ТЕОЛОГИЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ КУЛЬТУРА И КУЛЬТ МАТЕМАТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ РОМАНТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ ЕВРЕЙСКИЕ ПРАЗДНИКИ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - БЕРЕШИТ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ШМОТ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ВАИКРА НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - БЕМИДБАР НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ДВАРИМ ЛИКИ ТОРЫ ПРЕЗУМПЦИЯ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ ДВА ИМЕНИ ОДНОГО БОГА ТАМ И ВСЕГДА HOME POLISH ENGLISH HEBREW E-MAIL ФОТОАЛЬБОМ ПУБЛИЦИСТИКА ИНТЕРНЕТ
Между культурой и культом
top.mail.ru

МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ САДИЗМ (19.04.2001)

Уникальное злодейство

Любой здравомыслящий человек не может не усмотреть в катастрофе европейского еврейства не просто масштабной трагедии, но трагедии уникальной. Фабричные комплексы, сооруженные специально для истребления миллионов людей (в одном только Освенциме за день уничтожалось двадцать тысяч человек), поражают воображение. В этом видится нечто беспрецедентное, нечто такое, дальше чего идти уже просто некуда.

Во избежание дальнейших недоразумений сразу оговорюсь, что речь в данном случае идет не столько о страданиях жертв, сколько о побуждениях преступников. Нет сомнения, что в истории можно найти миллионы страшных судеб, что существуют огромное число людей, которые предпочли бы смерть в газовой камере той смерти, что выпала на их долю.

Между тем трудно найти преступление, которое можно было бы сравнить с планом «окончательного решения еврейского вопроса». Оставив в стороне масштабы, мы должны признать, что Холокост отличается от прочих злодейств прежде всего исключительным бескорыстием своих мотивов.

В одной из статей, посвященных катастрофе (Вести-2. 29.04.98), Дов Конторер писал: «Нацисты были безжалостны не только к евреям. Они уничтожали немецких душевнобольных, цыган, гомосексуалистов, партизан, военнопленных и заложников. Однако во всех этих случаях они руководствовались пусть варварской, но все же постижимой, прагматической логикой, будь то «социальная гигиена» или «карательная целесообразность». И только уничтожение евреев было для нацистов актом чистого, возвышенного идеализма». Далее Конторер убедительно показывает несостоятельность «армянской параллели», о которой особенно принято в этом случае вспоминать: «Жесточайшее подавление армянского восстания в Восточной Анатолии иррегулярными силами курдских кавалеристов (под началом немецких офицеров) и турецкими правительственными войсками в 1915 году было, вне всякого сомнения, военным преступлением и преступлением против человечества. Однако эти действия, во-первых, были обусловлены сугубо прагматическими причинами и, во-вторых, не являлись реализацией политики геноцида, поскольку их целью не было уничтожение армянского народа. Факт: карательные акции производились только в пограничных с Россией районах».

Евреи уничтожались нацистами только за то, что они были евреями, т.е. представителями определенной нации и религии. И ничто с их стороны – никакой подвиг и никакая низость - не могли предотвратить их уничтожения.

Переживший нацистские лагеря писатель Жан Амери в таких словах характеризовал самоощущение еврея в лагере смерти: «Все арийские узники, хотя и оказались в одной пропасти с нами, евреями, стояли выше, более того, были отделены от нас расстоянием в несколько световых лет… Еврей был жертвенным животным. Ему предстояло испить чашу до последней, горчайшей капли».

Почему же такой предельной дегуманизации был подвержен именно уникальный избранный народ? Что говорит по этому поводу религия? Какие объяснения дает этой трагедии иудаизм?

За что?

Спектр мнений, высказанных по этому вопросу, весьма широк. Очень часто катастрофу объясняют массовым отходом евреев от религии. По мнению многих ультраортодоксов, катастрофа – это расплата за ассимиляцию. При этом, как, в частности, считает р.Менахем Эммануль Гартум, план «окончательного решения» зародился в именно в Германии, потому что тут ассимиляция приняла самые внушительные масштабы.

Антисионисты, в частности раввины сатмарского хасидизма, усматривают в случившемся расплату за самочинную попытку создания государства евреев. Сионистские раввины, в первую очередь рав Цви Иегуда Кук – утверждают прямо противоположное – безразличие евреев к сионизму, их массовое игнорирование создания своего государства - вот что вызвало катастрофу.

Некоторые объяснения можно признать курьезными: например, утверждение р.Овадьи Йосефа, что погибшие шесть миллионов набрались за счет перевоплощенных душ грешников многих поколений.

Существуют объяснения и более общего характера. Так, Хефец Хаим (в связи с прелюдией катастрофы, которой явились еврейские погромы времен первой мировой войны) рассказал притчу о мелком торговце, берущем товар у оптового поставщика. Обычно поставщик давал ему в долг, но однажды потребовал все сразу вернуть. Оптовый торговец закрывал дело и требовал подвести итог. Так делает и Всевышний, – объяснил Хефец Хаим. – Он завершает эпоху изгнания и взимает долги за все поколения изгнания. По-видимому, на этой притче основывается также и утверждение р.Элиэзера Менахема Шаха, что катастрофой был закрыт один «счет» и открыт другой, продолжительность и размеры которого никому не известны.

Между тем многие раввины, например, р.Шломо Авинер или главный ашкеназский раввин Израиля р.Исраэль Лау, признают, что не могут дать этой трагедии никакого подобающего объяснения. Имеются, наконец, и такие авторитеты, которые отказываются от любых объяснений в принципе. Так, р.Ицхак Гутнер пишет: «У нас нет права истолковывать эти события… ибо претензия на какие либо знания в этой области равносильна претензии на пророческое дарование». А для Андре Неера пережитое им не могло быть «за что-то». Он пишет: «Мы должны укрепиться на позиции Иова и заявлять: Я невиновен. Как защитник народа Израиля заявляю, что народ Израиля был и остается поныне невиновным. Это сокрытие лица».

Итак, как ни много дается объяснений, но, пожалуй, еще большее число религиозных авторитетов отказываются от выяснения вопроса «за что?». И это понятно. Если сказать, что Холокост - это наказание за что-то, то тем самым немыслимое иррациональное преступление как бы впишется в обычную логику и получит известное духовно-историческое оправдание.

Между тем в контексте этого нежелания давать Катастрофе какие бы то ни было объяснения, невольно напрашивается аналогия с другим преступлением. Действительно, ведь и помимо Катастрофы существуют страдания, которые наша совесть не торопится объяснять какими-либо грехами потерпевшего.

Нормальному человеку свойственно в каждом сомнительном происшествии оценивать свою долю вины. Когда человек «влипает» в разного рода истории, он делает из случившегося свои выводы, он оценивает свое поведение и ищет меру своей ответственности. В пределе (как рекомендует это раби Нахман) он должен всерьез раскаиваться даже в тех преступлениях, которых на самом деле не совершал, но совершение которых ему приписывает молва.

Однако всему есть предел. Когда мы слышим о садистском убийстве, то не зависимо от того, кто оказался его жертвой - распутница или невинная девушка, - мы не желаем искать в этом преступлении какую-либо долю вины ее жертвы. Мы заранее чувствуем, что если женщина зверски убита только по одной той причине, что она женщина, то не только бессмысленно, но и прямо святотатственно связывать случившееся с ее «моральным обликом».

Мы чувствуем, что речь здесь идет о чем-то другом. Мы видим, что гибель от руки садиста наступает только потому, что его жертва является носительницей некоторой духовной действительности – женской красоты.

Единственная аналогия

Как бы то ни было, но в садизме улавливается единственная аналогия плану «окончательного решения еврейского вопроса». Под садизмом я в данном случае понимаю истязание и убийство, являющееся самоцелью. Любое, даже самое жестокое изнасилование, не относится к этой категории преступлений. Насильник – это грабитель. Он берет силой то, что ему не принадлежит, и даже если по ходу дела он устраняет свою жертву как нежелательного свидетеля, то его действия остаются прагматически осмысленными. Садиста же влечет убийство само по себе: именно страдания и смерть прекрасной юной девушки являются его вожделенной целью.

Евреи уничтожались нацистами только за то, что они евреи, точно так же, как красивые девушки уничтожаются садистами только за то, что они красивые девушки. Оба эти преступления близки во-первых тем, что их мотив заключен в самом преступлении, а во-вторых, что они оба направлены против одного корня бытия, направлены непосредственно против Бога, направлены против Святости и против Красоты.

Мы видим: красота способна вызвать острое желание ее истерзать и уничтожить, причем это желание может вызвать только красота. Жертвами садизма являются, разумеется, не только молодые привлекательные девушки, но также и дети и животные (последние, в виду своей юридической незащищенности, в особенности) - но в своей основе это преступление обращено красивой девушке, т.е. к той Красоте, которая в норме опознается с оторопью и благоговением. Так же и с катастрофой. Нацистами уничтожались и немецкие душевнобольные и цыгане, а в конце концов в лагеря уничтожения могли бы угодить и славяне и даже британцы, но в своей основе эти фабрики создавались ради уничтожения евреев. Только потому, что Израиль – это корень святости, он вызвал по отношению к себе такую чудовищную реакцию.

Сравнив план «окончательного решения еврейского вопроса» с садизмом, мы, разумеется, сразу должны отметить принципиальные различия, пролегающие между ними. Одно преступление непосредственно чувственное, второе – рациональное, идеологически опосредованное. Дуалистический антисемитизм Гитлера (не вдаваясь здесь в его гностическую генеалогию) - это метафизический садизм.

Далеко не весь персонал лагерей уничтожения был садистским. Непосредственные чувства многих нацистских преступников очень часто даже противились их действиям. Что же касается главарей нацизма, то они отнюдь не славились бытовой жестокостью. Гитлер не любил сцен насилия, а санкционировавший массовые убийства Гиммлер отличался мягким нравом и любил животных.

Со своей стороны, садизм не только не нуждается ни в какой идеологии, но и вообще избегает какой-либо рефлексии. Теории маркиза де Сада в этом смысле остаются курьезом. Если где садизм и идеология действительно пересекаются, так это разве что в современном сатанизме (кстати, в лице своего основоположника, англичанина Кроули, напрямую связанном с идеологией нацизма).

Итак, садизм и геноцид евреев, предпринятый нацистами – это по сути два разных преступления. Они задевают разные сферы в человеке: сферу души и сферу духа. Но задевая разные сферы, они задевают их одинаково, они вполне аналогичны и на разных уровнях друг другу соответствуют.

Что свидетельствует девушка, растерзанная только за свою красоту? То же, что и еврей, уничтоженный за своё происхождение. Они - каждый по-своему - свидетели последних тайн бытия, они, каждый по-своему, представляют в этом мире его Создателя.







Еврейская глубинная мудрость - регулярные материалы от р. Меира Брука

 

Недельная глава Торы -

Parashat Korach - 24 June 2017






Еврейская глубинная мудрость - регулярные материалы от р. Меира Брука

Aryeh Baratz: arie.baratz@gmail.com      webmaster: rebecca.baratz@gmail.com