникам областей, что над каждой областью, и сановникам каждого народа, каждой области – письменами ее и каждому народу на языке его; написано было (это) именем царя Ахашвероша и скреплено (печатью) перстня царского. И разосланы были письма с гонцами во все области царские, чтобы истребить, убить и погубить всех иудеев: от отрока до старца, (и) детей, и женщин – в один день, в тринадцатый день двенадцатого месяца, то есть месяца Адара, а имущество их разграбить". (3:12-13)

Три дня (в том числе сам праздник Песах) Мордехай, Эстер и евреи престольного города Шошана провели в посте (4:16). На третий день (16 нисана) Эстер предстала перед Ахашверошем: "И было: на третий день оделась Эстер по-царски и стала во внутреннем дворе царского дома против дома царя; а царь сидел на царском престоле своем в царском доме против входа в дом". (5:1)

На другой день назначается пир: "Если снискала я милость в глазах царя, и если угодно царю исполнить желание мое и выполнить просьбу мою, то пусть придет царь с Аманом (и завтра) на пир, который я приготовлю для них, и завтра сделаю я по слову царя" (5:8).

При этом Ахашверош вспомнил о Мордехае: "В ту ночь не спалось царю, и повелел он принести памятную книгу летописи, и читали ее царю. И найдена была запись о том, как рассказал Мордехай о Бигтане и Тэрэше, (о) двух евнухах царских из стражей входа, которые замыслили наложить руку на царя-Ахашвероша". (6.1-2).

На другой день произошел пир и был повешен Аман: "И пришел царь с Аманом пировать с царицей Эстер. И в (этот) второй день сказал царь Эстер (в то время) когда пили вино: (скажи), что за желание у тебя, царица Эстер? И будет оно исполнено. И в чем просьба твоя? Хоть полцарства (проси), – выполнено будет. И отвечала царица Эстер, и сказала: если снискала я милость в глазах твоих, царь, и если угодно царю, то пусть будет дарована мне жизнь моя – по желанию моему, и (жизнь) народа моего – по просьбе моей, Потому что отданы мы, я и народ мой, на истребление, убиение и погибель… И отвечал царь Ахашверош, и сказал царице Эстер: кто это и где он, тот, что осмелился сделать так? И сказала Эстер: недруг и враг – это злобный Аман. … Вышло слово это из уст царя, – и накрыли лицо Аману. И сказал царю Харвона, один из евнухов: вот и дерево высотой в пятьдесят локтей, которое приготовил Аман для Мордехая, говорившего во благо царю, стоит у дома Амана. И сказал царь: повесьте его на нем! И повесили Амана на дереве, которое приготовил он для Мордехая. И гнев царя утих". (7:1-10)

Пурим и Песах

Но почему вообще вся эта история затянулась на год, установив посреди еще одну – впрочем, никем не отмечаемую - пуримную дату -23 сивана (8:9)?

Исключительно по той причине, что Ахашверош вовсе не отменил свой погромный указ, а лишь позволил евреям обороняться, как сказано: "И сказал царь Ахашверош царице Эстер и Мордехаю иудею: вот, отдал я Эстер дом Амана, а его повесили на дереве, за то что поднял он руку свою на иудеев. А вы напишите о иудеях то, что вам угодно, именем царя и скрепите (печатью) перстня царского, потому что того, что написано именем царя и скреплено перстнем царским, нельзя отменить" (8:7-8)

Ахашверош лишь позволил евреям защитить свои жизни: "Царь разрешил иудеям каждого города собраться и встать на защиту жизни своей: истреблять, убивать и губить всех вооружившихся из народа и из области, тех, кто (готов) напасть на них, – с детьми и женами, и разграбить имущество их. В один день во всех областях царя Ахашвероша, в тринадцатый день двенадцатого месяца, то есть месяца Адара" (8:11)

Итак, мы видим, что решающие события, связанные с Пуримом, имели место не только в Адаре, но и в Нисане, что связь этих праздников, этих дат – смыкающих уходящий год (месяц адар - последний месяц) с годом наступающим (нисан - первый месяц) – самая прямая.

Действительно, события Песаха отчасти сходны с событиями Пурима.

Паро по существу задумал уничтожить еврейский народ, распорядившись убивать новорожденных мальчиков и наложив на евреев непосильный труд. Но именно в тот момент, когда он был совсем уже близок к цели, все перевернулось. Всевышний призвал Моше, и через год, сопровождавшийся десятью казнями, избавил еврейский народ.

Если между этими праздниками и имеется какое-то по-настоящему содержательное различие, то оно то самое, которое лежит на поверхности: если при "переворачивании" судьбы во времена Песаха Всевышний был предельно явлен, предельно открыт избранному народу в казнях и чудесах, то при "переворачивании" в период Пурима, Он был предельно сокрыт. Как мы помним, имя Эстер означает сокрытие, а имя Божие ни разу не упоминается в свитке, названном ее именем.

Песах и Пурим – это два религиозных предела: с одной стороны максимальная явленность, с другой – полная сокрытость. И два этих предела постоянно сопрягаются каждый Божий день. Разумеется, сопряжение это должно иметь свою меру. Карнавал вообще должен знать свое место, он должен отмечаться раз в году. Раз в году люди выходят из собственных границ, именно потому что в течение года они в них держатся. Это общечеловеческое требование, которое нашло свое выражение в народной пословице – делу время, потехе – час.

Но при этом время все же никогда не должно забывать о потехе. В конце концов нельзя и слишком серьезно предаваться "делу". Стянувшись, как праздничная дата – в одну точку, Пурим по существу длится круглый год, предоставляет возможность вспомнить о себе всегда.

В завершении можно упомянуть еще об одной карнавальной параллели между Пуримом и Песахом. Не секрет, что на протяжении веков в еврейском карнавальном быту пасхальное повешение Амана обыгрывалось с пасхальных повешением Иисуса из Назарета. Между тем к такого же рода карнавальному обыгрыванию можно отнести историю, приведенную в трактате Мегила (7.б). В ней рассказывается, что Рава однажды так усердно выполнил предписание охмелеть на Пурим, что убил попавшего ему под горячую руку раби Зера…. и ни больше, ни меньше как воскресил его!

ПУРИМ И СУДЬБА ИЗРАИЛЯ («Пурим» 5764 - 06.03.2004)

Праздник Пурим, который мы празднуем сегодня, основан на событиях периода вавилонского пленения, описанных в свитке Эстер. Потомок Амалека ненавистник евреев Аман с помощью гадательного жребия (“пура”) высчитал наиболее благоприятный день для истребления еврейского народа. Он убедил царя Ахашвероша, чтобы тот приказал уничтожить в этот день всех евреев, населяющих ассирийскую империю. Однако с помощью царицы Эстер Аман был разоблачен как клеветник и повешен. Причем день, запланированный Аманом для окончательного решения еврейского вопроса, оказался днем расправы с его собственными сподвижниками. День бедствия обернулся днем торжества и победы над врагами.

В свитке “Эстер” ни разу не упоминается имя Вс-вышнего, а само имя Эстер означает “сокрытие”. Это расценивается традицией в том смысле, что даже в тот миг, когда Вс-вышний выглядит оставившим Свой народ, Он пристально следит за его судьбой.

Таким образом, можно сказать, что праздник Пурим посвящен таинственной судьбе Израиля, посвящен ее непредсказуемости, ее неоднозначности и чудесной переменчивости.

В Талмуде говорится, что “у Израиля нет судьбы” (“Эйн мазаль леИсраэль”). И пожалуй, ничто так не иллюстрирует это общее положение, как история царицы Эстер.

Аман бросал “пур” - магический жребий, который показывал, какой день с “энергетической” точки зрения наиболее подходящий для претворения в жизнь его плана по окончательному решению еврейского вопроса. Но Вс-вышний оказался над всеми “энергиями”, проявил Себя как верховный властитель.

В обычной ситуации люди обращаются не к “пуру”, а к гороскопам. Нет сомнения в том, что вычисленный Аманом день мог бы быть обнаружен так же и астрологом. А следует заметить, что в связи с астрологией учение иудаизма о “судьбе Израиля” глубоко и детально разработано.

Иудейская астрология существует, но она однозначно отрицает предопределенность еврейской судьбы, отрицает зависимость Израиля от прямых астральных влияний.

В книге Зоар говорится: “С того времени, как Тора была дана Израилю, евреи вышли из-под власти звезд и созвездий, но если еврей не ходит путями Торы, то возвращается под власть естественных влияний”.

А большой знаток астрологии Ибн-Эзра в комментарии к Дварим, 4:19. пишет: “Хорошо известно, что каждый народ и каждый город находится под какой-то звездой, которая влияет на его будущее, но еврейскому народу выпало счастье, что только Б-г определяет его пути, потому что Израиль - удел Б-га”.

А рабби Моше Хаим Луцато в своей книге “Путь Тв-рца” замечает: “Все происшествия, случающиеся с различными видами материальных объектов, распределились по звездам. Все материальные явления оказались связанными под властью звезд по своим порядкам, чтобы в материальных происходило обновление согласно тому, какое воздействие произойдет из этой системы в соответствии со связью, которой будет с ней связан каждый человек… Однако возможно, что порожденное звездами будет отменено высшей стоящей над ними силой. И об этом сказали (Гемара, Шаббат, 156-а): “Над Израилем нет созвездий” (“Дерех-Ашем”, 7:2-4).

События, описываемые в свитке Эстер, прекрасно подтверждают это коренное положение иудаизма - “тшува”, благотворительность и молитва могут изменить самую неблагоприятную ситуацию, раскаяние может перевернуть с ног на голову любую астральную предопределенность.

Но тем самым Пурим как бы раскрывает другое - иудейское - понимание судьбы, выявляет одну действительную особенность еврейского существования: Израиль обладает удивительной способностью к самовозрождению.

Израиль не подчинен звездам, но тем не менее традиция сравнивает его с луной. Подобные солнцу великие империи и народы восходят и закатываются, а луна - Израиль остается на историческом небосводе всегда. И как луна, которая то убывает, то, на миг исчезнув, прибывает, так и Израиль: казалось бы, он уже сошел на нет, казалось бы, его уже невозможно разглядеть в этом мире, и вот он уже снова крепнет и набирает силу. В этом отношении можно сказать, что праздник Пурим - это праздник еврейской судьбы.

СУДЬБА И СМЕХ («Пурим» 5762 - 26.02.2002)

Судьба Израиля

Праздник Пурим, который мы празднуем в эти дни, основан на событиях периода вавилонского пленения, описанных в свитке Эстер. Ненавистник евреев Аман с помощью гадательного жребия («пура») высчитал наиболее благоприятный день для истребления еврейского народа. Он убедил царя Ахашвероша, чтобы тот приказал уничтожить в этот день всех евреев, населяющих ассирийскую империю. Однако с помощью царицы Эстер Аман был разоблачен как клеветник и повешен. Причем день, запланированный Аманом для окончательного решения еврейского вопроса, оказался днем расправы с его собственными сподвижниками.

Таким образом, можно сказать, что праздник Пурим посвящен таинственной судьбе Израиля, посвящен ее непредсказуемости, ее неодназначности и характерной переменчивости.

В Талмуде говорится, что «у Израиля нет судьбы» («Эйн мазаль леИсраэль»). И пожалуй, ничто так не иллюстрирует это общее положение, как история царицы Эстер.

Иудейская астрология существует, но она отрицает предопределенность еврейской судьбы, отрицает зависимость Израиля от прямых астральных влияний. События, описываемые в свитке Эстер, прекрасно подтверждают это коренное положение иудаизма – «тшува» может изменить самую неблагоприятную ситуацию, раскаяние может перевернуть с ног на голову любую астральную предопределенность.

Но тем самым Пурим как бы раскрывает другое – иудейское - понимание судьбы, выявляет одну действительную особенность еврейского существования: Израиль обладает удивительной способностью к самовозрождению. Израиль не подчинен звездам, но тем не менее традиция уверенно сравнивает его с луной. Подобные солнцу великие империи и народы восходят и закатываются, а луна - Израиль появляется на небосводе и днем и ночью. И как луна, которая то убывает, то, на миг исчезнув, прибывает, так и Израиль: казалось бы, он уже сошел на нет, казалось бы, его уже невозможно разглядеть в этом мире, и вот он уже снова крепнет и входит в силу. В этом отношении можно сказать, что праздник Пурим – это праздник еврейской судьбы.

«Покорных судьба ведет, непокорных - тащит», - говорили древние греческие мудрецы. Но еврейские мудрецы учат возвышаться над судьбой, учат открывать измерения, в которых судьба теряет смысл, в которых судьба преодолевается.

Еврейские мудрецы не учат идти против своей природы, а тем самым и против своей судьбы, но они учат ее очеловечивать. Так, Виленский Гаон писал: «Даже тот, чья натура дурна, не должен во всем идти против своей природы, ибо это у него не выйдет. Но следует приучать себя идти прямым путем в соответствии со своей природой. Например, тот, кто родился под знаком Марса, непременно прольет кровь. Но он может выучиться на резника, что будет путем среднего человека, или на моэла, что будет путем праведника, и не стать грабителем. И об этом написано: «Воспитывай юношу в соответствии с его путем, и даже когда состарится - не свернет с него» (Мишлей 22.6)

Наша судьба – это наши природные данные, но сами мы – это не наши природные данные и, тем самым, мы выше судьбы и влияем на нее. Виктор Франкл рассказывает о двух братьях - близнецах (т.е. людях, заведомо имеющих общий гороскоп), «один из которых стал изобретательным преступником, а другой изобретательным криминалистом. Изобретательность могла быть передана по наследству, но стать преступником или криминалистом, как в этом случае, - это вопрос отношения. Наследственность - это не более чем материал, из которого человек строит сам себя. Это не более чем камни, которые могут быть использованы, а могут быть отвергнуты строителем. Но сам строитель не из камней.»

Именно за счет такого изменения отношения к собственным качествам и строится изменение судьбы. Именно за счет этой особенности живо и действенно талмудическое изречение «Эйн мазаль ле-Исраэль» - «У Израиля нет судьбы».

Но одновременно (и это очень существенная деталь) праздник Пурим - это карнавал. И на этой особенности Пурима, на связи судьбы и смеха, стоит отдельно остановиться.

Шутка без границ

Бесспорно, что присущее евреям чувство юмора всегда способствовало их выживанию. Человека осмеивают – его держат за вещь, его низводят до уровня вещи. Но на это он отвечает юмором. Он выворачивает наизнанку ситуацию, в которой он фигурирует как вещь, он осмеивает осмеявшего и возвращает себе достоинство. Примерно так, как это рассказывается в следующем анекдоте: Еврея выводят на место казни. Убедившись, что от судьбы не уйдешь, он чешет в затылке и говорит: «Ничего себе день начинается!».

Юмор – это один из самых блестящих, самых надежных средств освобождения, один из фундаментальных методов влияния на природу, а тем самым и на судьбу. Как говорил Виктор Франкл: «Юмор относится к существенным человеческим проявлениям; он дает человеку возможность занять дистанцию по отношению к чему угодно, в том числе и к самому себе, и обрести тем самым полный контроль над собой».

На юморе Франкл основал психотерапевтический метод «парадоксальной интенции»: вместо того, чтобы напролом бороться со своим неврозом, который эта борьба лишь подпитывает, больной начинает, посмеиваясь, этому неврозу подыгрывать и… невроз исчезает.

Вот лишь одна из историй, приводимой в этой связи Виктором Франклом: «Пациентка 48 лет страдала от такого сильного тремора, что она не могла взять в руку чашку кофе или стакан воды, не пролив ее. Она также не могла ни писать, ни держать книгу достаточно неподвижно, чтобы ее читать. Однажды утром мы с ней сидели вдвоем друг напротив друга, и ее в очередной раз начала бить дрожь. Тогда я решил испробовать парадоксальную интенцию с настоящим юмором и начал: «Как насчет того, чтобы устроить соревнование по дрожи?». Она: «Как вас понимать?» Я: «Посмотрим, кто из нас может трястись быстрее и кто дольше». Она: «Я не знала, что вы тоже страдаете от тремора». Я: «Нет, конечно, нет, но если я захочу, то я могу» (И я начал – и еще как!) Она: «Ну! У вас получается быстрее, чем у меня». И она со смехом стала пытаться ускорить свою дрожь. Я: «Быстрее, давайте, вы должны трястись гораздо быстрее». Она: «Но я же не могу – перестаньте, я больше не могу». Она действительно устала. Она встала, пошла на кухню, вернулась с чашечкой кофе в руке и выпила ее, не пролив ни единой капли».

При этом важно понимать, что любой невроз – это плод человеческого признания своего бессилия перед судьбой, когда судьба понимается как неотвратимый всеподавляющий рок. Невроз – это впечатывание рока в саму плоть человека. Но юмор способен победить даже рок.

В Пурим евреи смеются. При этом важно отметить, что карнавал включен в празднование Пурима не внешним образом, а как его внутренняя неотъемлемая характеристика. И это весьма знаменательно. В этой особенности Пурима просматривается важнейшая характеристика всего иудаизма как религии.

Любая религия характеризуется консерватизмом и обнаруживает ту или иную степень некритичности. Иудаизм не исключение. Более того, как мне уже доводилось отмечать, относительно общей рациональной самокритичности у иудаизма имеются свои специфические сложности. Однако на уровне юмора в еврейском мире все обстоит вполне благополучно, во всяком случае гораздо лучше, чем во многих других традициях.

Ислам вообще не знаком с карнавальной традицией, не знаком с высмеиванием религии. В исламе ироническое отношение к религии совершенно недопустимо, что в определенной мере свидетельствует о тоталитарном характере этой религии. Только тоталитарная власть воспринимает сатиру в свой адрес как святотатство.

В христианском мире карнавалы были крайне распространены. Вышучивать религию было принято даже в самые темные времена инквизиции. Причем в карнавалах участвовали и церковники. И все же этот смех был внешним смехом. Официально церковь порицала карнавалы и лишь терпела их. И только иудаизм включил карнавал в самое сердце своей традиции. Один день в году евреи от души смеются не только над своими врагами, не только над самими собой, но… и над своими святынями, делая их тем самым еще более близкими и родными.

И здесь мы видим другую важную примету Пурима - шутка в этот день не знает границ. Пурим – это действительно карнавал, т.е. такое праздничное веселье, которое позволяет себе смеяться решительно над всем, включая родную религию.

Действительно, Пурим отмечен вышучиванием не только сильных мира сего, но и духовных авторитетов. Этот день отмечен пародированием самых разнообразных религиозных сфер: шуточные проповеди, потешные комментарии и славословия сыпятся в этот день с уст религиозного еврея.

Передо мной копия классического листа Талмуда. Посреди Мишна, под ней Гемара, по краям Раши и Тосафот. Между тем, написано в этой «Мишне» следующее: «Когда стреляют в Гило по арабам («бааравим»)? С часа, когда Танзим входит в Бейт-Джаллу с оружием своим и до полуночи. Другие говорят: до первой зари». Далее эта Мишна живо обсуждается в соответствующих комментариях: «БААРАВИМ. Одни говорят: по вечерам (бааравим). Другие: по сынам Ишмаэля, по арабам (бааравим)». … Раби Авигдор из Нокдим и раби Йоси из Мереца – спорят. Один говорит: (стреляют) по арабам («бааравим»), другой (стреляют) – арабы («гааравим»). По ходу выяснения этого вопроса мы встречаем множество блестящих образцов талмудического красноречия, как например: «Сказал раби Сильван Шалом: если бы все моря превратились в чернила, все соломинки в писчие перья, небеса - в пергамент, а все люди - в писцов, то и тогда бы невозможно было описать все те зигзаги, которые совершил Барак за полтора года своего правления».

Это карнавальное измерение иудаизма - признак того, что сама эта религия готова отнестись к себе критически, что она сознает, что включает в себя не только вечный и духовный компонент, но и компонент человеческий, что этим компонентом в религии многое проникнуто и, что над ним не грех посмеяться.







Еврейская глубинная мудрость - регулярные материалы от р. Меира Брука

 

Недельная глава Торы -

Parashat Ha'Azinu - 23 September 2017






Еврейская глубинная мудрость - регулярные материалы от р. Меира Брука

Aryeh Baratz: arie.baratz@gmail.com      webmaster: rebecca.baratz@gmail.com