ТЕОЛОГИЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ КУЛЬТУРА И КУЛЬТ МАТЕМАТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ РОМАНТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ ЕВРЕЙСКИЕ ПРАЗДНИКИ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - БЕРЕШИТ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ШМОТ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ВАИКРА НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - БЕМИДБАР НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ДВАРИМ ЛИКИ ТОРЫ ПРЕЗУМПЦИЯ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ ДВА ИМЕНИ ОДНОГО БОГА ТАМ И ВСЕГДА HOME POLISH ENGLISH HEBREW E-MAIL ФОТОАЛЬБОМ ПУБЛИЦИСТИКА ИНТЕРНЕТ
Недельные чтения - Бе-Хуккотай
top.mail.ru

НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ

ВАИКРА (ЛЕВИТ)

Бе-Хуккотай

ЦАРСТВО ОТ МИРА СЕГО (5775-2015)
РАЗУМ И ВЕРА (5774-2014)
В РАМКАХ ПРАВОВОГО ПОЛЯ (5773-2013)
ИЗОБРЕТЕНИЕ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА (5772-2012)
СПРАВЕДЛИВАЯ МЕРА (5769-2009)
ИЗГНАНИЕ ДУШИ (5768-2008)
ПРЕЗУМПЦИЯ БОЖЕСТВЕННОЙ НЕВИНОВНОСТИ (5766-2006)
ЗАГАДКА РАССЕЯНИЯ (5765-2005)
ПРЯМОЕ ЕВРЕЙСКОЕ ДЕЙСТВИЕ (5764-2004)
ТУПИКИ ЗЛОЙ ВОЛИ (5763-2003)

ЦАРСТВО ОТ МИРА СЕГО («Бе-хуккотай» 5775 - 15.05.2015)

Согласно исходному иудейскому подходу, который, как показывает Маккоби, просто не мог не разделять Иисус, Царствие Божие призвано быть построено в первую очередь на земле, а уж загробное воздаяние приложится вместе с прочими благами.

Ветхое и новое

В недельной главе «Бехуккотай» Всевышний предрекает, что ожидает еврейский народ в том случае, если он будет выполнять заповеди, и в том, если не будет: «Если вы по уставам Моим будете поступать и заповеди Мои соблюдать будете,… то Я дам дожди вам вовремя, и земля даст урожай свой,… И будете есть хлеб свой досыта, и будете жить спокойно на земле вашей…. А если не послушаете Меня и пойдете против Меня, То Я пойду в ярости против вас и накажу вас всемеро против грехов ваших. ..сделаю города ваши пустынею, и опустошу святилища ваши… А вас рассею между народами и обнажу вслед вам меч, и будет земля ваша пуста, и города ваши будут руинами» (26:3-33).

Эти и подобные им места Торы внимательно читают не только евреи, но и нееевреи, и последние на их основании обыкновенно приходят к нелестным выводам относительно еврейской морали – с одной стороны в основу религиозности положена система кнута и пряника, а с другой - все перечисленные воздаяния носят исключительно посюсторонний характер, без каких-либо намеков на грядущий мир.

Так православный автор проф. Осипов в своей книге «Путь разума в поисках истины», сетует: «Ветхий Завет, особенно Пятикнижие, фактически был религией с ярко выраженной материалистической направленностью. Показателем духовного уровня ветхозаветной религии являются обещания и угрозы Господни, данные Израилю, за исполнение или нарушение им полученного от Бога Закона… Поражает во всех этих обещаниях, наградах и угрозах глубоко земной их характер, отсутствие каких-либо духовных целей, какого-либо учения о Царстве Божием. Нет мысли о вечной жизни, о духовных благах, о спасении. Это слабое звучание в ветхозаветной религии идеи вечного, неземного спасения, высшего духовного идеала наиболее ярко говорит о ее духовном уровне».

То ли дело «Новый завет», который учит не заботиться о земных делах, и собирать себе капитал в загробном мире! То ли дело воздаяние, описанное в Евангелии: «Соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов -- по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира… Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его».

Разумеется, иудаизму известно, что жизнь души не кончается со смертью тела, и даже, что «лучше один час удовлетворения в Грядущем мире, чем вся жизнь в этом» (Авот 4:22), и все же сталкивать «ту» и «эту» жизни как непримиримых антогонистов в иудаизме не принято.

Дело в том, что земное процветание – это лишь другое измерение процветания духовного. Материальный мир создан Богом затем, чтобы именно в нем утвердилось царство правды. Претензия к Торе за то, что она так много говорит о воздаянии в этом мире и умалчивает о том, как души награждаются и наказываются в мире загробном, строится на ложной посылке.

Действительно, претензия эта закономерно возникает в том случае, если мы считаем, что тело – это лишь темница души, что сей мир – это призрачная майя. Ну, а что если, как выразился Мартин Бубер: «На земле решается судьба Бога»? Разве не правильно в этой ситуации акцентировать внимание именно на земных аспектах избавления?

Для того, кто заранее считает, что этот мир никакой ценностью не обладает, что души посылаются в него лишь затем, чтобы выстоять в испытании; что «время» дано лишь затем, чтобы душа могла в утвердиться в «вечности», для них такая претензия к Торе естественна.

Но разве в этом состоит христианское учение? Разве само оно не боролось с отвергавшим мир гностицизмом?

Профессору показалось, что в приведенном отрывке не излагается «какого-либо учения о Царстве Божием». Да о нем одном в этой главе только и говорится!

«Ищите царствия Божия, и все остальное приложится вам» (6:33), умиляются христиане. Но ведь действительный смысл этих слов прямо противоположен тому, который они в него вкладывают! Постройте независимое, справедливое лояльное Всевышнему государство - и вам приложится ни только еда и питье, но и сама вечная жизнь!

Первородный трюк

Искаженное понимание слов «Ищите царствия Божия, и все остальное приложится вам» явилось результатом того первородного христианского трюка, который в следующих словах вскрыл Хаим Маккоби: "Евангелия говорят нам, что когда Иисус применял выражение "Царство Божие" и "Мессия", он имел в виду нечто совершенно отличное от значения, придаваемого этим словам всеми прочими евреями того времени. Но это невероятно по существу. Если он имел в виду нечто совершенно иное, то зачем же он вообще пользовался этими выражениями? Зачем говорить "диктатура пролетариата", если вы на самом деле хотите сказать "Боже, царя храни"? Если Иисус хотел сказать, что царство его не от мира сего, что у него нет никаких политических целей и он абсолютно ничего не имеет против римской оккупации Святой земли, то зачем он стал бы употреблять выражения, которые всей массой его соотечественников понимались как политические и революционные? Евангелия претерпели процесс искажения, в результате которого из них было удалено политическое измерение. Это не ограничилось деполитизацией ключевых фраз "Царство Божие", "Мессия", "спасение", и "сын Давидов", вся политическая атмосфера времени Иисуса была изменена до неузнаваемости. Вместо обстановки бурлящего политического недовольства нам рисуют картину мирной римской провинции".

Итак, согласно исходному иудейскому подходу, который, как показывает Маккоби, просто не мог не разделять Иисус, Царствие Божие призвано быть построено в первую очередь на земле, а уж загробное воздаяние приложится вместе с прочими благами.

Но в действительности и сами христиане неявно признают это положение, признают его своей верой «в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его». Ведь пламя, распаляемое в «пакибытии», распаляется в нем только потому, что что-то пошло не так на земле!

Зачем изгонять в огонь вечный того, кто портил только временный «материальный» мир, если мир этот ничего не значит? Ну убил кто-то кого-то, пусть даже и многих. Они бы и без того умерли. Как можно посылать в неугасимый огонь бессмертную душу, которая всего лишь уничтожила чье-то временное тело?

Христианская идея вечных мучений в качестве наказания за преступления, совершенные во временном мире, может подразумевать только одно – равную ценность «той» и «этой» жизней. Евангельское учение о «вечных муках» с предельной ясностью обнаруживает, что посюстороннее «временное» торжество справедливости - первейшее и важнейшее условие вечного спасения.

Более того, вопреки своей нелепой антииудейской позе, именно христианская цивилизация оказалась самой успешной в обустройстве земного существования. П.Я.Чаадаев, взявший эпиграфом к своим «Философическим письмам» словам Евангелия: «Да приидет Царствие Твое», доказывал именно это: западноевропейское христианство создало самое справедливое общество из всех когда-либо существовавших: «искали истины – нашли свободу и благоденствие».

Итак, первичный план Бога, который люди не позволяют Ему воплотить на земле, обладает высшей ценностью, и только поэтому препятствующие его реализации люди столь сурово (хотя по вере иудаизма, и не вечно) наказываются муками геенома.

В свете того, что случилось в Европе в ХХ веке, и того, что ожидается в ХХI, можно понять тех, кто утратили веру в прогресс и не ждут от истории ничего другого, кроме катастроф. Но иудаизм продолжает настаивать на возможности достижения исторического «хеппи энда», и уж по меньшей мере, усматривает в нем заданную Богом цель: «И будет, в последствии дней утвердится гора дома Господня как вершина гор,.. и устремятся к ней все народы... Ибо из Сиона выйдет Тора и из Иерусалима – слово Господне. И рассудит Он народы, и даст поучение многим народам; и перекуют они мечи свои на орала, и копья свои – на садовые ножницы; не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать» (Иешаягу 2:2-4).

РАЗУМ И ВЕРА («Бе-хуккотай» 5774 - 15.05.2014)

Теологический жанр теодицей сложился в христианском мире в XVII—XVIII веках, как реакция на атеизм, который в значительной мере питался бьющим в глаза несоответствием между идеей благого Творца и реальным положением дел в поднебесной.

Начала и концы

В недельной главе «Бехуккотай» Всевышний предрекает, что ожидает еврейский народ в том случае, если он будет выполнять заповеди, и в том, если не будет. Среди прочего звучат следующие страшные слова: «А если и после сего не послушаете Меня и пойдете против Меня, То Я пойду в ярости против вас и накажу вас всемеро против грехов ваших. И будете есть плоть сынов ваших, и плоть дочерей ваших будете есть. И разорю высоты ваши, и разрушу солнечные кумирни ваши, и повергну трупы ваши на распавшихся идолов ваших, и возгнушается душа Моя вами. И сделаю города ваши пустынею, и опустошу святилища ваши, и обонять не стану благоухания (жертв) ваших. И опустошу Я землю вашу, и изумятся ей враги ваши, поселившиеся на ней. А вас рассею между народами и обнажу вслед вам меч, и будет земля ваша пуста, и города ваши будут руинами» (26:27-33)

Помимо экстремальности страданий в этом предостережении поражает также и их – этих страданий - несообразность: человек наказывается «всемеро против грехов своих», и это при том, что сама же Тора в качестве нормативной предлагает формулу «око за око». Столь значительная диспропорция между грехом и воздаянием за него невольно предупреждает любые вопросы, связанные с так называемой теодицеей – «богооправданием».

Этот теологический жанр сложился в христианском мире в XVII—XVIII веках, как реакция на атеизм, который в значительной мере питался бьющим в глаза несоответствием между идеей благого Творца и реальным положением дел в поднебесной. Особую известность в этом отношении приобрел трактат Лейбница «Опыт теодицеи о благости Бога, свободе человека и происхождении зла» (1710).

Ученый пришел к заключению, что «мы живем в лучшем из возможных миров», что Бог выбирает наиболее благоприятное развитие событий. Бурную полемику по этому вопросу вызвало знаменитое Лиссабонское землетрясение (1755), в ходе которого погибло около 100 тысяч человек, причем монастыри пострадали гораздо серьезнее домов терпимости.

Изыскания в этой области худо-бедно продолжались, между тем ужасы, сопровождавшие Вторую мировую войну, крайне заострили, чтобы не сказать «обнулили», все вековые вопросы. Так католический богослов Иоганн Мец пишет: «Теодицея остаётся провокацией. Этот вопрос о взаимосвязи людских страданий и Бога пронизывает всю историю христианства, иудаизма, всю историю монотеистических религий. Действительно, как можно говорить о Боге, зная о безмерных страданиях человечества, страшным апогеем которых стал Освенцим?»

Апогеем безмерных страданий человечества Холокост делают несколько факторов. Прежде всего, разумеется, поражает размах и рационализация геноцида. До той поры любой самый жестокий погром в основе своей оставался стихийным, а потому сохранял лазейку для избавления. Гитлеровский план «окончательного решения» был неумолим как закон всемирного тяготения.

Но главным образом в Холокосте поражает полное отсутствие какой-либо соразмерности между «преступлением» и «наказанием», соразмерности, которая на протяжении веков усматривалась в любом другом бедствии, сколь бы великим оно ни казалось. В самом деле, сознание коллективной ответственности, в результате которой праведники страдают наравне с грешниками, а также вера в то, что грешники расплачиваются за свои грехи в грядущем мире, а праведники – в этом, на протяжении всей истории, так или иначе, примиряли евреев с их Богом. «Что жалуется человек живущий? Пусть каждый жалуется на собственные грехи» - заключает пророк Иеримиягу после разрушения первого Храма (Эйха 3.39).

Еврейский мир, на протяжении веков привыкший жить в режиме непрекращающихся гонений и мало интересовавшийся теодицеями христиан, в эпоху нацизма как будто бы стал терять самообладание.

Так переживший нацистские лагеря Эмиль Факенхайм пишет: «После событий, связанных со словом "Освенцим", все пошатнулось, ничто не осталось неизменным. Жить так, словно Освенцима никогда не было, или избегать этой темы было бы кощунством. Но как обратиться к Освенциму и сохранить при этом верность к его жертвам? Ничего подобного не случалось ни в еврейской истории, ни за ее пределами. Как только еврейский теолог обращается к Освенциму, он сознает, что может оказаться перед трагическим выбором: сохранить еврейскую веру прошлых веков, пронесенную через все испытания, или остаться верным жертвам нынешнего века. Но на краю этой бездны должно задержаться в великом молчании и терпении".

Наше воображение упорно отказывается ставить газовые камеры в соответствие с каким бы то ни было грехом уничтоженных в них людей. Так еврейский мыслитель французского происхождения Андре Неер пишет: «Мы должны укрепиться на позиции Иова и заявлять: «Я невиновен. Как защитник народа Израиля заявляю, что народ Израиля был и остается поныне невиновным. Это сокрытие Лица».

Между тем именно это «несоответствие» как раз и провозглашает Тора, когда говорит о воздаянии «всемеро против грехов ваших». В самом деле, сказав «всемеро», Всевышний обозначил принцип заведомой несообразности Своей «благости» запредельной эскалации трагических событий. Выражение «накажу вас всемеро против грехов ваших», по существу означает: не надейтесь уловить в Моей ярости какую-либо «систему», не пытайтесь проникнуть в тайну «коэффициентов» Моего воздаяния, не тешьте себя чаянием заглянуть за завесу.

Даже находя то там, то здесь какие-то «концы», какие-то следы «справедливости» и «целесообразности», мы по большому счету обречены на непонимание происходящего. По большому счету «нам не дано постичь ни благоденствия нечестивых, ни страданий праведников» (Перкей Авот» 4:19).

Люди испытывают острую потребность оправдывать Бога перед лицом мирового зла, но как мы видим, сам Бог, предрекая великие катастрофы, как будто бы не считает, что Ему нужно перед кем-то оправдываться. «Теоретическое» богооправдание неизменно сталкивается с принципиальными трудностями, неизбежно вязнет в множестве неизвестных.

Теория и практика

Тем не менее «практическая» теодицея – то есть сохранение доверия к Творцу в любых наличных условиях - является принципиально достижимой задачей, в решении которой общие соображения могут служить только вспомогательным подспорьем.

Сознавая, что в вопросе «Богооправдания» никто не в состоянии выработать стройной «системы», мы в то же время чувствуем, что призваны проявить непосредственное доверие Творцу. Мы не можем понять, каким образом Всевышний допустил Холокост, однако мы не можем не понимать, что отрицая на этом основании Его существование, мы в той или иной степени соглашаемся с нацистами. Так Факенхайм пишет: «Еврею запрещено дарить Гитлеру посмертную победу. Нам повелевается выжить как евреям потому, что память о жертвах Освенцима не должна погибнуть. Нам запрещается отчаиваться в человеке и его мире и уходить в любого рода цинизм или отрешенность, чтобы не сотрудничать в строительстве мира, создавшего Освенцим. Наконец, нам запрещается отчаиваться в Боге Израиля, чтобы иудаизм не погиб».

Теодицея, таким образом, это не столько стройная теория, сколько повседневная отчаянная борьба, продолжающаяся вопреки всякой неопределенности и неустроенности. Предельно четко выразил это положение Лев Шестов в книге "Власть Ключей": "Из того, что человек погибает, или даже из того, что гибнут государства, народы, даже высокие идеалы, никак не "следует", что есть всеблагое, всемогущее, всеведущее Существо, к которому можно обратиться с мольбой и надеждой. Но если бы и следовало, то в вере не было бы никакой надобности; можно было бы ограничиться одной наукой, в ведение которой входят все "следует" и "следовательно".

В РАМКАХ ПРАВОВОГО ПОЛЯ («Бе-хуккотай» 5773 - 02.05.2013)

Евреи имеют право селиться не только на «территориях», освобожденных ЦАХАЛом в ходе Шестидневной войны, но и на тех территориях Иордании, Сирии, и Ливана, где нога израильского солдата никогда не ступала, но которые определяются Торой как Эрец Исраэль.

Призрачное существование

В недельной главе «Бехукотай» говорится о том, что ждет Израиль, если он будет верен завету с Богом, и что – если его нарушит. При этом среди ожидающих еврейский народ бедствий называются такие, которые отражают внутренний психический статус изгнанников. Состояние пугливой потерянности и неадекватности предрекается Торой, как состояние, присущее евреям на чужбине: «Я вселю в сердце их робость в странах врагов их, и погонит их шелест колеблющегося листа, и побегут, как в бегстве от меча, и падут, хотя никто не преследует. И споткнутся друг о друга, как от меча, хотя не преследует никто; и не будет у вас силы противостоять врагам вашим. И погибнете среди народов, и пожрет вас земля врагов ваших. А оставшиеся из вас исчахнут за вину свою в землях врагов ваших» (26:14-34).

Существование еврея в странах рассеяния, даже когда его не преследуют - томительно и призрачно. Он не на месте, он дезориентирован, а его упрямая отчаянная религиозность – лишь духовное упражнение, направленное на то, чтобы не забыть «уставы и законы, которые вам надлежит бережно исполнять в земле, которую дал Господь, Бог отцов твоих, тебе для владения ею» (Двар 12:1). Исполнение этих законов вне Земли Израиля носит условный характер.

На протяжении веков еврейский народ сохранялся благодаря надежде на возвращение, его трезвое и здоровое начало обеспечивалось верой в слова пророков: «Вот, Я соберу их изо всех стран, куда Я забросил их во гневе Моем и в ярости Моей и в великом негодовании; и возвращу Я их на это место, и дам им жить в безопасности. И будут они Мне народом, и буду Я им Богом» (Иерем 32:37).

Однако все то время, пока народ оставался в изгнании, по большому счету он оставался народом - призраком. Аморай рабби Симлай, поднявшийся в Эрец Исраэль из Вавилона, выразил это в следующих словах, вложенных в уста Всевышнего: "Когда вы в стране Кнаан, Я Бог вам. Когда же вы не в стране Кнаан, Я как бы не Бог вам… Когда они на ней (на этой земле), они словно укоренились предо Мною поистине. Когда же они не на ней, их как бы нет предо Мною".

На протяжении веков еврейский народ воспринимал рассеяние как величайшую свою беду и учил из Талмуда, что проживание в Эрец Исраэль равносильно выполнению всей Торы, что в эту землю следует возвращаться при первой возможности. И тем не менее даже сегодня, после возрождения государства Израиль, сотни тысяч евреев предпочитают учить Тору за тысячи километров от Святой Земли, а множество израильских харейдим даже угрожают к ним присоединиться, если их посмеют призвать в ряды ЦАХАЛа!

Это умопомрачение - один из явных признаков той фантомности галутного существования, о которой говорится в нашей главе, а равно и один из общепризнанных источников наших дальнейших национальных бедствий.

Так в трактате Йома (9 б) Реш Лакиш поносил мудрецов Вавилона за то, что те ни во времена Эзры, ни позже не вернулись в Эрец Исраэль. По его мнению, именно это явилось причиной следующего изгнания. В книге рабби Иегуды Галеви «Кузари» звучат те же обвинения: «Сказал Кузари: Если так, то ты проявляешь недостаточную любовь к собственному учению, ты не сделал эту страну предметом своего стремления, местом дома и жизни своей… Сказал рабби: Мне стыдно, хазарский царь! Это – грех, из-за которого Бог до сих пор не исполнил обещанного по отношению ко Второму Храму: «Пой и веселись, дочь Сиона» (Зхарья, 2:14). Божественное действие вернуло бы нам все, как было прежде, если бы весь народ решил добровольно возвратиться. Однако возвратились немногие; большинство, в том числе и великие, остались в Вавилоне, в изгнании и в рабстве, боясь расстаться со своими домами и со своими делами» (2:24).

Право на возвращение

Итак, евреи, безусловно, виновны и в том, что лишились своей родины и в том, что не торопятся в нее возвращаться. Однако это вовсе не значит, что остальные народы должны евреям в этом потакать, что гои должны поддерживать призрачное существование иудеев, разрешая им учить Тору в странах рассеяния, но не позволяя им при этом селиться в Иудее и Самарии.

Евреи имеют безусловное право жить на этих землях. Обычно в защиту этого права приводится тот аргумент, что захватив «Западный берег», Израиль овладел оккупированной (Иорданией) территорией, а не территорией суверенного (палестинского) государства, о создании которого никто до 1967 года и не помышлял. Тем самым Израиль получил право эту территорию контролировать. Реже вспоминают, что никто не отменил решение Лиги Наций, позволяющей евреям свободно селиться на территории Палестины, некогда принадлежавшей Оттоманской империи.

Все это верно. Между тем важно подчеркнуть, что даже если бы Лига Наций в свое время не провозгласила этого права, еврейский народ все равно бы его имел, все равно бы должен был его отстаивать. Обычно в этой связи говорят о «мандате Торы», который пытаются поставить выше международного права и с этим правом столкнуть. Но это совершенно излишне. Это вопросы, которые можно решить, не покидая правового поля.

Евреи именно вправе жить в Иудее и Самарии. То есть вправе не на основании «мандата Торы», который тем самым должны признать все (в то время как до этого дело еще не дошло), а на основании исключительно одной еврейской веры в этот мандат.

Как приверженцы «Общества плоской земли», основываясь на некоторых словах Св.Писания, имеют полное право верить в то, что земля представляет собой диск и издавать свой информационный бюллетень, так же евреи (на основании своего понимания слов Торы) имеют полное право селиться в Шхеме и в Хевроне.

Еще в 1786 году Джефферсон провозгласил принцип религиозной свободы, согласно которому никто не должен ни у кого получать справку, разрешающую ему тем или иным образом верить. Проживание в Эрец Исраэль - это базисное положение иудаизма. Такова специфика этой религии, с которой международное право обязано считаться. Любой еврей имеет неотчуждаемое естественное право селиться в Эрец Исраэль, какое бы политическое и государственное управление не распространялось на тот или иной ее регион. Иными словами, евреи имеют право селиться не только на «территориях», освобожденных ЦАХАЛом в ходе Шестидневной войны, но и на тех территориях Иордании, Сирии, и Ливана, где нога израильского солдата никогда не ступала, но которые определяются Торой как Эрец Исраэль.

Я не говорю о праве евреев (какое бы меньшинство они в этих странах ни составляли) устанавливать еврейскую диктатуру и изгонять прочих граждан, даже если бы еврейская религия этого вдруг потребовала. Такого права у иудеев нет, как его нет у исламского джихада. Но я настаиваю, что оставаясь в рамках правового поля, евреи должны иметь возможность получать гражданство тех стран, которые располагаются на территории Эрец Исраэль и, разумеется, демократически влиять на их дальнейшее развитие.

ИЗОБРЕТЕНИЕ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА («Бе-хуккотай» 5772 - 17.05.2012)

Невероятное пророчество

В недельной главе «Бехуккотай» Всевышний угрожает еврейскому народу изгнанием, но обещает, что гнев Его не будет вечен: «Сделаю города ваши пустынею, и опустошу святилища ваши, и обонять не стану благоухания (жертв) ваших. И опустошу Я землю вашу, и изумятся ей враги ваши, поселившиеся на ней. А вас рассею между народами и обнажу вслед вам меч, и будет земля ваша пуста, и города ваши будут руинами... И Я пойду наперекор им, и уведу их в землю врагов их, тогда может быть покорится непокорное сердце их, и тогда искупят они вину свою, И Я вспомню завет Мой с Яаковом и завет Мой с Ицхаком, и завет Мой с Авраамом вспомню, и землю вспомню, Так как земля эта оставлена будет ими и наверстает свои субботние (годы) в запустении от них, и они искупят вину свою за то, что презирали законы Мои, и постановлениями Моими гнушалась душа их; Но и при всем этом, когда они будут в земле врагов своих, не презрю Я их и не возгнушаюсь ими до того, чтоб истребить их, чтобы нарушить завет Мой с ними; ибо Я Господь, Бог их. И Я вспомню для них завет с предками, которых Я вывел из земли Египетской пред глазами народов, чтобы быть им Богом. Я Господь» (26:32-45)

В те дни, когда из уст Всевышнего прозвучали эти слова, они должны были казаться народу какой-то отвлеченной метафорой, а не реальной угрозой. Как, в самом деле, с триумфом возвращаясь на свою родину после двух веков рабства, можно было всерьез ожидать, что тебя снова ожидает изгнание, и даже не одно? С трудом, должно быть, верилось в ту пору сынам Израиля, что им еще не раз предстоит рассеиваться.

Но с тем большим основанием эти слова производят сильнейшее впечатление на нас - людей последних поколений. После того как это невероятное пророчество действительно неоднократно реализовалось, нужно обладать недюжинной косностью, чтобы не верить в то, что Тора дана с небес, чтобы отрицать, что еврейский народ родился в схватках исхода из египетского рабства, что Израиль избран самим Создателем.

И все же находится немало людей, в том числе и евреев, которые умудряются видеть в Священном Писании сплошную фальсификацию. Некоторые идут дальше и объявляют выдуманной также и всю последующую еврейскую историю. Так Шломо Занд, автор книги «Когда и как был изобретен еврейский народ», договорился не только до того, что приведенные слова Торы имеют весьма позднее происхождение, но и до того, что евреи вообще никогда не были изгнаны из своей родины!

Редактор русского издания книги Занда подытоживает ее в следующих словах: «Реальная политическая история Древнего Израиля началась в сколько-то централизованной форме лишь в IX веке до н. э. (а не гораздо раньше, как до сих пор рассказывается в большинстве исторических книг), исход Израиля из Египта — миф, завоевание Ханаана Иисусом Навином - даже не миф, а этиологический вымысел; «великая империя» Давида и Соломона - неаккуратное позднейшее изобретение. Впрочем, Занду намного важнее разъяснить читателям гораздо более простые исторические факты, общеизвестные всего 60-70 лет назад, а ныне загнанные в подполье... Римляне не изгоняли евреев из Иудеи ни после разрушения Иерусалима в 70 году н. э. (иначе кто восстал бы против них в середине II века?), ни после восстания Бар-Кохбы во II веке (иначе откуда взялся бы еврейский экономический и культурный расцвет III века, века Мишны?), более того, они их вообще не изгоняли; демографический и экономический пики палестинской еврейской истории приходятся на V—VI века н. э., то есть на период византийского владычества. Таким образом, «великое изгнание» евреев из Иудеи выдумано от начала до конца».

Забытое изгнание?

Однако от начала и до конца выдумано все же не окончательное изгнание евреев из Эрец Исраэль (произведенное действительно не в V—VI веках, а в VII веке!), от начала и до конца выдуманным является утверждение, будто бы банальности, повторенные Зандом в его книге, последние 60-70 лет полностью замалчиваются.

Чтобы в этом убедиться, достаточно привести следующий фрагмент из широко известной книги Нетаниягу «Место под солнцем», изданной в 1995 году: «Каким же образом евреи были, в конце концов, изгнаны со своей земли? Распространенное мнение гласит, что евреи обязаны своей бездомностью исключительно римлянам. Считается, что именно римляне, завоевав Палестину и уничтожив еврейское государство, отобрали затем у евреев их землю и обрекли их на многовековое изгнание, которое продолжалось вплоть до самого недавнего времени. Такое представление о еврейской истории широко распространено, но, тем не менее, ошибочно. Разрушение Иерусалимского Храма римлянами в 70 году н.э. было, несомненно, трагическим событием колоссального масштаба, но не оно привело к прекращению еврейского присутствия в Эрец-Исраэль. Поэтому нас не должно вводить в заблуждение частое упоминание о "двухтысячелетнем изгнании". Еврейская национальная жизнь в Эрец-Исраэль продолжалась еще много веков после того, как легионеры сожгли Храм. В 135 году н.э., через шестьдесят пять лет после разрушения Иерусалима, евреи вновь восстали против Рима под предводительством Бар-Кохбы,.. Тремя годами позже восстание Бар-Кохбы было жестоко подавлено, однако Эрец-Исраэль все еще оставалась преимущественно еврейской страной. Вскоре после завершения восстания евреи получили от Рима широкие автономные права, которые оставались в силе более 250 лет... В период многовекового римского владычества в Эрец-Исраэль были созданы такие великие произведения иудаизма, как Мишна и Иерусалимский Талмуд.... Поразительно, но даже в 614 году евреи все еще боролись за возвращение утраченной независимости. Во время персидского вторжения в Эрец-Исраэль многочисленные еврейские отряды, набранные из числа местных жителей, приняли участие в сражениях против правивших в стране византийцев.... Но в 636 году в страну вторглись арабские племена, уничтожившие незадолго до этого процветающие еврейские общины Аравийского полуострова. Гнет Византии был тяжел для евреев, но только под властью арабов евреи превратились в незначительное меньшинство у себя на родине и перестали представлять собой реальную национальную силу в Эрец-Исраэль... В рамках политики военного поселенчества арабы осуществляли массовую экспроприацию земель, домов и прочего имущества. Они также насильственно обращали в рабство местных жителей. В конечном счете эта политика привела к тому, чего не было при прежних завоеваниях: еврейские крестьяне были изгнаны со своей земли».

Верно, что в религиозной среде говорится именно о «Римском», об «Эдомском пленении» («Галут Эдом»). Но это вполне правомочно, поскольку именно римский император положил начало изгнанию и разрушил святилище Живого Бога. Если последний удар по Израилю был нанесен не Эсавом, а Ишмаэлем, то это вовсе не значит, что галут перестал быть Эдомским, или что его вообще не было. Что же касается вопроса: «Когда и как был изобретен еврейский народ?», то ответ на него вполне однозначен: еврейский народ был изобретен (а точнее порожден) Всевышним в 2448 году от сотворения мира, в тот миг, когда Он вывел разросшуюся семью Израиля из египетского рабства.

СПРАВЕДЛИВАЯ МЕРА («Бе-хуккотай» 5769 - 14.05.2009)

Светский сионизм

В недельной главе «Бе-хуккотай» сообщается о тех последствиях, которые ждут Израиль в случае соблюдения или не соблюдения им заповедей Торы: «Если вы по уставам Моим будете поступать… то Я дам дожди вам вовремя, и земля даст урожай свой, и деревья полевые дадут плод свой… И будете жить спокойно на земле вашей… И пятеро из вас прогонят сто, и сто из вас прогонят десять тысяч, и падут враги ваши пред вами под мечом… Если же не послушаете Меня и не будете исполнять все заповеди эти, И если презрите уставы Мои, и если Моими законами возгнушается душа ваша, так что вы не будете исполнять всех Моих заповедей, нарушая завет Мой, То и Я поступлю с вами так; и пошлю на вас ужас, чахотку и горячку, томящие глаза и мучающие душу; и будете сеять напрасно семена ваши, и съедят их враги ваши… И обращу лицо Мое на вас, и будете поражены врагами вашими…. И опустошу Я землю вашу, и изумятся ей враги ваши, поселившиеся на ней. А вас рассею между народами и обнажу вслед вам меч, и будет земля ваша пуста, и города ваши будут руинами. И Я пойду наперекор им, и уведу их в землю врагов их, Но и при всем этом, когда они будут в земле врагов своих, не презрю Я их и не возгнушаюсь ими до того, чтоб истребить их, чтобы нарушить завет Мой с ними; ибо Я Господь, Бог их.».(Ваикра 26:3-46).

Итак, Тора заранее предупреждает, что невыполнение заповедей приведет Израиль к катастрофе, к утрате государственности и к рассеянию. Пророчество это уже не раз сбывалось, но не раз сбывалось и другое - возвращение в Сион и восстановление государственности. Последний раз это случилось в 1948 году. Между тем это возвращение вполне может вызвать недоумение: ведь в 1948-ом вернулись в страну и создали еврейское государство светские люди - «хилоним», которых, согласно приведенным словам Торы, вроде бы следовало изгнать, а не возвращать. Их немногочисленных набожных предшественников преследовали неудачи: они не смогли создать функционирующего хозяйства и веками жили за счет подаяния, собираемого в странах рассеяния. Но у светских идеалистов дело пошло. И это при том, что дело их было объективно столь «гиблое», столь обреченное на провал, что объяснить его конечный успех богоборчеством, как это делают сатмарские хасиды, довольно затруднительно (Всевышний, мол, как мог сопротивлялся планам сионистов, не раз напускал «на пятерых из них по сто», но при всем Своем старании до сих пор так и не смог этих планов расстроить!). Как известно, религиозный сионизм предложил немало объяснений этому парадоксу. Когда кто-то посетовал: «и это то государство, которое прозревали пророки?», то рав Иегуда Цви Кук ответил: «Да, это то самое государство. Пророки ничего не сказали относительно йешив, но сказали, что возвратившиеся «построят дома и насадят виноградники» (Иехезкель 28:24), мы же сверх того получили еще и йешивы».

Отец рава Иегуды Цви - основатель религиозного сионизма рав Авраам Ицхак Кук - связал «хилониют» с талмудическим понятием «хуцпа», в значении «дерзость». «Хуцпа» - это «некоронованная власть», - самозваная, неуполномоченная свыше власть, но в то же время власть, опирающаяся не только на силу, но и на свою внутреннюю правоту, в конечном счете принимаемую небесами. Со своей стороны, эта несанкционированная правота появилась у «хилоним» за счет того, что сам традиционный иудаизм уклонялся от решения насущных универсальных и национальных задач (Орот Хатшува 4:10).

Полувера

Между тем, прежде чем вернуться к некоторым объяснениям школы рава Кука, почему именно со светским сионизмом связано последнее возвращение евреев из рассеяния, небезинтересно рассмотреть, в чем сам «хилониют» видит свою «правоту», и до какой степени он действительно лишен «короны», то есть отрицает Божественную власть?

Мне уже доводилось указывать («Буква и дух»), что имелось немало еврейских религиозных мыслителей (Шестов, Шолем, Франкл, Бубер, Розенцвейг), которые строго формально оставались «хилоним», то есть полностью или частично игнорировали традиционную религиозную практику. Если эти авторы писали религиозно-философские книги, из-за которых у кого-то, быть может, не повернется язык назвать их «хилоним», то их несоблюдающих читателей он уже с легкостью отнесет к этой категории. Но в какой мере это справедливо?

Религиозные с гордостью приводят данные статистики: 92% процентов израильтян делают обрезание своим детям, 78% - принимают участие в пасхальной трапезе, 71% постятся на Йом-Кипур. Как тут не заключить, что подавляющее большинство израильтян признают еврейскую традицию? Но ведь эти цифры можно истолковать и по-другому, а именно в том смысле, что «хилониют» является не безбожием, а достаточно независимым религиозным явлением. Не все «хилоним» - прожигатели жизни и самонадеянные невежды, среди них немало самостоятельно думающих людей, которые находят «датиим» оторванными от реальности утопистами, причем не только в политической и социальной жизни, но что быть может самое важное – также и в сфере собственно духовной. Что же это за высота, с которой ведутся подобные наблюдения? В чем состав и специфика секулярной духовности?

Атеизм имеет своих фанатичных приверженцев, и действительно, является важнейшим маркером секуляризма, собственной средой его обитания. Однако он фигурирует лишь наряду с другими «верами» Нового времени, ни одной из которых вменяемый секулярный человек не может отдать окончательного предпочтения. И как раз в этой неспособности и заключена главная специфика его духовности. Во что бы ни верил «хилони», он верит лишь наполовину. Если прежде человек понимал свою веру не просто как «правильную», но как правильную в силу того, что она была для него насквозь «разумна», что ее принципы легко и убедительно опровергали положения других вер, то в Новое время эта «доказательность» выявилась как фикция. Философия отказалась обслуживать теологию, Разум прекратил обеспечивать убедительность религиозных убеждений. XVIII век принес великое откровение: метафизические истины (первыми из которых всегда были религиозные учения) – недоказуемы. Однако невозможность разумно обосновать свою веру вовсе не ведет к атеизму (являющемуся лишь одно из «вер»). Соответственно, мировоззренческая половинчатость вовсе не обязательно ведет к половинчатости этической. Как выразился У.Олпорт, «мы можем быть одновременно уверены наполовину, но преданы всем сердцем».

Провозвестник нового агностического сознания Иммануил Кант писал: "Чтобы дух человека когда-нибудь совершенно отказался от метафизических исследований, это так же невероятно, как и то, чтобы мы когда-нибудь совершенно перестали дышать из опасения вдыхать нечистый воздух. Всегда, более того, у каждого человека, в особенности у мыслящего, будет метафизика и при отсутствии общего мерила у каждого на свой лад". Кант наметил и новые духовные механизмы компенсации образовавшегося метафизического дефицита. Если теоретический разум лишает человека веры, то разум практический ее в определенной мере возвращает. Канту очевидно, что для того чтобы существовать, человек нуждается как в личном бессмертии, так и в личном Существе, которое «было бы причиной его, и мира». В «Критике практического разума» Кант показывает, что не обманывая себя, человек вправе жить и чувствовать так, «как если бы» он был бессмертен, и «как если бы» Бог существовал. Учитывая, что ту же логику он положил в основу философии истории (мы не знаем каков «план природы», и имеется ли он вообще, но мы вправе теоретизировать так, «как если бы» такой план существовал), то нет ничего предосудительного в том, чтобы жить так, «как если бы» религиозная традиция была права, «как если бы» Тора была дана с небес.

При этом характерно, что в отличие от реформистов и даже консерваторов, отрицающих боговдохновенность Писания, израильские «хилоним» стихийно применяют именно этот кантианский принцип «как если бы» (Тора была дана с небес). В самом деле, они совершают именно ортодоксальное обрезание, читают на Песах ортодоксальную Агаду, и ходят в Йом-Кипур в ортодоксальную синагогу. В те же дни, когда они в синагогу не ходят, они, прибегая к остроумному выражению Бен-Гуриона, не ходят – именно в ортодоксальную синагогу. К вопросу, как представляет рав Кук роль светского сионизма в процессе избавления, я еще намереваюсь вернуться в дальнейшем. Здесь же мне хотелось заметить, что возвращая в Сион нерелигиозных евреев, Всевышний вполне мог руководствоваться простой справедливостью. К тому, кто верит во Всевышнего «как если бы Он существует», Всевышний вполне может относиться так, «как если бы» тот верил в Него полной верой, и, соответственно, относиться к политической власти сионистов так, «как если бы» она была коронована.

ИЗГНАНИЕ ДУШИ («Бе-хуккотай» 5768 - 21.05.2008)

В галуте евреи – призрачная нация, призрачной оказывается и их религия. Никто так ясно не выразил этого положения, как раби Симлай, поднявшийся из Вавилона в Эрец Исраэль. Он приводит слова Всевышнего: "Когда вы в стране Кнаан, Я Бог вам. Когда же вы не в стране Кнаан, Я как бы не Бог вам… Когда они на ней (на этой земле), они словно укоренились предо Мною поистине. Когда же они не на ней, их как бы нет предо Мною".

Призрачная нация

В недельной главе "Бехукотай" Всевышний говорит о том, что ждет Его народ, если тот выполнит условия союза, и если их нарушит. Среди прочего Всевышний обещает покарать Израиль, «рассеяв его между народами» (26:33), и в то же время сохранить Свой народ даже в этих условиях: «И Я вспомню завет Мой с Яаковом и завет Мой с Ицхаком, и завет Мой с Авраамом вспомню, и землю вспомню, Так как земля эта оставлена будет ими и наверстает свои субботние (годы) в запустении от них, и они искупят вину свою за то, что презирали законы Мои, и постановлениями Моими гнушалась душа их; Но и при всем этом, когда они будут в земле врагов своих, не презрю Я их и не возгнушаюсь ими до того, чтоб истребить их, чтобы нарушить завет Мой с ними; ибо Я Господь, Бог их. И Я вспомню для них завет с предками, которых Я вывел из земли Египетской пред глазами народов, чтобы быть им Богом. Я Господь» (Ваикра 26:42-45)

Часто обращают внимание на то, что Израиль – народ исключительный уже хотя бы потому, что он на протяжении двух тысячелетий оставался в рассеянии и не исчез. Бывали, конечно, и другие народы, которые хранили на чужбине свою прежнюю национальную самоидентификацию. Но все же так долго, причем без сохранения метрополии, не протянул ни один другой народ.

Однако имеется еще одно немаловажное отличие, которое в связи с изгнанием евреев уместно отметить. Все эти рассеянные народы даже в отрыве от родины ведут вполне полноценную национальную жизнь. Армяне, ирландцы, даже цыгане, все они, пусть и на новом месте, пусть и несколько иначе, но живут национально вполне полнокровно. Между тем жизнь еврея в рассеянии заведомо неполноценна. Он веками сидит на чемоданах, в основе своей он глубоко не устроен, он томится и мечется.

Но и это не главное, главное, что в духовном смысле еврей в галуте представляет собой некое… национальное привидение. В каком-то отношении совсем не случайно антисемиты твердят, что "евреи – не нация", ведь в галуте евреи – это действительно призрачная нация, причем призрачной оказывается и их религия.

Быть может, никто так ясно не выразил этого положения, как аморай второго поколения раби Симлай, поднявшийся из Вавилона в Эрец Исраэль. Он приводит слова Всевышнего: "Когда вы в стране Кнаан, Я Бог вам. Когда же вы не в стране Кнаан, Я как бы не Бог вам… Когда они на ней (на этой земле), они словно укоренились предо Мною поистине. Когда же они не на ней, их как бы нет предо Мною". А в книге Кузари говорится: "Избранный народ не может достичь Божественного начала, не находясь здесь (в Эрец Исраэль), как виноградник не может расти без горы (на которой он посажен)".

Исследователь еврейской мистики Гершом Шолем дает очень оригинальное и достаточно правдоподобное объяснение возникновению в еврейской среде учения о реинкарнации. Он пытается показать – и надо сказать достаточно убедительно, - что именно кошмаром оторванности от земли Израиля, именно кошмаром рассеяния был порожден в еврейском воображении другой кошмар – кошмар перевоплощения.

Шолем пишет: "Ужасы изгнания нашли свое отражение в каббалистической доктрине метемпсихоза, снискавшей в этот период огромную популярность вследствие того, что в ней подчеркивались различные стадии изгнания души. Самая ужасная судьба, какая могла выпасть любой душе, гораздо более страшная чем муки ада, - это быть "отверженной" или "обнаженной": состояние, исключающее возможность воскресения или даже допущения в ад. Такое абсолютное изгнание было самым страшным кошмаром души, представляющей себе свою личную драму в понятиях трагической судьбы всего народа. Абсолютная неприкаянность была зловещим символом абсолютного безбожия, крайней моральной и духовной деградации".

Пессимизм и оптимизм

Эта идея – идея реинкарнации, идея "гильгуль нефашот" (в понимании «самсары») – действительно предельное выражение неприкаянности и скитальчества. Можно сказать, что это самая пессимистическая идея из всех возможных, в противоположность идее посмертного воздаяния – самой оптимистической из всех возможных.

Согласно идее воздаяния, последовательные грешники уничтожаются, но как пишет Луцато, "для тех, в ком зло весьма усилилось, но не настолько, чтобы их приговор был – совершенное истребление" имеется возможность очиститься. "Это очищение – совокупность наказаний, наиболее известным из которых является суд в геенне. Имеется в виду наказать грешника по его грехам таким образом, что после получения наказания не будет на нем более "долга" за плохие деяния… Получается, что, благодаря этим наказаниям, реально истребляемых будет очень мало, ибо это будут только те, в ком зло усилилось в такой большой степени, что невозможно никоим образом найти им место остаться при истинном воздаянии и вечном наслаждении" (Часть 2. гл.2, 4)

Понятно, что эта идея полного исправления (в пределе ведущего к воскресению) эквивалентна идее возвращения еврейского народа в Землю, как сказано у пророка: «Они ожили, и встали на ноги свои – полчище великое весьма, весьма. И Он сказал мне: сын человеческий! Кости эти – весь дом Израиля. Вот, говорят, они: "Иссохли кости наши, и исчезла надежда наша, покончено с нами". Посему пророчествуй и скажешь им: так сказал Господь Бог: вот Я открываю погребения ваши, и подниму Я вас из погребений ваших, народ Мой, и приведу вас в землю Израиля" (Иехезкель 37: 3-17).

Таково исходное оптимистическое сознание иудея. Однако тысячелетия галута все же отложили на евреев печать крайнего пессимизма. Луцато пишет: "В управлении этим миром существует еще один принцип. Высшая Мудрость установила умножить спасение еще и тем, что одна и та же душа придет в мир несколько раз в различных телах и таким образом сможет в один раз исправить то, что испортила в другой, или же завершить то, что еще не завершила. Но в конце всех переселений души, при Грядущем Суде, она будет судима согласно всему, что произошло с ней во всех переселениях и во всех положениях, в которых она находилась" (Часть 2 гл 3, 10)

Между тем на поверку путь этот выглядит не "умножением спасения", а критическим отдалением от него, "самой ужасной судьбой, какая может выпасть любой душе". Оказавшись на этом пути скитальчества, невозможно ни к кому привязаться, невозможно ничего ценить и ничем обладать.

Мне приходилось обращать внимание на то, что человек, невольно оказывающийся в ситуации перевоплощения сыном нескольких отцов и нескольких матерей, выхолащивает отцовство и материнство, единственность которых прообразует единственность Бога. Но ведь в неменьшей мере идея реинкарнации должна деморализовать также и родительское чувство. Как можно серьезно жить с мыслью о том, что душа твоего новорожденного на самом деле принадлежит какому-нибудь растлителю, в очередной раз прибывшему в этот мир для кармической «доработки»? Впрочем вселись в него даже и душа праведника, далеко не всякий родитель может придти от этого восторг. Многие люди не любят заводить подержанные вещи, даже неплохо сохранившиеся. Смогут ли они радоваться тому, что душа их ребенка "подержанная"?

Система реинкарнации (в понимании «самсары») ни на что не дает опереться, она все обесценивает, все уничтожает, всего лишает. И в наше время, когда началось возвращение еврейского народа в Сион, впору было бы оставить эту идею, или уж, по меньшей мере, перестать усматривать в ней один из путей «спасения».

ПРЕЗУМПЦИЯ БОЖЕСТВЕННОЙ НЕВИНОВНОСТИ ("Бе-хуккотай" 5766 - 18.05.2006)

Преступление и наказание

В недельном чтении «Бехукотай» Всевышний обещает сынам Израиля благословения, в том случае если они будут верны Его заповедям, и проклятия, в том случае если они нарушат союз: «Если вы по уставам Моим будете поступать и исполнять будете их, то Я дам вам дожди вовремя… и будете есть хлеб свой досыта и будете жить спокойно в земле вашей» (26.3-5). «Если же не послушаете Меня и не будете исполнять все заповеди эти, и если презрити уставы Мои, и если Моими законами возгнушается душа ваша, так что вы не будете выполнять всех Моих заповедей, нарушая завет Мой, то и Я поступлю с вами так: и пошлю на вас ужас (бехала), чахотку и горячку… И обращу лицо Мое на вас, и будете поражены врагами вашими, и будут властвовать над вами неприятели ваши и побежите, хотя никто не гонится за вами… И сломлю гордыню могущества вашего, и сделаю небо ваше, как железо, и землю вашу как медь. И истощаться будет попусту сила ваша» (26. 14-17).

На протяжении веков евреи объясняли свое бедственное положение своими грехами... и своей избранностью.

К народу применялось то же правило, что и к судьбе отдельного человека, правило, о котором в следующих словах говорится в трактате Брахот (5.а): «Если видит человек, что страдания выпадают на его долю, пусть тщательно исследует свои поступки, как сказано: «Поищем и исследуем пути наши и обратимся к Господу» (Эйха 3.40). Исследовал поступки свои и не нашел греха – пусть свяжет страдания с небрежением к учению, ибо сказано: «Счастлив человек, которого наказываешь Ты, Господи, и Торе Своей обучаешь» (Тегил 94.12). А если и этого не нашел в себе, значит страдания вызваны любовью, ведь сказано: «Ибо кого любит Господь, того наказывает» Мишлей 3.12)»

Евреи всегда считали, что Всевышний ведет с ними особый счет, которого Он не имеет ни с каким другим народом.

В самом деле, какой еще народ Всевышний заклял подобными словами?

Однако в индивидуальном порядке этот принцип сурового наказания безусловно распространяется также и на нееврев. Все, что сказано в приведенной цитате из Гемары относительно еврея, с теми или иными оговорками, справедливо также и по отношению к нееврею. Наилучший тому пример Иов, который, как известно, евреем не был.

Мир во зле

Книга Иова прямо начинается с признания, что страдать может не только грешник, но и совершенно невинный человек. Каков тогда смысл его мучений? Почему Всесильный и милосердный Господь попускает сатане ввергать кого-то в незаслуженные страдания?

По существу на протяжении десятков страниц Иов пытается разрешить эти вопросы, а его друзья утешают его набором общих правил: «Если бы заговорил Бог, и отверз уста Свои для тебя, и возвестил тебе тайны премудрости, ибо мудрость разнообразна. Можешь ли, исследуя отыскать помыслы Божии? Можешь ли до конца постичь Всемогущего? Это выше небес – что можешь сделать ты? Глубже преисподней – что знаешь ты?» (11.5-7)

Среди аргументов друзей Иова есть и «эпикурейские», говорящие о безмятежности и безучастности божества: «Какой прок Всемогущему, что ты праведен?» (22.3), или: «Если ты грешил, что ты сделал этим Ему?… Если праведен ты – что дашь ему?»

Но Иов отвергал эти утешения, дополнительно терзался ими. Его горе безмерно, его мукам нет и не может быть оправдания: «Если бы взвешено было страдание мое и бедствие мое на весы положено вместе. Тогда было бы оно тяжелее всего песка морского» (6.1)

При этом Иов сетует не только на свои собственные бедствия, но и на общее положение: «Отчего нечестивцы живут в славе и в роскоши?» (21.7) «Непорочного и нечистого истребляет Он. Если бичом вдруг умерщвляет Он, истреблению невинных смеется. Земля отдана в руку нечестивых, лица судей закрывает Он. Если же не Он, то кто же?»(9.23-25)

Между тем этот вопрос, невольно перерастающий в ропот против Бога, был признан Всевышним более адекватной реакцией, нежели попытки друзей Иова во всем оправдывать Его и во всем обвинять Иова:

"И молвил Господь Элифазу Тайменитянину: пылает гнев Мой на тебя и двух друзей твоих, ибо вы не говорили обо Мне так же правдиво, как раб Мой Иов" (42.7).

Однако при этом сам Всевышний вроде бы повторяет те же самые доводы, что и друзья Иова ("Ты ли хочешь отрицать суд Мой, обвинить Меня, чтоб оправдать себя?" 40.8), а Иов (вопреки всякой «логике»!) из Его уст эти доводы принимает ("отвратительны мне слова мои и раскаиваюсь я в прахе и пепле" (42.6)!

Что это значит? Это значит, что никакие «общие правила» не могут заменить встречу с Живым Богом, что встречи эти возникают не по правилам, и что в свете этой встречи «винить» Бога представляется таким же никчемным занятием, как и Его «оправдывать».

"Лишь слухом я слышал о Тебе, ныне же око мое увидело Тебя. Поэтому отвратительны мне слова мои и раскаиваюсь я в прахе и пепле" (42.5-6).

За страданием нет ничего, чтобы его прояснило и наполнило смыслом. Ничего кроме самого Бога, разделяющего с человеком это страдание.

По ту сторону обвинения и оправдания

По существу это объяснение является частным случаем более общего правила, побуждающего человека относиться к решениям Всевышнего со смиренным доверием.

Да, мы не знаем почему "земля отдана в руку нечестивых". Как сказано в "Перкей Авот" (4.19): "Нам не дано постичь, почему благоденствуют нечестивцы и страдают праведные". Между тем мы верим в то, что Он это знает.

Снимать вопрос об ответственности Всевышнего за страдания мира нелепо. Всевышний создал мир и, вне всякого сомнения, несет за него ответственность. Однако это положение не возбуждает в религиозной душе требования судиться со Всевышним. В религиозной душе в ответ на это сознание зарождается иное, можно сказать противоположное чувство, чувство доверия. Да, Всевышний отвечает за то, что сделал. Но это означает лишь то, что когда придет время, мы услышим Его объяснения по каждому пункту.

Нам не следует падать духом и убиваться, так как мы просто видим незаконченную работу. Сегодня мы не знаем, зачем все это происходит, не знаем откуда столько зла. Мы лишь гадаем. Но когда-нибудь все откроется, и мы примем действительность – Богу нужно учиться доверять.

В Гемаре (Шаббат 127) приводится история о том, как некий человек много времени проработал на одного хозяина, и когда приблизились праздники, попросил его расплатиться.

“У меня нет денег”, - сказал хозяин.

“Нет денег - сказал работник - не беда. Дай мне мой заработок натурой, какой-нибудь скотиной или плодами земли”.

“Нет у меня ни скотины, ни продуктов, - отвечал хозяин. - Нет у меня ничего”.

“Как это у тебя, у богатого человека, может не быть ничего?” - возмутился работник, и пораженный такой несправедливостью, ушел ни с чем.

Но вот после праздника его работодатель прислал ему трех нагруженых ослов с различным добром, и щедро расплатился с ним.

При этом оказалось, что все, что он сказал, было правдой:

Денег не было - потому что они были в обороте. Скота не было, потому что он пасся далеко. Овощей и фруктов не было, потому что от них еще не отделена была десятина. Но этого мало. В самую ту минуту у хозяина и вовсе не было ничего, потому что все свое имущество в тот момент он посвятил Храму. Он знал, что его сын не может хозяйствовать, не желал оставлять ему наследство и решил все свое имущество посвятить Всевышнему.

Однако после праздника он пошел к мудрецам, те рассмотрели его дело и освободили его от обета.

А не раскрыл он этих обстоятельств работнику сразу, потому что просто хотел дать ему урок. Этот хозяин сам был мудрец и пытался научить работника доверительному отношению к жизни.

Все эти представления и подходы развивают в человеке смирение, так что вопрос о существовании зла для него может совершенно сойти с повестки дня.

В каком-то плане этот подход своеобразно перекликается со знаменитым онтологическим доказательством бытия Божия.

Католический теолог Ансельм Кентерберийский учил, что Бог существует... по определению. Когда мы мыслим русалку или кентавра, то мы можем мыслить их несуществующими. Но не то Бог Израиля. Бог Израиля мыслится как совершенство, а совершенство не может мыслиться несуществующим. Таким образом помыслить Бога одновременно значит исповедать Его существование.

Схожую диалектику можно усмотреть также в движении веры, в возникновении импульса доверия ко Всевышнему. Веря в Бога как в Создателя мира, ответственного за Свое творение, мы тем самым верим также и в то, что в какой-то момент получим от Него ответ на все неразрешимые вопросы бытия. Вера в Создателя подразумевает презумпцию Его невиновости.

ЗАГАДКА РАССЕЯНИЯ («Бе-хуккотай» 5765 - 26.05.2005)

«Дай даейну»

В недельном чтении «Бе-хуккотай» Всевышний обещает сынам Израиля благословения, в том случае если они будут верны Его заповедям, и проклятия, в том случае если они нарушат союз: «Если вы по уставам Моим будете поступать и исполнять будете их, то Я дам вам дожди вовремя… и будете есть хлеб свой досыта и будете жить спокойно в земле вашей» (26.3-5). «Если же не послушаете Меня и не будете исполнять все заповеди эти, и если презрите уставы Мои, и если Моими законами возгнушается душа ваша, так что вы не будете выполнять всех Моих заповедей, нарушая завет Мой, то и Я поступлю с вами так: и пошлю на вас ужас (бехала), чахотку и горячку… И обращу лицо Мое на вас, и будете поражены врагами вашими, и будут властвовать над вами неприятели ваши, и побежите, хотя никто не гонится за вами… И сломлю гордыню могущества вашего, и сделаю небо ваше, как железо, и землю вашу как медь. И истощаться будет попусту сила ваша» (26. 14-17)

Итак, через сорок лет после выхода евреев из Египта, непосредственно перед входом в Эрец Исраэль Всевышний вновь предрек Своему народу, что он рискует оказаться в новом рассеянии. Это предостережение звучит странно, оно кажется почти невероятным, не вписывающимся в «сюжет» всей предыдущей истории. В самом деле, Всевышний насмеялся над египетскими богами. Фикции, иллюзии развеялись, и на передний план выступила Истина, в историю ворвался Всевышний, сказавший: «Над всеми богами египетскими произведу суд. Я Господь» (12.12)

В исходе сынов Израиля из Египта во всей полноте раскрылось Божественное могущество: порабощенный, бесправный народ обрел свободу и направился в Обетованную землю. Не удивительно, что евреи веками вспоминают об этой великой минуте. В пасхальной песне «Даейну» поется, что чудеса были даны народу в избытке: «Если бы Он вывел нас из Египта, но не покарал бы египтян – для нас этого было бы достаточно. Если бы Он покарал египтян, но не покарал бы их богов – для нас это было бы достаточно… Если бы Он кормил нас манной с неба, но не дал бы нам Субботы – для нас этого было бы достаточно. Если бы Он дал нам Субботу, но не привел бы нас к горе Синай - для нас этого было бы достаточно. Если бы Он привел нас к горе Синай, но не дал бы нам Тору - для нас этого было бы достаточно. Если бы Он дал нам Тору, но не ввел бы нас в Землю Израиля – для нас этого было бы достаточно. Если бы Он ввел нас в Землю Израиля, но не построил бы нам Свой избранный Храм – для нас этого было бы достаточно».

Но здесь у нас невольно возникает вопрос: как понимать, что все, чему так радуются евреи во время пасхальной трапезы, было у них отнято?

Ведь это поистине поразительно: на высоте великого чуда выйти из рабства, войти в Землю, отстроить Храм всего человечества… и после всего этого не сделать того, что не составляет труда для огромного числа народов – просто жить в своей земле и хранить свое наследие!

«Попыталось ли божество явиться взять себе народ из среды народа испытаниями, знамениями и чудесами, и войною, и рукою крепкою, и мышцей простертою, и ужасами великими, как все что сделал для вас Господь Бог ваш, в Египте перед глазами твоими?» (Двар 4.34).

Действительно, никакой народ не может похвалиться, что его спасло от рабства какое-то божество. Но тем более никакой народ не может похвастаться тем, что он полностью лишился родины и на протяжении тысячелетий скитается по земле!

После грандиозного чуда исхода вновь всего лишиться - и Храма, и родины и оказаться в новом порабощении! При этом о всемогуществе Всевышнего остаются, казалось бы, одни лишь пасхальные воспоминания. Но то, что эти воспоминания не угасли на протяжении веков в сердце рассеянного народа, выглядит признаком еще большего могущества.

Рабби Яаков Эмден в комментарии к молитвеннику «Бейт Яаков» писал: «Сколько преследовали нас, но не смогли уничтожить, все же великие народы древности исчезли, не осталось даже воспоминаний о них, а мы, прилепившиеся к Господу Богу нашему, живы по сей день – что ответит на это философ, случайно ли все это? Задумываясь об этих чудесах, я вижу, что превзошли они все чудеса, что явил Всевышний отцам нашим в Египте, в пустыне и в земле Израильской. Чем дольше длится наше изгнание, тем более явным становится чудо…»

Хотим мы того или нет, но негативное чудо рассеяния в каком-то отношении выглядит чудеснее позитивного чуда исхода!

Да, если бы Он ограничился тем, что привел бы сынов Израиля в Землю и потом не рассеял бы их снова, нам было бы достаточно. Но Он рассеял, и в это решение Всевышнего следует вдуматься.

Причина рассеяния

Обычно в связи с последующими национальными катастрофами говорится о том, что они происходили из-за грехов избранного народа. Об этом предрекается в Торе, об этом говорится в книгах пророков и утверждается в многочисленных источниках Устной Торы.

Но тут неизбежно возникает вопрос: почему все же рассеяние? Почему Всевышний наказывает народ Израиля именно таким способом?

Мудрецы считают, что все рассеяния были предрешены еще до того, как Израиль спустился в Египет. В книге Берешит мы читаем:: «И сказал Он ему: возьми Мне трех телок и трех коз, и трех баранов, и горлицу, и молодого голубя. И он взял ему Ему всех и рассек их пополам… И солнце было к заходу, как крепкий сон напал на Аврама; и вот ужас, и мрак великий нападают на него. И сказал Он Авраму: знай, что пришельцами будут потомки твои в земле не своей, и поработят их, и будут угнетать их четыреста лет. Но и над народом, которому они служить будут, произведу Я суд, а после они выйдут с большим имуществом. А ты отойдешь к отцам твоим в мире, будешь погребен в старости доброй. Четвертое же поколение возвратится сюда, ибо доселе не полна вина Эморийца» (15.9-16)

Ссылаясь на талмудическую дискуссию (Недарим 32), в которой три мудреца выясняют, за какой именно грех потомки Аврама оказались в Египте, Магараль пишет (Гвурат Ашем 9): «Все ответы указывают на грех Авраама. Это потому так, что из корня исходит все. И если есть недостаток в корне, то он проявится и во всем прочем. И потому мнение мудрецов таково, что Всевышний все показал Аврааму, потому что он был корнем всего. И через это намекнул, что все рассеяния, а не только египетское, связано с этим… Но как может быть, что согрешивший умирает в старости доброй, а его безгрешные потомки наказываются?… Не дано этому было осуществиться иначе, как в потомках Иакова. Ведь если бы все потомки Авраама сошли в Египет, то также Ишмаэль и Эсав вошли бы в общее. И поэтому постановил Всевышний, что только семя Иакова, которое отделилось от Ишмаэля и от Эсава, сойдет в Египет, а не Авраам и Ицхак»

Я не буду возвращаться к вопросу, за какой именно грех Авраама его потомки поплатились многочисленными рассеяниями. В свое время () я посвятил этому вопросу две обстоятельные статьи. Сейчас бы я хотел отметить, что согласно мидрашу Всевышний предоставил Аврааму возможность самому выбрать наказание для своих потомков, а именно, или подвергнуться рассеянию - или страдать в гееноме. Авраам выбрал рассеяние. И если вдуматься, мы, отдаленные потомки Авраама, должны одобрить его решение.

Представим себе, что за свои грехи евреи бы получили наказание в посмертии, а в этом мире владели бы могущественной империей, простирающейся от Нила до Эвфрата, с полумиллиардным фарисейским населением, многочисленными нефтяными полями и исправно действующим Храмом, собирающим миллионы паломников со всего света.

Нас бы по меньшей мере боялись, а многие уважали бы нас за нашу силу и древнюю культуру. Но трудно поверить, что весь этот успех не породил бы национального высокомерия и той гордыни, которая прочно закрывает духовные двери.

Народы издавна подозревали евреев в ужасных намерениях по отношению к ним. Джошуа Трахтенберг в своей книге «Дьявол и евреи» приводит следующее замечание одного средневекового христианского автора: «Мы твари Божии, вы же вредоносные твари; если бы вы имели такую же власть над нами, как мы над вами, ни один христианин не прожил бы и года».

Это, разумеется, преувеличение. Между тем высокомерие и духовная слепота вполне могли бы явиться отличительной чертой преуспевающего еврейства. Будь государство Израиль крупной, тянущейся из древности сверхдержавой, все «бюргерские» тенденции иудаизма могли бы расцвести пышным цветом.

Такого ли удела желает Всевышний своему народу? Напротив, Он говорит: «Кого Я люблю, того обличаю и наказываю».

Как известно, и автор, и читатель всегда на стороне преследуемого, а не преследующего. В каком-то смысле Тора – это лишь одна из книг, и ее главный герой – народ Израиля вполне закономерно оказывается в положении гонимого, а не гонителя.

ПРЯМОЕ ЕВРЕЙСКОЕ ДЕЙСТВИЕ («Бе-хуккотай» 5764)

Проклятие террора

В недельном чтении «Бе-хуккотай» Всевышний обещает сынам Израиля благословения в том случае, если они будут верны Его заповедям, и проклятия в том случае, если они нарушат союз, обещая всемеро воздать за грехи. «Если вы по уставам Моим будете поступать и исполнять будете их, то Я дам вам дожди вовремя… и будете есть хлеб свой досыта и будете жить спокойно в земле вашей» (26.3-5). «Если же не послушаете Меня и не будете исполнять все заповеди эти, и если презрите уставы Мои, и если Моими законами возгнушается душа ваша, так что вы не будете выполнять всех Моих заповедей, нарушая завет Мой, то и Я поступлю с вами так: и пошлю на вас ужас (бехала), чахотку и горячку… И обращу лицо Мое на вас, и будете поражены врагами вашими, и будут властвовать над вами неприятели ваши, и побежите, хотя никто не гонится за вами…» (26. 14-17)

Слова эти обращены ко всем поколениям еврейского народа и содержат глубинные прозрения, касающиеся всех времен. Между тем в каждом поколении не только оправдано, но и принято относить слова Торы в первую очередь к своему времени и к своей ситуации.

А следует сказать, что наша ситуация и наше время невольно подталкивают к сиюминутному истолкованию вечных слов, записанных в недельной главе «Бе-хуккотай».

В самом деле, первое, что обещает Всевышний евреям в наказание за неверность - это «бехала» - ужас. Слово это богато различными значениями. Между тем у него имеется один узкий смысл, который необычно точно вписывается в современную израильскую ситуацию, и это - террор. Действительно, латинское слово terror означает именно ужас, никакого другого значения оно в древности не имело.

В Вульгате – латинском переводе ТАНАХа - слово «бехала» переведено как egestate, что означает нужда, бедность, но никак не ужас, так что, возможно, в латинском переводе в данном месте было бы даже и правильнее использовать слово террор.

Нисколько не претендуя на раскрытие каких-либо тайных судеб, я бы хотел проанализировать тот грех, который явно лежит в основании если не самого террора, то во всяком случае его беспрецедентной активизации. Я имею в виду тот «союз со смертью» (), который Израиль заключил в Осло в 1993 году.

Было бы неверно считать Норвежское соглашение первородным грехом сионизма. С одной стороны, деморализация израильского общества началась несколько раньше, а с другой - на всех этапах израильской истории идеология, т.е. слепая схема, составляла серьезную конкуренцию живой вере.

Грехом идеологизации страдают все движения и сообщества, но, по-видимому, с евреев Всевышний спрашивает за этот грех действительно всемеро. Ведь Он ждет от евреев веры и строго судит за любую подмену. А идеология это именно подмена, подмена и мышления, и веры.

Светские сионисты дерзко полагались на свои человеческие силы и заразили своей уверенностью сионистов религиозных, которые провозгласили, что нынешнее поколение евреев живет в эпоху избавления. Живая вера, питающаяся страхом небес и сознанием возможности катастрофы, в сущности на всех этапах израильской истории заглушалась идеологическими штампами.

Идеология и прагматика

Я затрудняюсь точно сказать, когда у меня стало складываться свое суждение относительно поселенческой политики. Несомненно, что его формирование началось еще до первой инитифады, когда я часами медитировал над картой Израиля и обсуждал на московских кухнях перспективы заселения территорий. Но по меньшей мере после того, как в 1990 году я побывал в Израиле и объездил Иудею, Самарию и Иорданскую долину, я определенно стал испытывать известное недоумение: казалось бы, в первую очередь следует заселять пустующие территории, и лишь по мере их освоения продвигаться дальше. Зачем при существующей расстановке сил вклиниваться между арабскими селениями?

Это было именно недоумение. Я бы не дерзал спорить с Гуш-Эмуним. Вообще не в моих правилах одергивать дерзновенных людей, способных генерировать «импульс снизу». Но общий подход поселенцев мне был внутренне непонятен. Я не имею ничего против того, чтобы на вершинах гор Самарийского хребта проживали евреи, однако исходно я бы лично не торопился заселять этот район. Мне давно казалось, что такого рода заселения следовало бы производить только после того, как в той же Иорданской долине и на восточных склонах Самарийских гор поселятся, по меньшей мере, несколько десятков тысяч людей. А ведь и поныне в Иорданской долине живет меньше евреев, чем в том же Гуш-Катифе.

Гуш-Катиф был, правда, заложен партией Труда. Однако в данном контексте это несущественно. Существенно, что общее недовольство левых поселенческой политикой 70-80 годов носило вполне рациональный характер. Учитывая демографическую перспективу, они полагали, что когда-либо им придется поделиться землей с арабами. Разумеется, прорываясь в сердце Самарии, селясь под боком у арабов, правые тоже «что-то себе думали». Одни мечтали о «палестинской автономии» (с неясным политическим статусом), другие о том, что арабы в очередной раз нападут на Израиль, в очередной раз будут разгромлены и в очередной раз побегут из Иудеи и Самарии. Словом, полагались в первую очередь на чудо, с которым свыклись как с самарийским ландшафтом.

Иорданскую долину никто не заселял, потому что относительно нее существовал консенсус: она стратегическая, ее ни при каких обстоятельствах не отдадут. Но вот мы дожили до того, что правый лидер задумал уничтожить «крупный поселенческий блок» в секторе Газа (помимо «изолированных поселений»), в обмен на огораживание «крупных поселенческих блоков» в Иудее и Самарии…, не включающих между тем Иорданскую долину!

Та самая Иорданская долина, которая лежала в основе национального консенсуса, которая отделяет Израиль от арабского мира так же надежно, как море, эта Иорданская долина оказалась отдана Шароном без боя. А ведь даже Барак боролся за нее какое-то время в Кэмп-Дэвиде. Шарон предложил обменять Гуш-Катиф на ограду вокруг Ариэля и Маале-Адумим, чтобы эти растущие города лишились возможности расширяться!

«Ликуд» отверг Шароновский план. Однако опасность такого обмена, увы, остается в силе, а возможность его была заложена исходно.

Кто не слышал о паскалевском пари относительно существования Бога? Паскаль показывал, что в условиях неведения человеку следует ставить на существование Бога: Если ты проиграл, то не потерял ничего, если выиграл, то выиграл вечность. В вопросе заселения Эрец Исраэль, казалось бы, все было также однозначно: ставить нужно на мир, а не на войну. Ведь если будет война и арабы побегут, то ты и так успеешь заселить и Иорданскую долину, и Самарийский горный хребет, и сектор Газу. Если же войны не будет и придет час мирных переговоров, то тогда останется по крайней мере хоть что-то надежное. Зачем же распылять силы и ставить под вопрос даже то, что само идет в руки?

Повторяю, я не решался высказывать какую-либо критику в адрес Гуш-Эмуним, но для самого меня этот расчет был столь очевиден, что свою собственную жизнь и жизнь своей семьи я мог вложить в развитие только не заселенных арабами территорий. После своего приезда в Израиль в 1992 году я в течение 10 дней объездил несколько мест вокруг Иерусалима и выбрал небольшое поселение на шоссе Алон, вокруг которого на десятки километров нет арабов, но и евреев, к сожалению, не очень-то много.

Как бы то ни было, оборачиваясь назад, позволительно сказать, что правые, пробивающиеся в центр Иудеи и Самарии (до того, как были заселены склоны горного хребта), вели себя неразумно, левые же выглядели прагматиками.

Однако в 1993 году левые и правые не просто поменялись местами по части прагматизма. В 1993 году рассчитывавшие на мир левые оказались так далеки от прагматического расчета, как никогда от него не были далеки правые, рассчитывавшие на войну. Вместо соглашения, способного привести к урегулированию по их волшебной формуле «территории в обмен на мир», левые передали террористической организации значительные части Иудеи, Самарии и сектора Газа в обмен на рукопожатие Арафата.

В здоровом обществе политики, допускающие ошибки вроде Норвежской авантюры, обычно пускают себе пулю в лоб. Но в Израиле эта публика продолжает активно участвовать в политической жизни, навязывая всей нации решения своей извратившейся совести!

И это самое пагубное. После интифады 2000 года архитекторы Норвежского соглашения должны были предстать перед судом, но этого не произошло, и гнойник прорвался внутрь, поразив весь национальный организм: подгоняемый безумными левыми «мирными инициативами», правый лидер принял решение приступить к депортации евреев из Эрец Исраэль. А это тот Рубикон, за которым открывается бездна.

Задним числом мы можем сказать, что было неразумно заселять какие-то территории, однако после того, как они оказались заселены, оставлять их – это чистое безумие.

Может быть, где-нибудь в Ирландии и можно решать межрелигиозные конфликты путем отселения католиков от протестантов, или протестантов от католиков: ведь и ту другую религию можно исповедовать в любой точке земного шара. Однако если даже проблемы ирландских католиков не решаются с помощью трансфера, то тем более недозволительно решать с помощью этого средства арабо-израильский конфликт. Так называемая Обетованная Земля обетована именно евреям, и их нельзя переместить с этой Земли, не нарушив тем самым их фундаментальных религиозных прав.

В свете этой действительности картина изгнания еврея с родной земли силами ЦАХАЛа представляется чудовищной. Она видится стоящей по ту сторону сионистской истории, и израильскому правительству, планирующему подобные акции, следует взвесить возможность обращения за помощью к каким-нибудь ландскнехтам: к солдатам Вермахта, например, или к голубым каскам.

Разрушение еврейского поселения в Эрец Исраэль (силами ЦАХАЛа) - это удар по самому корню сионистского движения. Ведь если ради «безопасности» сегодня можно уничтожить цветущие поселения сектора Газа (в которых проживают энтузиасты и патриоты), то тем более ради той же «безопасности» завтра можно будет оставить и Тель-Авив и Иерусалим (в которых преимущественно проживают «благоразумные люди»).

Впрочем, сегодня подобные доводы уже мало кем воспринимаются. Они не кажутся прагматичными, а прагматизм усматривается в чем-то другом. В этом отношении мы, разумеется, можем сказать, что у шароновского плана исходно имеется своя здравость. Ведь одностороннее разделение позволяет прочертить границу так, как она никогда не сможет быть прочерчена в результате мирных переговоров. И те правые, которые говорят, что они готовы депортировать поселения, но только в рамках мирного соглашения, либо лгут, либо не понимают, что они говорят.

Одностороннее отделение – это действительно наименьшее из зол. Но ведь дело в том, что отделение, предлагаемое Шароном, предполагает отделение не только от сектора Газа, но на следующем этапе также и от Самарийского горного хребта и от Иорданской долины. Иными словами, отличие шароновского плана от «женевской инициативы» оказывается чисто косметическим.

Правым нечего предложить кроме мужественного противостояния террору, левые же соревнуются в выдвижении «мирных инициатив».

Пожалуй, никогда еще израилитяне не сталкивались с такой политической обреченностью: за какую партию вы не проголосуете, результат будет один и тот же. Выбирая правого лидера, общество нарывается все на ту же самую леворадикальную политику капитуляции, которой было положено начало в Осло.

В Израиле остается все меньше политиков, за которых можно было бы проголосовать. Но может быть, в известных ситуациях, так и должно быть? Может быть, стоит осознать, что вся «израильская политика» находится в руках Создателя, и нам следует научиться полагаться прежде всего на Царя Небесного, обращаться напрямую к Нему?

Существует изречение: «Когда нет суда, есть Суд». Т.е. когда земной суд по той или иной причине не действует, то включается Суд Небесный. То же самое, по-видимому, происходит и с властью: когда сионистские лидеры теряют власть на Земле, бразды правления берет в руки Создатель. Название французской террористической организации «Прямое действие» очень точно соответствует идее терроризма, стремящегося прямым путем - без бюрократических и демократических проволочек – добиться желаемых политических целей. Террорист стремится непосредственно явочным порядком изменять политическую действительность. Но может быть, тогда «прямому действию» террористов разумно противопоставить другое «прямое действие» - евреев, т.е. покаяние и молитву? Может быть в сложившейся ситуации нам правильнее напрямую через голову земных правителей воззвать к Царю небесному и «по уставам Его поступать»?

ТУПИКИ ЗЛОЙ ВОЛИ («Бе-хуккотай» 5763)

Вечное осуждение

В недельном чтении «Бе-хуккотай» описываются благословения и проклятия Всевышнего. Благословения, если Израиль будет Ему верен: «Если вы по уставам Моим будете поступать и заповеди Мои соблюдать будете и исполнять будете их, то Я дам вам дожди во время, и земля даст урожай свой» (26.1) и т.д.

Далее же излагаются те проклятия, которые Всевышний обрушит на Израиль в том случае, если он нарушит Тору: «Если не послушаете Меня и не будете исполнять все заповеди эти, и если презрите уставы Мои, и если Моими законами возгнушается душа ваша, так что вы не будете исполнять всех моих заповедей, нарушая завет Мой, то и Я поступлю с вами так: пошлю на вас ужас, чахотку и горячку, томящие глаза и мучающие душу» (26.15).

И все же после перечня всех наказаний, которые Всевышний в Своей ярости обещает обрушить на Израиль в случае неверности, Он говорит: «Но и при всем этом, когда они будут в земле врагов своих, не презрю Я их и не возгнушаюсь ими до того, чтобы истребить их, чтобы нарушить завет Мой с ними, ибо Я Господь Бог их» (26.44)

В ТАНАХе встречается немало утверждений Всевышнего, подтверждающих, что до конца Его союз с Израилем нерасторжим: «Говорил Сион: «Оставил меня Господь и забыл меня Господь!» Забудет ли женщина младенца своего, не жалея сына чрева своего? И эти могут забыть, но Я не забуду тебя» (Иешайя 49.14)

Здесь речь идет о завете с народом. Завет с народом вечен. Отступления и согрешения Израиля не отлучают его от Бога навсегда. Но как обстоит дело с отдельными евреями? Распространяется ли на каждого из них то, что обещано всему Израилю? Ведь смысл Общины, смысл Кнессет Исраэль вроде бы в том и состоит, что каждый репрезентирует всех, что все евреи ответственны друг за друга. Спасет ли Он грешников ради праведников, или отсечет одних от других? Иными словами, вопрос следующий: может ли Всевышний вернуть Себе всякого грешника? Что может ожидать нераскаявшуюся душу?

Очевидно, что формально возможны три варианта: либо душа пребывает в своей одержимости вечно, либо она истребляется, либо все же в какой-то момент она оказывается вынуждена признать Истину.

Все эти три варианта в той или иной мере допускаются еврейской традицией. Рассмотрим же их поочередно.

В иудейских источниках можно найти немало высказываний, которые можно понять в том смысле, что муки нераскаявшихся грешников нескончаемы. Например, в трактате Бава Мециа (58.б) говорится: «Все, кто нисходят в гееном, поднимаются из него, кроме трех: те, кто входят к замужней женщине, те, кто публично позорят ближнего и те, кто порочат его имя». В трактате Рош-Ашана (16-17) говорится: «Сказали мудрецы из дома Шаммая: три группы предстоят перед Богом в Судный день - праведники, злодеи и средние. Праведники немедленно записываются и запечатываются для жизни вечной, злодеи немедленно записываются и запечатываются для геенома, как сказано: «И многие, почившие в прахе земном, пробудятся: те - для вечной жизни, а эти - для позора и поношения вечного». (Дан 12.2) Средние же ввергаются в гееном, кричат там и поднимаются обратно, как сказано: «И ввергну Я третьих в огонь и очищу их, как очищают серебро, и проверю их, как проверяют золото; он воззовет к имени Моему, а Я отвечу ему» (Захар 13.9); и о них сказала Хана: «Бог умерщвляет и оживляет, опускает в преисподнюю и поднимает» (Шмуэль I 2.6)».

Далее в этом же трактате приводятся слова пророка: «И увидят трупы людей, отступивших от Меня, ибо червь их не умрет, и огонь их не погаснет» (Ишайя 66.24), которые Гемара опять же понимает как нескончаемые муки.

Итак, мы видим, что в иудаизме возможет подход, согласно которому злодеи отправляются в вечные мучения, при том что средние люди, сознающие свою виновность, искупаются (как говорится в трактате Рош-Ашана (17): «Сказали мудрецы из дома Гиллеля: “Милостивый, - сказано о Боге, - и к средним Он проявляет милосердие»).

Однако этот подход не только нельзя признать единственным, но даже и широко принятым.

Смерть грешника

Действительно, наиболее представительным в иудаизме является мнение, согласно которому «награда за заповеди бесконечна, а возмездие за грех конечно» (Эвен шлема 10.6).

Тот же источник признает, что гееном нельзя миновать никому, даже праведнику: «Одиннадцать переходов должен совершить человек, прежде чем достигнет места упокоения: От своего дома к могиле. Из могилы в гееном, ибо даже если он совершенный праведник, должен пройти через гееном». (Эвен шлема 10.15). Но навечно там никто не остается.

Традиция признает, что продолжительность адских мук не превышает двенадцати месяцев, как сказано: «Суд злодеев в гееноме – двенадцать месяцев» (Шабат 33.б) В первой части приведенной уже выше гемары (Рош-Ашана 17.а) говорится: «Преступники Израиля и преступники народов мира нисходят в гееном и судятся там двенадцать месяцев. А после этих двенадцати месяцев души эти сжигаются и рассеиваются у стоп праведников, как сказано «И будете топтать грешников, ибо станут они пеплом под ступнями ног ваших в тот день» (Малахи 3.21).

Итак, согласно этому наиболее принятому в иудаизме подходу, по завершении мук душа либо поднимается из геенома, либо истребляется. Этот взгляд неоднократно подтверждался мудрецами последующих поколений.

Раби Моше Хаим Луцатто (1707-1746) пишет в «Маамар а'икарим» («Очерк основ»): «Гееном - это место, где осуществляется наказание душ. Они чувствуют боль и страдания, согласно с тем, что необходимо в каждой определенной ситуации. Так же, как существуют разные уровни наслаждения, есть и разные уровни страданий. В результате этих страданий искупаются дурные действия грешников, и если они становятся достойными награды, они очищаются от своих грехов и могут отдыхать. А если нет (не достойны награды), их наказывают до тех пор, пока не уничтожат. Но это происходит лишь с очень небольшим числом евреев».

Аналогичное утверждение мы встречаем у Виленского Гаона: «Есть четыре вида кошерования посуды - прокаливание в огне; погружение в кипящую воду, которая представляет собой сочетание воды и огня; окунание в холодную воду; а глиняная посуда кошеруется разбиением. И этому соответствует четыре вида людей: праведники, средние, нечестивцы и совершенные злодеи. И когда переходят реку Динур, каждый судится согласно его деяниям. Праведники судятся холодной водой, нечестивцы – огнем, средние водой и огнем, т.е. кипятком, а те, кто следуют за животной душой, истребляются там, поскольку если глиняная посуда разбилась, ее невозможно починить». (Эвен Шлема 10.17)

Этот взгляд, согласно которому большинство душ искупается, а оставшиеся уничтожаются, следует признать наиболее в иудаизме распространенным, а в довершение ко всему еще и вполне оригинальным. Во всяком случае, такой взгляд совершенно неизвестен как христианству, так и исламу. Впрочем, высказывается иудаизмом также и идея всеобщего спасения, по меньшей мере, по отношению к евреям, в соответствии со словами пророка: «Народ твой все праведники, навеки унаследуют землю» (Иешайя 60.21)

Апокатастасис

Идея конечного спасения всех людей (и тем самым идея временности адских мук), так называемая теория апокатастатиса, была предложена христианским теологом Оригеном (185-254). Но это учение было осуждено церковью на Константинопольском соборе в 543 году.

Как же относится к этой идее иудаизм? В принципе в традиции встречаются высказывания, которые можно воспринять подобным образом. Например, Кли Икар, комментируя слова Торы (Ваикра 6.2), приводит изречение: «огонь геенома не властен над грешниками Израиля»

Глава «Хелек» трактата «Сангедрин» начинается словами «Весь Израиль имеет удел в мире грядущем. Как сказано «Народ твой все праведники, навеки унаследуют землю» (Иешайя 60.21)

Однако сразу после этой оптимистической мишны начинают перечисляться исключения: «Но вот те, кто не наследуют. Те, кто не верят в воскресение мертвых, те кто не верят, что Тора дана с небес и эпикоросы» Далее даются даже персональные определения.

И все же, идея апокатастатиса в иудаизме так же присутствует. И это не удивительно. Идея общей ответственности в сочетании с обетованием Всевышнего: «не возгнушаюсь ими до того, чтобы истребить их», невольно подводит к такому выводу. Так Магараль в «Дерех Хаим» (1), пишет: «Весь Израиль имеет удел в мире грядущем. Это так безо всякой связи с заслугами, но лишь с сутью того творения, которое создал Всевышний».

Магараль многократно утверждает (например, «Нецах Исраэль» конец 14 главы), что еврейская душа грешит поверхностным уровнем и поэтому под воздействием страданий очищается. По Магаралю, в отличие от неевреев, которые способны впустить зло в самую глубину своей души, евреи если и совершают грех, то это для них внешнее действие, которое не задевает их сути.

Сама по себе такого рода «поверхностная» греховность действительно распространена и известна далеко не только евреям. Вот, например, как пишет об этом явлении Сведенборг (509): «Добрые духи никогда не наказываются, если и делали что-либо дурное в этой жизни, потому что они там не впадают снова во зло свое. Мне также дано было знать, что зло их иного рода или свойства: в них не было умысла против истин или закостенелости, а только наследственное зло от родителей, которому они предавались по слепой страсти, когда находились в состоянии внешности, раздельной от внутренних начал».

И все же учение Магараля – хотя его некоторые придерживаются – выглядит утопичным, спекулятивным и тавтологичным. По существу он определяет евреев как людей, которые грешат лишь внешним образом, а потом говорит, что все они наследуют грядущую жизнь, так как грешат внешним образом. Но стоит ли рассматривать слова Талмуда как индульгенцию для всех лиц, рожденных еврейскими женщинами?

Каждый человек свободен и потому общая ответственность имеет свои пределы. Слова Торы: «Не возгнушаюсь ими до того, чтобы истребить их, чтобы нарушить завет Мой с ними, ибо Я Господь Бог их» (26.44) относятся к Кнессет-Исраэль, а не к каждому отдельному еврею.

Причем тот же Магараль признает это. Так, комментируя слова «Перкей Авот» (1.14): «Если не я за себя, то кто за меня?», Магараль пишет: «Если человек сам себя не усовершенствует, то никто это за него не сделает. Так, если отец учил Тору, то дети не наследуют этой его заслуги. Это не так как деньги, которые один человек может дать другому, хотя тот их и не заработал... Или как это бывает с дождями (Таанит 7.а), когда ради молитвы одного человека наполняется водой весь мир. Однако когда приходит человек в мир грядущий, там не так. Там он получает только то, что сам заслужил. Там один не может восполнить недостатки другого» («Дерах хаим» стр 50).

Но именно в силу этого положения никакая религия не допускает, что человек может быть избавлен против своей воли, не допускает, что Бог может придать грешнику отсутствующие у того заслуги. Раскаяться можно только в этой жизни, но не в загробном мире - таков вердикт всех без исключения религий.

У Сведенборга приводится одно любопытное свидетельство, касающееся тех наивных грешников, которые вопреки вере всех религий мира утвердились в убеждении, что независимо от их поступков Всевышний даст им удел в грядущем мире по одному Своему милосердию: «Им объяснили, что вход в небеса никому от Господа не воспрещен и что не только все, если желают, могут быть туда допущены, но что даже они вольны там оставаться. Затем желающие свободно туда допускались, но на самом рубеже встречал их поток небесного тепла, т.е. Божественной истины. От этого на них нападала такая тоска, что они подпадали вместо ожидаемого блаженства адским мукам. Пораженные этим, они спешно бросались вон» (525)

Сторонник апокатастатиса может, правда, ухватиться за это свидетельство и заявить, что Всевышний способен подвергнуть грешника наказанию Своим присутствием, и что мука эта в конечном счете должна оказаться для него искупительной. Но она таковой не оказывается. Повторяю, не только частный мистик Сведендорг, но все религии такую возможность исключают. Человек, избравший зло, человек последовательно оправдывавший свои похоти, не оставляет в себе места для святости.

Замечу, что обратным образом не думает даже и Магараль. Он определяет еврея как человека, который заведомо может грешить лишь внешним образом, не впуская зло в душу, что следует из общих мистических спекуляций относительно ее божественного происхождения. Между тем само это определение предполагает, что в том случае, если зло овладевает человеком изнутри, то он гибнет в гееноме, а не искупается в нем.

Однако то, что душа нераскаявшегося грешника доводится в гееноме до полного уничтожения, а не остается там навсегда, безусловно является самым важным, оригинальным и оптимистичным представлением иудаизма. Этот оптимизм с предельной четкостью выражен в приведенной уже выше формулировке Виленского Гаона: «награда за заповеди бесконечна, а возмездие за грех конечно» (Эвен шлема 10.6).







Еврейская глубинная мудрость - регулярные материалы от р. Меира Брука

 

Недельная глава Торы -

Parashat Tazria-Metzora - 29 April 2017






Еврейская глубинная мудрость - регулярные материалы от р. Меира Брука

Aryeh Baratz: arie.baratz@gmail.com      webmaster: rebecca.baratz@gmail.com