ТЕОЛОГИЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ КУЛЬТУРА И КУЛЬТ МАТЕМАТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ РОМАНТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ ЕВРЕЙСКИЕ ПРАЗДНИКИ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - БЕРЕШИТ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ШМОТ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ВАИКРА НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - БЕМИДБАР НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ДВАРИМ ЛИКИ ТОРЫ ПРЕЗУМПЦИЯ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ ДВА ИМЕНИ ОДНОГО БОГА ТАМ И ВСЕГДА HOME POLISH ENGLISH HEBREW E-MAIL ФОТОАЛЬБОМ ПУБЛИЦИСТИКА ИНТЕРНЕТ
Недельные чтения - Балак
top.mail.ru

НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ

БЕМИДБАР (ЧИСЛА)

БАЛАК

ПРОЗОРЛИВОЕ ОКО (5776-2016)
ПРОЗОРЛИВОЕ ОКО (5775-2015)
БИЛАМ И ЙЕШУ (5774-2014)
БИЛАМ И МАССМЕДИА (5773-2013)
МЕССИАНСКАЯ МИССИЯ (5772-2012)
ГОВОРЯЩАЯ ОСЛИЦА (5771-2011)
ВРЕМЯ ЧУДЕС (5770-2010)
ЛИЧНОСТИ И НАРОДЫ (5769-2009)
КУЛЬТ НЕВЕРНОСТИ (5767-2007)
ШАМАН И ПРОРОК (5765-2005)
ЕВРЕЙСКОЕ ПРЕВОСХОДСТВО (5764-2004)
ГЕНИЙ И ЗЛОДЕЙСТВО (5763-2003)
ЛЮДИ, АНГЕЛЫ И ЗВЕРИ (5760-2000)

ВОЙНА ГОГА И МАГОГА («Балак» 14.07.2016)

Общее пророчество, что Всевышний сам вступит в бой на стороне избранного Им народа, вовсе не выглядит нелепицей. Если избавление началось с таких чудес как казнь первенцев и потопление египетской армии, то почему бы и в завершении чем-нибудь таким сынов Израиля не порадовать?

Последнее сражение

В недельной главе «Балак» приводятся следующие слова, вложенные Всевышним в уста кудесника Билама: «И произнес он притчу свою, и сказал: вот речение Билама, сына Беора, и речение мужа, прозорливого оком; Речение слышащего слова Божие, познающего мысли Всевышнего, кто видения Всемогущего видит, падает, но открыты очи его. Вижу его, но (оно) не ныне, смотрю на него, но издали. Взойдет звезда от Яакова, и встанет скипетр от Израиля, и сокрушит пределы Моава, и разгромит всех сынов Шета. И будет Эдом подвластен, и будет подвластен Сэир врагам своим; Израиль же одолеет (их)» (24:20).

Эти слова, в которых говорится о войне Израиля со «всеми сынами Шета», то есть со всем человечеством, признаются одним из пророчеств о войне последних времен, войне Гога и Магога, из которой Израиль должен выйти победителем.

Эта эсхатологическая война упоминается в ТАНАХе несколько раз. Так у пророка Иехезкеля сказано: «И будет в день тот, в день прихода Гога на землю Израиля, – слово Господа Бога! – возгорится гнев Мой в ярости Моей. И в ревности Моей, в огне негодования Моего говорил Я: "(Клянусь), в день тот будет потрясение великое на земле Израиля! И содрогнутся предо Мною рыбы морские, и птица небесная, и зверь полевой, и все пресмыкающиеся, пресмыкающиеся по земле, и всякий человек, который на лице земли. И обрушатся горы, и падут утесы, и всякая стена на землю падет". Но призову на него (на Гога) меч на всех горах Моих, – слово Господа Бога. Меч каждого будет против брата его. И буду судиться с ним мором и кровью, и ливень проливной, и град камней, огонь и серу пролью на него и на отряды его, и на народы многие, которые с ним. И Я возвеличусь, и освящусь, и появлюсь пред глазами народов многих, и узнают, что Я – Господь.

И ты, сын человеческий, пророчествуй о Гоге и скажешь: так сказал Господь Бог: вот Я – против тебя, Гог, князь верховный Мэшэха и Туваля! И поверну Я тебя, и пробужу тебя, и подниму тебя с окраин севера, и приведу тебя на горы Израиля. И выбью Я лук твой из руки левой твоей, и стрелы твои из руки правой твоей выброшу. На горах Израиля падешь – ты и все отряды твои, и народы, которые с тобой; хищной птице всякого рода и зверю полевому отдал Я тебя на съедение. В открытом поле падешь, ибо Я сказал, – слово Господа Бога. И пошлю огонь на Магог и на безопасно обитающих на островах. И узнают, что Я – Господь» (38:18-39:8).

Следующее пророчество, касающееся этой войны, принадлежит Захарии: «Вот Я сделаю Иерусалим чашей яда для всех народов вокруг и также для (врагов) Иеуды, когда осажден будет Иерусалим. И будет в день тот: сделаю Иерусалим камнем тяжелым для всех народов – все поднимающие его исцарапаются сильно; и соберутся против него все племена земли. В день тот, – слово Господа, – поражу всякого коня ужасом и всадника его безумием, и на дом Иеуды открою глаза Свои, и всех коней (у) народов поражу слепотой. И скажут начальники Иеуды в сердце своем: сила моя – жители Иерусалима, через Господа Цаваота, Бога их. В день тот сделаю начальников Иеуды, как жаровню с огнем между дровами и как факел горящий в снопе, и они пожирать будут направо и налево все народы вокруг, а Иерусалим сидеть будет (спокойно) на месте своем… В день тот защитит Господь жителя Иерусалима, и слабый среди них в день тот (станет) как Давид, и дом Давида – как ангелы, как ангел Господень пред ними. И будет в день тот: решу Я уничтожить все народы, пришедшие (воевать) против Иерусалима. И изолью Я на дом Давида и на жителя Иерусалима дух милости и мольбы, и будут они смотреть на Меня» (Захар 12:14)

Из другого фрагмента видно, что в этой войне пострадают также и евреи: «И соберу все народы на войну против Иерусалим, и захвачен будет город, и разграблены будут дома, и обесчещены женщины, и уйдет половина города в изгнание, а остаток народа не будет истреблен в городе. И выйдет Господь и сразится с народами теми, как в день, когда сражался Он, в день битвы. И стоять будут ноги Его в день тот на Масличной горе, что пред Иерусалимом, с востока; и расколет Масличную гору пополам – на запад и на восток, и (появится) весьма большая долина, и отодвинется половина горы к северу и половина ее – к югу. И побежите вы в горную долину, ибо достигнет горная долина Ацала; и побежите, как бежали вы от землетрясения в дни Уззии, царя Йеуды; и придет Господь Бог мой – все святые с тобой! И будет в день тот: не будет света; холод и мороз. И будет день единственный – известен будет он Господу: не день и не ночь. И будет к вечеру: будет свет. И будет в день тот: выйдут воды живые из Иерусалима, половина их – к морю восточному, и половина их – к морю западному; летом и зимой будет (так). И будет Господь царем на всей земле, в день тот будет Господь один (для всех), и имя Его – одно» (14:1-9).

Времена и сроки

Не так давно я приводил эти слова Захарии в связи истолкованием евангельских событий Хаимом Маккоби. По мнению этого исследователя, Иисус поднялся на Масличную гору в сопровождении вооруженных двумя мечами учеников, чтобы начавшимся сражением побудить Всевышнего к вступлению в обещанную Им войну («Они сказали: Господи! вот, здесь два меча. Он сказал им: довольно. И, выйдя, пошел по обыкновению на гору Елеонскую, за Ним последовали и ученики Его» Мф.22:38).

«Он верил, - пишет Маккоби, - что время для исполнения пророчеств Захарии, Иоиля и Исайи настало, а чужеземные враги, о которых говорится в этих пророчествах, – это римляне; что произойдет великая битва против римлян, куда евреев поведет потомок царя Давида, мессия, помазанник Божий, который станет законным царем Иудейским; что битва эта будет сопровождаться чудесами (включая землетрясение и бедствия, в которых римляне и недостойные из евреев погибнут); что битва эта окончится победой мессии и евреев, которые затем вступят в эпоху независимости; что она будет и эпохой мира и духовного совершенствования всего мира, когда богоданная миссия евреев как народа Господня будет признана всеми народами, а Храм в Иерусалиме станет рассматриваться как духовный центр мироздания».

«Иисус не был партизанским вождем, - пишет Маккоби. - Он не тренировал своих сторонников в военных упражнениях и не вступал в схватки с римскими войсками. С точки зрения научного скептицизма XX века он может показаться мечтателем, предававшимся самообману. Однако он следовал модели, достаточно обычной в еврейской истории, и по тогдашним стандартам еврейских верований не был бы сочтен безумцем. (С другой стороны, если бы он объявил себя Богом и заявил о своем намерении добровольно подвергнуться распятию, его, несомненно, сочли бы умалишенным)».

В наше смутное время подобные «стандарты еврейских верований» возвращаются. И тому имеются основания. Во-первых, многое уже сбылось: государство Израиль возрождено, а «все сыны Шета» уже ведут с ним войну на истощение. Во-вторых, возраст мира – 5776 достаточно солиден для подведения итогов. Да и общее пророчество, что Всевышний сам вступит в бой на стороне избранного Им народа, вовсе не выглядит нелепицей. Если избавление началось с таких чудес как казнь первенцев и потопление египетской армии, то почему бы и в завершении чем-нибудь таким сынов Израиля не порадовать? Тем более, что во время царя Хизкияу уже была проведена генеральная репетиция: «И было в ту ночь: вышел ангел Господень и поразил в стане Ашшурском сто восемьдесят пять тысяч. И встали поутру, и вот, все они – мертвые тела. И двинулся Санхерив, царь Ашшурский, и пошел, и возвратился; и жил он в Ниневии» (2 Малахим 19: 35). Талмуд (Сангедрин 94.а) трактует это чудо как предвестие войны с Гогом.

История с Иисусом, как ее представил Маккоби, учит, что расчеты на применение Всевышним Его «ядерного оружия» «в скорости, в наши дни», могут быть более чем обманчивы, но в то же время более чем правдоподобным выглядит сам сценарий.

ПРОЗОРЛИВОЕ ОКО (02.07.2015)

Дар пророчества

В недельной главе «Балак» рассказывается о том, как моавитский царь Балак нанял великого кудесника Билама для того, чтобы тот проклял Израиль: «И послал он послов к Биламу, сыну Беора, в Петор, что у реки, в земле сынов народа его, чтобы позвать его, сказав: вот, народ вышел из Египта; уже покрыл он лик земли и живет он против меня. Итак, пойди, прошу, прокляни мне народ этот, ибо он сильнее меня: может, мне удастся, и мы его поразим, и прогоню я его из этой земли; ведь я знаю: кого благословишь ты, тот благословен, а кого проклянешь, тот проклят…». (22:5-8)

Между тем, Билам подчинился Создателю и вместо того, чтобы проклясть, благословил Израиль: «И увидел Билам, что угодно в очах Господних благословить Израиля, и не пошел, как прежде, для волхвования, а обратил лицо свое к пустыне. И поднял Билам глаза свои, и увидел Израиля, расположившегося по коленам своим, и снизошел на него дух Божий. И произнес он притчу свою, и сказал: вот речение Билама, сына Беора, и речение мужа, прозорливого оком, Речение слышащего речи Божии, который видит видения Всемогущего, падает с очами открытыми: Как хороши шатры твои, Яаков, жилища твои, Израиль! Как ручьи растекаются они, как сады при реке, как аолы, которые насадил Господь, как кедры при водах» (24:1-5).

Согласно традиции, Билам был не просто волхвом, он являлся самым великим мистиком человечества, в чем-то превосходящим даже Моше.

Довольно часто можно услышать, что способностью пророчествовать, способностью воспринимать откровение Творца мира наделены только евреи, что среди народов пророков быть просто не может.

Это не совсем верно. Пророки среди народов встречались, просто получаемые ими откровения были связаны каким-то специальными задачами, имеющими лишь косвенное отношение к миссии Израиля. Так, пророком был эдомитянин Овадья. Пророческих видений удостоились и злодей Лаван, и праведный Иов. Но первым из пророков народов Тора считает Билама.

Так, в связи со словами Торы «И не было более пророка в Израиле, как Моше, которого Господь знал лицом к лицу» (Дварим 34:10), иногда вспоминают о Биламе, который вне Израиля в некоторых аспектах был даже больше, чем Моше.

Наверно, имелось немало волхвов, которые не просто были готовы проклясть Израиль, но и которые бы это сделали очень охотно. Но именно в силу своих пророческих качеств Билам – вопреки своей воле – совершил обратное тому, что задумал, как сказано: «И произнес он притчу свою, и сказал: вот речение Билама, сына Беора, и речение мужа, прозорливого оком; Речение слышащего слова Божии, познающего мысли Всевышнего, кто видения Всемогущего видит, падает, но открыты очи его. Вижу его, но (оно) не ныне, смотрю на него, но издали. Взойдет звезда от Йакова, и встанет скипетр от Израиля, и сокрушит пределы Моава, и разгромит всех сынов Шета. И будет Эдом подвластен, и будет подвластен Сэир врагам своим; Израиль же одолеет (их)». (Бемидбар 24:14-18).

В этот момент Биламу действительно было открыто много, во всяком случае не меньше, чем еврейскому пророку, но обычно его прозорливость ограничивалась какой-то определенной узкой сферой, не имеющей отношения у судьбе Израиля.

Опознание личности

Между тем среди народов, хотя и в значительно более позднее время - через полтора тысячелетия после Билама - жил мистик, которого невольно хочется выделить именно как великого пророка народов, и имя его – Плотин (205-270).

Плотин известен как философ, находящийся среди создателей одного из самых интересных и влиятельных учений древнего мира – неоплатонизма. Философия эта, восходящая к диалогу Платона «Парменид», учит о последнем единстве и его троящемся иерархическом устройстве - единое, ум, душа.

Философия эта впоследствии легла в основу ряда теологический теорий, в первую очередь апофатической теологии, учащей, что Богу невозможно приписать никаких положительных определений, но лишь отрицательные («К Нему неприложимы никакие акциденции, свойственные материальным телам: ни соединение, ни расчленение; ни место, ни мера; ни восхождение, ни нисхождение; ни "правое", ни "левое"; ни "впереди", ни "позади"» «Мишне Тора» Рамбам.).

Между тем важно знать, что Плотин был не просто философ - в первую очередь он был мистик, даже прозорливец. Так его ученик Порфирий писал: "Он мог предсказать, что станется с каждым из детей, которые жили с ним. Например, он предсказал по поводу Полемона, что он полюбит и что жизнь его будет короткой; так и случилось" («Жизнь Плотина». 11, 8)

"Однажды он заметил, что я думаю о самоубийстве. В то время я жил у него в доме. Он неожиданно подошел ко мне и сказал, что это намерение не происходит от подлинно духовного состояния души, что это просто болезненная меланхолия. Он посоветовал мне путешествовать. Я послушался его и уехал в Сицилию... Так я избавился от желания покончить с собой, но это помешало мне остаться с Плотином до его смерти" ( 11, 11).

Это, возможно, мелочи, однако мелочи, придающие еще больше веса тем его прозрениям божественного, которые, на мой взгляд, больше роднят Плотина с пророками Израиля, нежели с прорицателями Греции.

Вот что сам Плотин пишет о своих прозрениях и состоянии своей души: «Пусть те, кому не ведомо это состояние, представят себя по опыту любви в этом мире, какова должна быть встреча с самым возлюбленным существом», «В этом состоянии она (душа) понимает, она знает, что именно этого желала; она может утверждать, что нет ничего выше Блага. В духовном мире ошибки невозможны: где найти более истинное, чем истина? Значит, то, о чем она говорит, существует; в действительности она скажет об этом позже, а сейчас у нее нет слов. Наслаждение, которое она испытывает, не обманывает ее, ибо она его испытывает. И она утверждает, что причина этого блаженства – не телесное удовольствие, нет, – она вновь стала тем, чем была раньше, когда была счастлива. Все, что до этого доставляло ей удовольствие... она презирает. Она бы с радостью согласилась, чтобы все вокруг исчезло, чтобы быть подле него, наедине с ним. Такова сила ее блаженства" (VI 7, 34, 25).

Кто-то может возразить, что это описание недостаточно точно, что оно может быть отнесено не только к встрече с личным Богом, но и к безличным переживаниям восточных мистиков. И здесь важным критерием выступает одна деталь плотиновского визионерства – его отношение к глазам.

Известно, что отношение эллинов и иудеев к этой части человеческого тела комплементарно. Греки с удивительной реалистичностью создавали скульптурные изображения человеческого тела, но при этом… оставляли их без глаз!

В то же время еврейская традиция видит сосредоточение человеческого существа именно в глазах, именно по глазам опознает она человека. Согласно иудаизму, прежде всего в человеческих глазах проступает образ и подобие Бога (см., например, «Нида» 23.б), а Израиль сравнивается пророком с «зеницей ока» (Захария 2:12).

И вот как раз в этом пункте Плотин был с Израилем, а не со своим народом. Вот что пишет он в своих «Энеидах»:

"Характер человека можно узнать, глядя ему в глаза или рассматривая некоторые части его тела. Так можно определить опасности, которым он подвергается, и способы избежать их" (II 3, 7, 9). «И в земном мире мы можем узнавать людей по глазам, даже когда они молчат. Но в вышнем мире все тело прозрачно; все человеческое существо как бы превращается в один большой глаз» (IV 3, 18, 19).

Человек, принесший в наш мир такое удивительное свидетельство, поистине может быть назван «мужем, прозорливым оком»!

БИЛАМ И ЙЕШУ (02.07.2014)

Терпящий наказание за свои грехи, Йешу одновременно выступает радетелем и сторонником Израиля. Создается впечатление, что именно эта парадоксальная талмудическая характеристика возбудила в христианском мире стремление спутать карты, и пустить молву, будто бы евреи не очень различают между Биламом и Йешу.

Противоречивый Билам

В недельной главе «Балак» рассказывается о том как моавитский царь Балак пригласил кудесника Билама проклясть Израиль, но тот вместо этого его благословил: «И сказал Билам Балаку: построй мне здесь семь жертвенников и приготовь мне здесь семь быков и семь овнов. И сделал Балак, как говорил Билам, и вознес Балак с Биламом по быку и по овну на каждом жертвеннике. И сказал Билам Балаку: постой у всесожжения твоего, а я пойду, может быть явится Господь навстречу мне, и что Он укажет мне, я объявлю тебе. И пошел он на возвышенное место. И встретился Бог Биламу, и сказал он Ему: семь жертвенников воздвиг я и вознес по быку и по овну на жертвеннике. И вложил Господь слово в уста Билама, и сказал: возвратись к Балаку и так говори. И возвратился он к нему, и вот, стоит он у всесожжения своего, он и все князья Моавитские. И произнес он притчу свою, и сказал: из Арама приводит меня Балак, царь Моава, с гор восточных: "пойди, прокляни мне Яакова, и пойди, изреки зло на Израиль!". Как прокляну я? Не проклинает его Бог. Как изреку зло? Не изрекает зла Господь! С вершины скал вижу я его и с холмов смотрю на него: вот народ отдельно живет и между народами не числится. Кто исчислит прах Яакова и сочтет пыль Израиля? Да умрет душа моя смертью праведников, и да будет кончина моя, как его». (23:1-12)

Эти сильные и яркие слова, произнесенные чародеем Биламом, наряду со словами пророков Израиля на протяжении тысячелетий с гордостью повторяются евреями по всякому подходящему поводу.

Между тем сама личность Билама оценивается традицией совсем не так, как можно было бы ожидать исходя из приведенных слов. Во-первых из самой же Торы можно понять, что Билам как бы оправдывается перед Балаком за произнесенные им слова: «И сказал Балак Биламу: что сделал ты мне? проклясть врагов моих взял я тебя, а ты, вот, благословляешь. И отвечал он, и сказал: ведь то, что влагает Господь в уста мои, должен я в точности говорить».

А во-вторых, согласно Талмуду, Билам не раз пытался повредить евреям. Так в Египте он посоветовал фараону топить еврейских младенцев в Ниле (Сота 11а, Сангедрин 106а), и уже после всех своих благословений посоветовал Балаку совратить Израиль прелестями мидианских дев. (Сангедрин 106а). Кроме того, в Талмуде утверждается то, что Билам занимался скотоложеством.

Итак, приведенные Письменной Торой слова Билама, вроде бы ясно говорящие о его стремлении разделить судьбу Израиля («Да умрет душа моя смертью праведников, и да будет кончина моя, как его») резко контрастируют с той негативной оценкой, которая дается Биламу Торой Устной. Это обстоятельство побуждает некоторых внешних иудаизму исследователей предполагать, что говоря о Биламе, Талмуд имеет в виду другое лицо, а именно … Иисуса из Назарета.

Парадоксальная характеристика

К такому выводу в частности пришел Т. Херфорд в своем исследовании «Христианство в Талмуде и мидрашах». Ему вторит автор статьи «Иисус из Назарета в еврейских легендах» С.Краус: «Поскольку чародей Валаам, имя которого толковалось как «губитель людей», был со всех точек зрения достойным предтечей Иисуса, последний также назывался Валаамом»

Подобное поверье разделяют некоторые христиане. Так на протестантском сайте «Свет жизни» выставлено следующее утверждение: «Раввины, особенно в эпоху Талмуда, были мастерами намека и иносказания. Подчас, говоря о ком-то, они не называли его по имени, но использовали всевозможные прозвища или имена библейских персонажей, которые, на их взгляд, соответствовали тому, о ком они говорили. Они давали человеку прозвище, и не зная их мира, невозможно понять, о ком они в действительности говорят. Одно из имен, которым называется Иисус в Талмудической литературе - это Биль-ам, Валаам. Валаам был пророком народов, а не пророком Израиля».

Что же касается профессиональных антисемитов, то среди них такое понимание слова «Билам» чуть ли не доктрина. Так в своем сочинении «Еврейский вопрос глазами американца» Дэвид Дюк пишет: «Поскольку христианские учёные-богословы периодически получали в своё распоряжение копии Талмуда, переписчики Талмуда надеялись обмануть их, используя имя Валаам для обозначения Иисуса… В «Еврейской энциклопедии» под заголовком «Валаам» говорится «...псевдоним «Валаам» дан Иисусу... в Санхедрин 106 в и в Гиттин 57 а»).

Далее Дюк с нелепыми и дикими искажениями приводит фрагменты из указанных им мест Талмуда, главным образом из трактата Гитин.

Между тем обращение к этому источнику как раз менее всего работает на гипотезу Дюка, скорее наоборот – полностью опровергает ее. Дело в том, что в этом эпизоде Йешу фигурирует наряду с Биламом как вполне независимый персонаж. В соответствующем месте рассказывается, как раздумывающий принять иудаизм Онкелос советуется по этому поводу с душами Тита, Билама и Йешу. Таким образом, Дюк пытается убедить нас в том, что Онкелос обращается к одному и тому же Йешу дважды, получая при этом два разных ответа.

«Цитаты» Дюка крайне искажены, а ссылки не точны, поэтому если в какой-то еврейской энциклопедии действительно содержится утверждение, что в Талмуде под словом «Билам» следует читать «Йешу», то скорее всего это просто упоминание о циркуляции такого мнения среди антисемитов.

Единственный заслуживающий внимания аргумент, который приводят сторонники кодировки имени Йешу именем Билам, состоит в том, что в одном месте Талмуда сообщается, что Билам посоветовал Паро убивать еврейских младенцев, а в другом – соседнем с ним, что он прожил всего 33 года. Поскольку два эти сообщения несовместимы (репрессии Паро начались за 80 лет до исхода), то можно предположить, что во втором месте имеется в виду Йешу, так как именно он прожил 33 года.

Однако и этот аргумент не убеждает: в Талмуде приводятся сотни, если не тысячи историй, которые менее всего озадачены вопросом, как им друг с другом согласоваться. И тот же Раши поясняет, что относительно возраста Билама существует две версии (одна - 33, другая – заведомо больше 80).

Итак, нигде в Талмуде под Биламом не подразумевается Человек из Назарета. Для обвинений против Йешу в еврейской традиции имеются свои основания, а для обвинений против Билама – свои. Более того, в упомянутой агаде из трактата Гитин основоположник христианства изображается в куда более благоприятном свете нежели величайший кудесник всех времен и народов: терпящий наказание за свои грехи, Йешу одновременно выступает радетелем и сторонником Израиля.

Создается впечатление, что именно эта парадоксальная талмудическая характеристика возбудила в христианском мире стремление спутать карты, и пустить молву, будто бы евреи не очень различают между Биламом и Йешу.

Как бы то ни было, эта агада проливает определенный свет на то, кем, на самом деле, могли мыслить мудрецы Талмуда проповедника из Назарета.

БИЛАМ И МАССМЕДИА (20.06.2013)

Журналисты-интеллектуалы не допускают мысли, что универсальный Бог может быть так глуп и органичен, чтобы избрать себе какой-то отдельный народ, да еще и предназначить ему какую-то землю, а значит все, что направлено против политического волеизъявление этого народа – разумно, вечно и прогрессивно. Цепные псы демократии всегда рады перегрызть горло Израилю, но желание это волшебным образом усиливается, когда к ним «приходят старейшины Саудии с дарами за клевету в руках их».

«Шерше ляфам»

В недельной главе «Балак» рассказывается о том, как моавитский царь Балак обратился с просьбой к кудеснику Биламу проклясть Израиль: «И послал он послов к Биламу, сыну Беора, в Петор, что у реки, в земле сынов народа его, чтобы позвать его, сказав: вот, народ вышел из Египта; уже покрыл он лик земли и живет он против меня. Итак, пойди, прошу, прокляни мне народ этот, ибо он сильнее меня: может мне удастся, и мы его поразим, и прогоню я его из этой земли; ведь я знаю: кого благословишь ты, тот благословен, а кого проклянешь, тот проклят…». Ненавистник Израиля Билам охотно согласился, тем более, что просьба Балака сопровождалась материальным поощрением: «И пошли старейшины Моава и старейшины Мидьяна с дарами за колдовство в руках их; и пришли к Биламу, и пересказали ему слова Балака» (22:5-8).

Из затеи этой ничего не вышло, так как Всевышний вложил в уста кудесника благословения вместо проклятий. Однако после того, как все они были произнесены, Билам дал Балаку хороший совет, как сжить Израиль со свету, а именно - подтолкнуть его к замешанному на блуде идолослужению. В конце главы мы читаем: «И начал народ блудодействовать с дочерьми Моава, И приглашали они народ к жертвам божеств своих; и ел народ, и поклонялся божествам их. И прилепился Израиль к Баал-Пеору.И возгорелся гнев Господень на Израиля».(25:1-9)

Раши поясняет слова «и поклонялся божествам их» следующим образом: «Когда страсть овладевала им и он говорил ей: "Исполни мое желание", она вынимала из-под одежд изображение Пеора и говорила ему: "(Прежде) поклонись этому".

В сыскном деле издавна утвердилась поговорка «Шерше ляфам», смысл которой сводится к тому, что цепочка от целого ряда преступлений тянется к женщине. В древности, в культовой области, как мы видим, действовал аналогичный принцип, к идолослужению евреев нередко склоняли прелестные язычницы.

Во избежание такого развития событий, Тора предостерегает евреев от вступления с язычницами даже в брачные отношения: «дочери его не бери за сына твоего; ибо отвратят сына твоего от Меня, и они будут служить иным божествам» Двар 7:5). Как известно, нарушение этого ограничения некогда привело к отступничеству мудрейшего из людей - царя Шломо: «И кроме дочери Паро любил царь Шеломо многих чужестранных женщин: Моавитянок, Аммонитянок, Эдомеянок, Цейдонянок, Хэйтиянок – Из тех народов, о которых Господь сказал сынам Израилевым: "Не идите вы в среду их, и они пусть не входят в среду вашу, потому что они неизбежно склонят сердце ваше к своим божествам", – к ним прилепился Шеломо любовью. И было у него семьсот жен-княгинь и триста наложниц; и развратили жены его сердце его. И было, в пору старости Шеломо жены его склонили сердце его к иным божествам» (1 Малахим 11:1-4).

Но как мы видим, в случае служения Израиля Пеору имело место не стихийное распутство, а продуманная и хорошо спланированная акция вовлечения в его сети всего народа. По совету Билама, к каждому еврею была направлена отдельная моавитянка, своими прелестями склонявшая его к идолослужению. Так, рассматривая пасук «Вот они по совету Билама (искушали) сынов Израиля изменить Господу ради Пэора» (Бемидбар 31:1-17), Раши следующим образом поясняет слова «вот они»: «Это говорит о том, что их знали (и говорили:) "Вот женщина, из-за которой согрешил такой-то".

Две аномалии

Эта особенность упомянутой истории несколько напоминает современную ситуацию в области… массмедиа. В самом деле, мы живем во время, когда соблазнительные красотки, в невообразимых количествах клонируясь на экранах компьютеров и телевизоров, рвутся на глаза всякому отважившемуся завести себе монитор. Разумеется, и сегодня, как и в пору странствия сынов Израиля по пустыне, их можно не пускать на порог, однако сам этот агрессивный напор, конечно, нашу жизнь не упрощает.

Сходство это, разумеется, достаточно отдаленное, и я бы, пожалуй, не стал обращать на него внимание читателей этой колонки, если бы оно не сопровождалось еще одной особенностью, сближающей массмедиа с происками Балака и Билама: я имею в виду обсессивный антисионизм мировых СМИ. Травля Израиля, лукаво подменившая в современном мире травлю евреев, такая же неотъемлемая составляющая телевещания, как повсеместно мелькающие девушки в бикини.

Сочетание этих явлений, никак по сути не связанных, поразительно напоминает эпизод древней истории, где их связь была самой прямой, а именно попытку Балака погубить Израиль с привлечением женской прелести.

В самом деле, трудно найти другую тему, в которой бы мировыми средствами информации проявлялась такая неадекватность, как в вопросе арабо-израильского конфликта. Доходит до курьезов. Казалось бы западный журналист, заступающийся за Израиль, выглядит, как человек, покусавший собаку, казалось бы, он должен привлечь внимание своих собратьев. Но вопреки общему правилу, его коллеги его замалчивают! Вот свидетельство ирландца Ники Ларкина: «Мне страшно не понравились свастики, увиденные мною в Хевроне. Вернувшись в Дублин, я хотел говорить об этом. Свобода слова — она, знаете ли, должна быть универсальной ценностью. Но стоило мне об этом заговорить, как мои дорогие соотечественники начинали смотреть на меня так, словно я помочился им в пиво. Эта одномерная, убогая псевдосвобода — основа лжи».

Испанка Пилар Рахола пишет: «Международная пресса наносит громадный вред, публикуя свои сообщения об израильско-палестинской проблеме. Когда она говорит на эту тему, она не информирует – она занимается пропагандой. Публикуя сообщения об Израиле, большинство журналистов забывает об этике журнализма. И поэтому любое действие Израиля, направленное на самозащиту, превращается в резню, а каждая конфронтация — в геноцид. Об Израиле было написано так много дурацких вещей, что не осталось ни одного обвинения, не высказанного против него».

Тут образовался явный порочный круг. В сознании современного человека свобода слова прочно связалось с истиной. Ведь в условиях открытого диалога истина сама стоит за себя, сама всплывет на поверхность. А значит, раз все считают, что израильтяне - преступники, а «палестинцы» - жертвы, то значит так оно и есть. Ведь никто же не превращает Путина в отца русской демократии, а Явлинского – в рвущегося к власти функционера. Ведь почему-то либерийский диктатор Чарльз Тейлор не поучил нобелевскую премию мира, а замученные им люди не слывут преступными мятежниками. Все как-то более или менее в «больной прессе» утрясается, устанавливается на свои места. Почему же в вопросе Израиля получается по-другому?

В самом деле, почему? Ответ, как мне кажется, следующий: «Рационализм», которым руководствуются журналисты-интеллектуалы, не допускает мысли, что универсальный Бог может быть так глуп и органичен, чтобы избрать себе какой-то отдельный народ, да еще и предназначить ему какую-то землю, а значит все, что направлено против политического волеизъявление этого народа – разумно, вечно и прогрессивно. Цепные псы демократии всегда рады перегрызть горло Израилю, но желание это волшебным образом усиливается, когда к ним «приходят старейшины Саудии с дарами за клевету в руках их».

МЕССИАНСКАЯ МИССИЯ (05.07.2012)

Если Машиах не превосходит своими качествами Моше (правление которого сопровождалось множеством кризисов и открытых бунтов!), то почему мессианское правление окажется успешным и безмятежным? Для реализации своих планов Машиаху необходим управленческий аппарат, причем аппарат, как мы понимаем, чудесным образом некоррумпируемый, и это при отсутствии какого-либо демократического контроля над властью. Можно ли, сменив светскую бюрократию на «своих людей» (в черных или вязаных кипах), как-то реально изменить ситуацию, да еще к лучшему?

Я верю полной верой

В недельной главе «Балак» приводится такое пророчество: «И теперь я иду к народу моему; пойдем, я поведаю тебе, что сделает народ этот твоему народу в будущем. И произнес он притчу свою, и сказал: вот речение Билама, сына Беора, и речение мужа, прозорливого оком; Речение слышащего слова Божии, познающего мысли Всевышнего, кто видения Всемогущего видит, падает, но открыты очи его. Вижу его, но (оно) не ныне, смотрю на него, но издали. Взойдет звезда от Йакова, и встанет скипетр от Израиля, и сокрушит пределы Моава, и разгромит всех сынов Шэта. И будет Эдом подвластен, и будет подвластен Сэир врагам своим; Израиль же одолеет (их)». (Бемидбар 24:14-18).

Слова эти, вложенные Всевышним в уста Билама, считаются пророчеством о приходе Избавителя. Так Рамбам в «Гилхот малахим» 11 поясняет: «В «Бемидбар, 24:17-18» приводится пророчество о двух Машиахах: о первом из них - Давиде, которому предстояло спасти Израиль от врагов его, и о последнем Машиахе, его потомке, который спасет Израиль от Эсава. Там говорится: " Вижу его, но (оно) не ныне " - это пророчество о Давиде. "Смотрю на него, но издали " - о Машиахе. "Взойдет звезда от Йакова" - это Давид. "Встанет скипетр от Израиля " - это царь-Машиах. "И сокрушит пределы Моава" - Давид, как сказано про него: "И победил Давид Моав и поделил его на части" (Шмуэль II, 8:2). "И разгромит всех сынов Шета" - царь Машиах, как сказано: "И будет властвовать он от моря до моря" (Зхарья, 9:10). "И будет Эдом подвластен" - Давиду, как сказано: "И стали эдомитяне рабами Давида" (Диврей аямим I, 18:13). "И будет подвластен Сэир врагам своим" - царю-Машиаху. Как сказано: "И поднимутся спасители на гору Сион, судить живущих на горе Эсава" (Овадья, 1:21).

Вера в приход Избавителя – потомка Давида считается неотъемлемой составляющей иудаизма. Рамбам объявил это упование одним из 13 пунктов символа еврейской веры: «Я верю полной верой в приход Машиаха и я буду каждый день ждать его прихода, как бы долго ни длилось ожидание». А приведенному разъяснению слов Билама Рамбам предпосылает следующее утверждение: «В грядущие дни придет царь Машиах, восстановит династию Давида, отстроит Храм и соберет народ Израиля, рассеянный по свету. В его дни снова вступят в силу все законы, действовавшие в прошлом: будут приносить жертвы, соблюдать субботний и юбилейный годы в соответствии с написанным в Торе. Всякий, кто не верит в него или не ожидает его прихода, отвергает не только предсказания пророков, но слова самой Торы и Моше, учителя нашего. Ибо сама Тора свидетельствует об избавлении, которое принесет Машиах».

Дело, как видим, не шуточное: чтобы оставаться евреем, верить в приход Машиаха вроде бы совершенно необходимо. Между тем вера эта представляет немалое испытание для здравого смысла. Возьмем хотя бы утверждение, что «в его дни снова вступят в силу все законы, действовавшие в прошлом». Ведь эти слова понимаются в религиозном мире вполне буквально. Значит ли это, что на сей раз история не повторится в виде фарса? Но как можно подчинить «религиозному диктату» всю страну, весьма ценящую демократию? Кто может убедить израильтян распустить Кнессет и учредить Сангедрин, на состав которого (как ныне на состав БаГаЦа) они никак не смогут влиять? Почему, наконец, правление Машиаха должно оказаться более справедливым и счастливым, чем какое-либо другое? Что в нем такого необычного, если по Рамбаму оно как раз самое обычное?

Неизбежные вопросы

В самом деле, в Йеменском послании, посвященном разоблачению местного лжемессии, Рамбам в следующих словах описывает качества и возможности Избавителя: «Его достоинство превысит достоинство пророков и будет еще более досточтимо — за исключением Моше рабэйну, да осенит его мир. И отличит его Творец, да будет Он благословляем, так, как Он отличил Моше, учителя нашего, ибо (о Машиахе) сказано: «И исполнит Он его духом благоговения перед Богом: и не по взгляду глаз своих будет он судить, и не по слуху ушей своих будет решать. Но будет судить по правде…» (Йешайя 11:3); «И снизойдет на него дух Божий, дух мудрости и разумения, дух совета и доблести, дух постижения и страха перед Богом» (Йешайя 11:2). «И справедливость будет поясом на чреслах его и честность — поясом на бедрах его» (Йешайя 11:5)» .

Но ведь если Машиах не превосходит своими качествами Моше (правление которого сопровождалось множеством кризисов и открытых бунтов!), то почему мессианское правление окажется успешным и безмятежным? Более того, даже если бы Машиах превзошел Моше какими-то качествами, он бы все равно остался человеком со всеми своими человеческими возможностями. Взглянем лишь на одну сторону стоящих перед ним проблем – управленческую. Для реализации своих планов Машиаху необходим управленческий аппарат, причем аппарат, как мы понимаем, чудесным образом некоррумпируемый, и это при отсутствии какого-либо демократического контроля над властью (неизвестного среди «законов, действовавших в прошлом»). Можно ли, сменив светскую бюрократию на «своих людей» (в черных или вязаных кипах), как-то реально изменить ситуацию, да еще к лучшему?

То, что Машиах достигнет своих целей прямолинейными полицейскими мерами, вроде бы никто не считает. Того, что люди вдруг радикально изменятся, так же всерьез никто не ожидает. Может быть, он исхитрится править как-то через голову чиновников, судий и полиции? То есть станет править каким-то чудесным образом? Но тот же Рамбам ясно предупредил, что чудес не будет: «Да не подумаешь ты, что Машиах должен творить чудеса, отменять законы природы и воскрешать мертвых, как утверждают глупцы».

Не правильнее ли тогда ожидать, что избавление придет без какого либо человеческого посредничества, как сказано в Мидраше (Тегилим 31:2): «Сыны Израиля сказали Господу Пресвятому: Разве Ты не избавил нас уже рукою Моше, рукою Йегошуа, рукою судей и царей? А теперь мы вновь порабощены и пребываем в сраме, будто и нее были избавлены» Ответил им Господь: «Как совершалось ваше избавление рукою плотской, и вожди ваши были людьми, которые сегодня здесь, а завтра – в могиле, так и избавление ваше было временным. Но в будущем Я избавлю вас собственной рукой, и как Я вечен, так и избавление ваше будет вечным»

В такое избавление еще можно поверить. Но как человек, как «политик» может что-либо радикально в истории изменить, как он может кого-то «избавить», как может искоренить зло? Не является ли вера в приход Мессии просто праматерью всех утопий? В следующей статье я попытаюсь рассказать, как представляю себе ответ на этот вопрос.

ГОВОРЯЩАЯ ОСЛИЦА (07.07.2011)

Многое из того, что утверждается и распространяется в настоящем, как-то проявляло себя и в прошлом. Например, фотографии предшествовала литография, а также живопись, основанная на эффекте камеры Обскура; кодам АСКИ предшествовала азбука Морзе; а быстро все схватывающие дети-индиго - явные предшественники внедрения грядущих биоэлектронных обучающих технологий (машинно-человеческий интерфейс). Поэтому, если мы верим, что в грядущем животные заговорят, то можем находить этому какие-то предвестники также и в настоящем.

Мистические звери

В недельной главе «Балак» рассказывается странная история о говорящей ослице: «И встал Билам поутру, и оседлал ослицу свою, и пошел с князьями Моавитскими. И воспылал гнев Божий за то, что он пошел, и стал ангел Господень на дороге в помеху ему. А он ехал на ослице своей и два отрока его с ним. И увидела ослица ангела Господня, стоящего на дороге с обнаженным мечом в руке его, и своротила ослица с дороги, и пошла на поле; и Билам стал бить ослицу, чтобы поворотить ее на дорогу, И стал ангел Господень на тропинке между виноградниками: ограда с одной и ограда с другой стороны. Ослица, увидев ангела Господня, прижалась к стене и прижала ногу Билама к стене; и он опять стал бить ее. Ангел же Господень прошел дальше и стал в узком месте, где не было пути, чтоб свернуть вправо или влево. Едва увидела ослица ангела Господня, легла она под Биламом. И воспылал гнев Билама, и бил он ослицу палкою. И отверз Господь уста ослицы, и сказала она Биламу: что сделала я тебе, что ты бил меня уже три раза? И сказал Билам ослице: за то, что ты издевалась надо мною; если бы у меня в руке был меч, то я теперь же убил бы тебя. И сказала ослица Биламу: не я ли твоя ослица, на которой ты ездил издавна и до сего дня? Имела ли я обыкновение так поступать с тобою? И сказал он: нет. Открыл Господь глаза Биламу, и увидел он ангела Господня, стоящего на дороге с обнаженным мечом в руке его, и он преклонился и пал на лицо свое. И сказал ему ангел Господень: за что бил ты ослицу твою уже три раза? ведь это я вышел помехою, так как не по мне этот путь. И увидала меня ослица, и свернула от меня вот уже три раза; если бы она не свернула от меня, я даже убил бы тебя, а ее оставил бы живою». (22:21-32).

История эта может показаться нам совершенно вздорной, по меньшей мере, сказочной. Между тем, если мы верим, что когда-нибудь ферментативная система животных претерпит такие изменения, что «волк будет жить (рядом) с агнцем, и леопард будет лежать с козленком» (традиции известно как аллегорическое толкование этих слов, так и буквальное), и при этом все они, как утверждает рав Кук, обретут еще и дар речи, то приведенная история может выглядеть несколько иначе. Нетрудно заметить, что многое из того, что утверждается и распространяется в настоящем, как-то проявляло себя и в прошлом. Например, фотографии предшествовала литография, а также живопись, основанная на эффекте камеры Обскура; кодам АСКИ предшествовала азбука Морзе; а быстро все схватывающие дети-индиго - явные предшественники внедрения грядущих биоэлектронных обучающих технологий (машинно-человеческий интерфейс). Поэтому, если мы верим, что в грядущем животные заговорят, то можем находить этому какие-то предвестники также и в настоящем.

Между тем, помимо дара речи, как мы видим, биламова ослица обнаружила еще и мистические свойства, проявила себя как ясновидящая. А это явление, следует заметить, уже гораздо более ожидаемое и широко известное. Достаточно вспомнить, об уникальной чувствительности многих животных к различным стихийным явлениям. Поведение животных исстари служило для метеорологических прогнозов. Широко известны способности сурка Фила из города Панксатони (США) предсказывать 2 февраля приближение весны. Многие животные проявляют выраженную тревогу за много часов до землетрясения, когда сейсмические приборы еще не обнаруживают никаких отклонений. Так мелкие звери и даже дождевые черви покидают свои норы задолго до землетрясения. Горные козлы спускаются в долины порой за сутки до толчков, а некоторые собаки проявляют тревогу (воют, беспричинно лают) за час-два до катастрофы. Так после землетрясения в Армении в 1988 году сообщалось о том, как житель Ленинакана Гарибян за два часа до толчков вышел погулять с собакой, которая отказалась возвращаться в квартиру, и при входе в дверь стала дико выть и лаять. Испуганный хозяин увел из дому свою семью и то же самое посоветовал сделать и соседям. Вскоре их дом рухнул.

Иногда эти предчувствия животных носят мистический характер. Имеется множество свидетельств времен Второй мировой войны, когда кошки проявляли крайнее беспокойство уже за несколько часов до бомбардировок, то есть в то время, когда экипажи только еще готовились к вылету. Не удивительно, что с древних времен существовали животные-оракулы, а в ходе футбольного чемпионата в 2010 году все современное человечество выказало полное доверию осьминогу Паулю, который из двух совершенно одинаковых корзинок с едой выбирал именно ту, на которой был укреплен флажок той команды, которая на другой день становилась победительницей в чемпионате. Пауль действовал вполне открыто, повторяя свой трюк множество раз, так что никто из землян не мог усомниться в его провидческих способностях.

Богопослушные ослы

Между тем приведенными примерами небывалой чувствительности животных дело не ограничивается. В Талмуде описываются два осла, которые проявляли сверхчувствительность не в сфере предчувствия стихийных явлений, не в сфере предвосхищения опасных, или просто примечательных событий, а в ситуации... моральной дилеммы, в ситуации галахических трудностей.

Так в трактате Хулин рассказывается: «Рабби Пинхас бен Яир направлялся выкупать пленных. По дороге он остановился в одной гостинице, в которой его ослу положили овес. Однако тот не притронулся к пище. Овес провеяли, но и тогда осел к нему не прикоснулся. Очистили от камней и прочих примесей – он не ел и после этого. Сказал рабби Пинхас бен Яир тем кто кормили осла: может быть, вы не отделили десятины? Тогда отделили десятину – и осел стал есть. Сказал: Этот осел желает исполнить волю своего Создателя, а вы хотите накормить ее непригодным?!». Далее в приведенной Гемаре выясняется, что осел рабби Пинхаса бен Яира пошел по пути устрожения, так как использование плодов земли, от которых не отделили десятину, в случае кормления животного допустимо ( Хулин 7, а).

В другой истории, на этот раз про осла рабби Йоси из Йукрас, говорится: "Был у него (рабби Йоси) осел, которому после дневной работы на спину клали плату, и он сам шел в дом своего хозяина. Если же добавляли этой к плате, или уменьшали от нее, то он не возвращался (домой). Однажды те, кто нанимали осла, забыли на нем пару сандалий, и он не тронулся с места, пока не взяли с него, и только после этого пошел» (Таанит 24, а).

В устной Торе содержатся и другие примеры богопослушности животных, и несомненно, что этим качеством в полной мере должны быть отмечены волки и леопарды, возлежащие в видении Иешайи подле агнцев и козлят. Как бы то ни было, в некоторых необычных и странных предчувствиях и повадках животных можно усмотреть проблески того грядущего преображения всего живого, о котором предвещают пророки.

ВРЕМЯ ЧУДЕС («Балак» 5770 - 24.06.2010)

Трудно отказаться от мысли, что после долгих тысячелетий "время, подобное тому" времени, то есть время явных чудес - возвратилось, возвратилось в политическом сионизме. Ни лягушки, ни саранча не совершали набегов на Оттоманскую империю, и тьма не покрывала Европейский континент, но произошло в своем роде столько необыкновенного, что возрождение еврейского государства невозможно, по меньшей мере нечестно не считать чудом.

Чудо исхода

В недельной главе «Балак» приводятся следующие слова кудесника Билама: «Вот, благословение получил я, и благословил Он, не мне же отвергать это, Не видел нечестия в Яакове и не усмотрел зла в Израиле; Господь, Бог его, с ним, и любовь царя (Господа) с ним. Бог вывел их из Египта; мощь у них, как у дикого быка. Ведь нет ворожбы в Иакове и нет волшебства в Израиле. В свое время скажут Иакову и Израилю о том, что Бог творит. Вот, народ как лев встает и как лев поднимается; не ляжет, пока не съест добычи и кровью убитых не напьется.» (23:18-25).

По поводу слов «в свое время скажут Иакову» Раши пишет: «Еще наступит время, подобное этому времени, когда любовь (Всевышнего) к ним откроется всем, ибо они будут сидеть пред Ним и учить Тору из Его уст, и место их пред ангелами-служителями, и те будут спрашивать у них: "Что содеял Бог?" Таково (значение) сказанного: "И будут глаза твои видеть Учителя твоего" (Йешаягу 30:20).

Как известно, чудеса исхода впечатлили не только евреев и потрясли не только египтян. Весть о них распространилась в то время по всему миру. Например, Рахав, через сорок лет после исхода укрывшая в Йерихоне двух разведчиков, посланных Йегошуа Бин Нуном, сказала им: «я знаю, что Господь отдал вам эту землю, и что на нас напал страх пред вами, и что оробели все жители земли этой пред вами. Ибо слышали мы, как иссушил Господь перед вами воды Ям-Суфа, когда вышли вы из Египта... И как услышали мы, оробело наше сердце, и ни в ком не стало уже духу противостоять вам, ибо Господь, Бог ваш, есть Бог на небе, вверху, и на земле, внизу". (2:8-11)

Чудеса исхода были явными и впечатляющими, с той поры уже не происходило ничего подобного, но в то же время, как мы только что прочли, придет еще какое-то время, в которое «скажут Иакову и Израилю о том, что Бог творит», что Раши истолковал именно как «время, подобное этому времени, когда любовь (Всевышнего) к ним откроется всем». Трудно отказаться от мысли, что после долгих тысячелетий "время, подобное тому" времени, то есть время явных чудес, - возвратилось, возвратилось в политическом сионизме. Ни лягушки, ни саранча не совершали набегов на Оттоманскую империю, и тьма не покрывала Европейский континент, но произошло в своем роде столько необыкновенного, что возрождение еврейского государства невозможно, по-меньшей мере нечестно не считать чудом. Один из лидеров второй алии, начавшейся после кишеневского погрома 1903 года, Аарон Давид Гордон, писал: “Нам надо помнить всегда, что в том, что касается нашего национального движения, все шансы и все цифры против нас, и здравый рассудок и трезвый подход - тоже против нас! Так что, если не хватит нам сил неуклонно идти по нашему пути вопреки всем цифрам и всем шансам, наперекор “здравому смыслу”, то нам нечего себя обманывать, не стоит играть в идеализм, сионизм и национальное движение. Наш покойный великий вождь показывал нам пример, как действовать вопреки всему. Он трудился, невзирая на все цифры, вопреки всем шансам. Он твердо шел вперед до последнего вздоха - вот ему и удалось пробить изрядную брешь в стенах нашего гетто».

Препятствий было столько, что возрождение еврейского государства трудно не признать чудом. Более того, являясь бесспорным историческим событием, это чудо позволяет отнестись и к другим чудесным событиям, описанным в ТАНАХе, как к историческим фактам. «Пыталось ли какое божество взять себе народ из среды другого народа, как сделал для вас Господь Бог ваш?». Как это ни поразительно, но даже и не пыталось! Имеется ли какое-либо божество, которое было бы способно собрать своих приверженцев после двух тысячелетий рассеяния и возродить их национальную независимость? Ни самих таких божеств, ни их приверженцев не существует: ни одна вера ни в одного Баала не сохранилась в истории. Возвращение еврейского народа в Сион (и соответственно возрождение еврейской государственности) – великое чудо, которое недаром связывается традицией с воскресением мертвых.

Образы алии

Согласно агаде (Сангедрин 92.б), колено Эфраима вышло из Египта на сорок лет раньше срока, и многие из него пали в сражении в долине Гата. Считается, что именно останки этих сынов Эфраима по слову Всевышнего оживил потом Йехезкель: «Сын человеческий! Оживут ли кости эти? И сказал я: "Господь Бог, Ты знаешь". И сказал Он мне: пророчествуй о костях этих и скажешь им: кости иссохшие, слушайте слово Господне! Так сказал Господь Бог костям этим: вот Я ввожу в вас дыхание жизни – и оживете. И дам вам жилы, и взращу на вас плоть, и покрою вас кожей, и введу в вас дыхание жизни, и оживете и узнаете, что Я – Господь. И пророчествовал я, как повелено было мне. И раздался звук, когда пророчествовал я, и вот – шум: и сблизились кости – кость к кости ее. И видел я: и вот на них жилы, и плоть поднялась, и покрыла их кожа сверху… и вошло в них дыхание жизни, и они ожили, и встали на ноги свои – полчище великое весьма, весьма». (Иехезкель 37:3-10). Между тем это пророческое описание восстающих из праха тел понимается традицией прежде всего как притча, говорящая о возвращении сынов Израиля из изгнания, на что достаточно ясно намекают следующие слова: «И Он сказал мне: сын человеческий! Кости эти – весь дом Израиля. Вот, говорят, (они): "Иссохли кости наши, и исчезла надежда наша, покончено с нами". Посему пророчествуй и скажешь им: так сказал Господь Бог: вот Я открываю погребения ваши, и подниму Я вас из погребений ваших, народ Мой, и приведу вас в землю Израиля. И узнаете, что Я – Господь, когда открою Я погребения ваши, народ Мой, и когда подниму вас из погребений ваших» (37:11-13).

Как бы то ни было, приводя различные стихи ТАНАХа, подтверждающие веру в воскресение мертвых, Талмуд не упоминает этого пророчества Йехезкеля, и многие вообще считают его исключительно аллегорией, притчей, предвещающей возрождение еврейского народа как единого целого из пепла рассеяния и изгнания.

Не только исход из Египта, но любое возвращение еврейского народа в Землю отцов соответствует воскресению. Знаменательно, что за столетие до зарождения политческого сионизма Виленский Гаон сравнивал рассеяный по всему миру еврейский народ с разложившимся трупом, ждущим воскресения. Он писал: «Тогда, когда еврейский народ был изгнан из Земли Израиля – в тот момент еврейский народ умер. Затем труп народа лежал в могиле (период составления Талмула и Гаонов). Потом этот труп стал распадаться на части (Ришоним, позднее средневековье). Затем и части тоже стали разлагаться, так что к нашему времени (18 век) этот труп уже полностью сгнил». Израиль уже превратился в пыль, и вот именно в этот момент и начинается его возрождение. Гаон продолжает: «Однако точно также как зерно, которое бросают в почву и кажется, что оно гниет и разлагается, но на самом деле оно прорастает, - также и еврейский народ – кажется, что он сгнил, но на самом деле нас ожидает в ближайшее время его воскрешение из мертвых».

Виленский Гаон ждал скорейшего воскрешения еврейского народа, соответствующего его возвращению в Эрец Исраэль. Причем Виленский Гаон не просто явился одним из «политических» предвестников сионизма, но также одним из его «мистических» покровителей. Известно, что среди его учеников, поднявшихся в Эрец Исраэль, чтилась одна дата – пятое ияра. В 1721 году арабские жители Иерусалима подожгли восстановленную после погрома 1500 года синагогу Хурва. Остов сгоревшей синагоги оставался в полном запустении вплоть до 1812 года, когда ученики Гаона из Вильно, приехавшие в Палестину, решили восстановить Хурву. В 1836-м они выкупили участок с полуразвалившимся зданием и предприняли первые попытки его реставрации. Синагога была полностью отстроена только 1864 году, но тогда пятого ияра 5597 (1837) года состоялась торжественная церемония. Ученики Гаона выбрали эту дату не случайно, а потому что знали от своего учителя, что этот день (двадцатый день отчета омеров, йесод ше-батиферет) подходит для грядущего Избавления. Остается только напомнить, что День независимости государства Израиль пришелся именно на пятое ияра. Виленскому Гаону была открыта также и другая благоприятная для Избавления дата – 28 ияра – День освобождения Иерусалима.

ЛИЧНОСТИ И НАРОДЫ («Балак» 5769 - 02.07.2009)

Cвобода выбора в известном смысле сохраняется даже и у Амалека, то есть у Амалека как народа (на индивидуальном уровне сохранение такой свободы сомнению не подлежит: амалекитянин даже может принять иудаизм). Истребление Амалека как народа является не какой-то безусловной заповедью Торы, но в конечном счете функцией его – Амалека поведения. Именно в таком смысле можно понять слова Рамбама: «Семь народов и Амалек, те что не примиряются, истребляют всех». Т.е. народ этот подлежит истреблению не на основании своей расовой принадлежности, а исключительно на основании своих свободных поступков.

«Первый из народов»

Недельная глава «Балак» приводит следующие слова великого кудесника Билама, произнесенные им по вдохновению свыше: «И произнес он притчу свою, и сказал: вот речение Билама, сына Беора, и речение мужа, прозорливого оком; Речение слышащего слова Божий, познающего мысли Всевышнего, кто видения Всемогущего видит, падает, но открыты очи его. Вижу его, но (оно) не ныне, смотрю на него, но издали. Взойдет звезда от Яакова, и встанет скипетр от Израиля, и сокрушит пределы Моава, и разгромит всех сынов Шета. И будет Эдом подвластен, и будет подвластен Сэир врагам своим; Израиль же одолеет (их). И властвовать будет (потомок) Яакова, он и погубит уцелевшего из города. И увидел он Амалека, и произнес притчу свою, и сказал: первый из народов Амалек, но конец его – гибель». (Бемидбар 24:15-20)

В каком смысле Амалек – первый из народов? Раши объясняет: «Он всех опередил и первым сразился с Израилем. Таков же и перевод Онкелоса». Как бы то ни было, слова эти трудно понять в каком либо ином смысле, чем в смысле главенства в ненависти к Израилю. Амалек первенствует среди наров, склоняя их к вражде против евреев и объединяя их на этой основе. И следует заметить, что порой это ему исключительно хорошо удается.

Священной истории известны три попытки полного истребления еврейского народа, все три в преддверии возвращения в Эрец Исраэль. Впервые такая попытка была предпринята в Египте, в преддверии исхода. Тогда Паро, распорядившись убивать всех новорожденных мужского пола, подвел еврейский народ к смертной черте. Второй раз угроза полного уничтожения нависла над евреями при Ахашвероше в преддверии возвращения из вавилонского плена, и третий раз она пришла в лице Гитлера в период возвращения из Эдомского рассеяния. Причем на себя обращает внимание, что народы мира проявляли полную солидарность с планами нацистов. Осуждая эти планы на словах, ни одно государство мира не сделало ровным счетом ничего, чтобы спасти евреев. Двери для еврейских беженцев оказались в тот миг наглухо закрыты. В июле 1938-го года, когда германские евреи еще могли рассчитывать на изгнание из пределов третьего Рейха, во французском городе Эвиане прошла международная конференция, призванная решить их проблему. Между тем в ходе этой конференции выяснилось, что в мире не существует страны, готовой принять еврейских беженцев. Кстати, это поразительное единодушие народов сохраняется вплоть до сего дня, хотя оно и направлено на другую точку, более соответствующую моменту. Сегодня все народы без исключения выступают против того, чтобы евреи владели Иудеей и Самарией, то есть крохотной территорий, завещанной им Всевышним, и, в довершении ко всему, минимально обеспечивающей их безопасность.

Отдельные люди, отдельные представители каждого народа могут проникаться симпатией к евреям и даже выступать на их защиту. Но это их частная инициатива, а не реализация какой-либо национальной воли или государственной политики. Так, дочь Паро спасла Моше, нарушив родительскую волю и закон страны: «И повелел Паро всему народу своему, говоря: всякого новорожденного сына бросайте в реку, а всякую дочь оставляйте в живых. И пошел некто из дома Леви, и взял за себя дочь Леви. И зачала жена, и родила сына, и, видя, что он красив, скрывала его три месяца. Но не могла долее скрывать его, и взяла корзинку из тростника, и осмолила ее асфальтом и смолою, и положила в нее младенца, и поставила в тростнике у берега реки. И стала его сестра вдали, чтобы узнать, что с ним будет. И сошла дочь Паро к реке мыться; а прислужницы ее ходили по берегу реки. И увидела она корзинку среди тростника, и послала рабыню свою, и та взяла ее. И открыла она, и увидела его, младенца; и вот, дитя плачет; и сжалилась над ним, и сказала: этот из детей Иврим… И вырос младенец, и она привела его к дочери Паро, и он был у нее вместо сына, и нарекла имя ему Моше, потому что, говорила она, ведь из воды ты вынула его» (1:22-2:10).

В годы Второй мировой войны спасение евреев оставалось частным делом частных лиц. Среди «праведников народов мира» встречались политические и общественные деятели. Всем хорошо известен поступок датского короля, нашившего на свой камзол желтую звезду, всем известна деятельность шведского дипломата Рауля Вайленберга. Между тем все эти «должностные лица» действовали как лица частные.

С чем это связано? В отличие от евреев, самим своим рождением призванных к служению Всевышнему, национальная природа других народов религиозно индифферентна. И поэтому не удивительно, что единство на национальной основе стало выглядеть подозрительно у народов просвещенных. По словам Вольтера, «для мыслящего человека нет ни француза, ни англичанина: кто нас просвещает – тот наш соотечественник». А вот что пишет Лев Толстой: «…патриотизм есть пережиток варварского времени, который не только не надо возбуждать и воспитывать, как мы это делаем теперь, но который надо искоренять всеми средствами: проповедью, убеждением, презрением, насмешкой». («Патриотизм или мир?»).

Свобода выбора

Как бы то ни было, народы нередко подавляют личности своих сынов, и невольно прислушиваются к «первому из них» - Амалеку. Даже в наш век - в век информации и ясно сформулированных правовых норм, народы продолжают руководствуются в своих взаимоотношениях прежде всего национальными интересами, а не этическими нормами. Если в частных отношениях между людьми нравственные требования стоят на первом плане, то безнравственный характер политики никого не удивляет, даже если и порицается. Не удивительно поэтому, что Св. Писание часто видит в народах противников Всевышнего, планы которых следует расстраивать, как сказано: «Господь расстраивает советы (планы) племен, и уничтожает замыслы народов. Совет Господень устоит вовек, замысел сердца Его – навечно. Счастлив народ, которого Господь – Бог его, народ, который Он избрал в наследие Себе. С небес смотрит Господь, видит всех сынов человеческих» 33:10-13)

«Разгневался Ты на народы, погубил нечестивого, имя их стер навсегда. Враги эти – не стало их, развалины вечные! И города (их) разрушил Ты, исчезла память о них. А Господь вечно сидеть будет (на престоле), утвердил Он для суда престол Свой. И судить будет Он вселенную в справедливости, вершить суд над народами в правоте. И будет Господь опорой униженному, опорой во времена бедствия. И полагаться будут на Тебя знающие имя Твое, ибо не оставляешь Ты ищущих Тебя, Господи. Пойте Господу, живущему в Сионе, возвестите среди народов дела Его» (Тегил 9:6-10). Однако это не значит, что народы не способны испытывать влияние со стороны личностей, в том числе со стороны личностей Священной истории. Народы могут – по крайней мере в определенные периоды своей истории - вдохновляться подлинными идеалами, и соответственно Тора не считает языческие народы злокачественными супостатами Всевышнего. Согласно Торе, народы способны в основе своей признать и Израиль и его Бога, как сказано: «Смотри, научил я вас уставам и законам, как повелел мне Господь, Бог мой, дабы так поступать (вам) в стране, в которую вы входите, чтоб овладеть ею. Храните же и исполняйте, ибо это мудрость ваша и разум ваш пред глазами народов, которые, услышав обо всех этих уставах, скажут: "как мудр и разумен народ, этот великий народ". (Дварим 4:5-6). И поэтому: «Пойте Господу, живущему в Сионе, возвестите среди народов дела Его» (Тегил 9:10).

Более того, свобода выбора в известном смысле сохраняется даже и у Амалека, то есть у Амалека как народа (на индивидуальном уровне сохранение такой свободы сомнению не подлежит: амалекитянин даже может принять иудаизм). Во всяком случае, истребление Амалека как народа является не какой-то безусловной заповедью Торы, но в конечном счете функцией его – Амалека поведения. Именно в таком смысле можно понять слова Рамбама в Гилхот Малахим (гл 6.4): «Семь народов и Амалек, те что не примиряются, истребляют всех». Другими словами, народ этот подлежит истреблению не на основании своей расовой принадлежности, а исключительно на основании своих свободных поступков. Как бы ни ненавидел Амалек свободу, она у него всегда имеется.

КУЛЬТ НЕВЕРНОСТИ («Балак» 5767 - 05.07.2007)

В той же мере, в какой иудаизм запрещает и осуждает блуд как религиозную измену, многие языческие культы его прямым образом предполагают. В сущности, не существовало древнего народа, религия которого не предписывала бы ему участвовать в оргиях (сатурналии). Другими словами, существует выраженная корреляция между моногамией и монотеизмом с одной стороны и полигамией и политеизмом – с другой.

Право ревнителя

Предыдущее недельное чтение «Балак» закончилось описанием оргии, в которую, по совету Билама, моавитяне вовлекли израильтян: «Господь сказал Моше: возьми всех начальников народа и повесь их Господу пред солнцем, и отвратится ярость гнева Господня от Израиля. И сказал Моше судьям Израиля: убейте каждый людей своих, прилепившихся к Баал-Пеору. И вот некто из сынов Израиля пришел и подвел к братьям своим мидьянитянку пред глазами Моше и пред глазами всей общины сынов Израиля, а они плакали у входа шатра соборного. И увидел это Пинхас, сын Элазара, сына Аарона, священника, и встал он из среды общины, и взял копье в руку свою». (25:4-7)

Итак, эта оргия была остановлена убийством двух ее участников. Убийство было совершено Пинхасом (отождествляемым традицией с пророком Элиягу), и нынешнее недельное чтение «Пинхас» начинается с восхваления этого деяния: “И Господь сказал Моше, говоря: Пинхас, сын Элазара, сын Аарона, священника, отвратил гнев Мой от сынов Израилевых, вступившись за Меня среди них; и не истребил Я сынов Израиля в ревности Моей. Посему скажи: вот, даю Я ему Мой завет мира” (25:10-12).

Похвала эта вызывает определенное недоумение. Если бы Пинхас убил женщину, изменяющую своему мужу, и ее любовника, то его вроде бы еще можно было понять – неверная жена и ее любовник по закону подлежат смерти. Внебрачные связи, разумеется, также запрещены, как сказано: «Да не будет блудницы из дочерей Израиля, и да не будет блудника из сыновей Израиля» (Дварим 23:18). Но за внебрачные связи по законам Торы все же не казнят.

Но то, что имело место, не было просто блудом, это было также и идолослужением. Как бы то ни было, традиция поясняет, что Пинхас действовал в соответствии с некоторым законом, согласно которому ревнитель может убить того, кто совершает святотатство.

Не случайно в приведенном выше законе о запрете блуда используется не слово «зона» (блудница, распутница), а «кдеша», что по крайней мере в исходном значении можно перевести как «храмовая проститутка», а кроме того, закон этот упоминается в связи с эпизодом совращения сынов Израиля моавитянами (Дварим 23:4-7)

Но мне думается, что закон о правах ревнителя все же невозможно до конца понять без знания особенностей языческих земледельческих культов, одним из которых был моавитский культ Баал-Пеора. А именно без осознания того, что все земледельческие культы держались верой в любовные отношения между небом и землей, совокупляющимися посредством семени-дождя, и подразумевавшими соответствующую симпатическую магию.

Афанасьев в «Древе жизни» пишет: «Признавая Небо и Землю супружеской четою, первобытные племена в дожде, падающем с воздушных высот на поля и нивы, должны были увидеть мужское семя, изливаемое небесным богом в свою подругу; воспринимая это семя, оплодотворяясь им, Земля чреватеет, зарождает из своих недр обильные, роскошные плоды и питает все на свете сущее... Богиня земного плодородия, вступающая в брак с богом небесных гроз в счастливое время весны, теряет своего супруга в период холодной зимы и прекращает свои роды; отсюда создалось у германцев прекрасное сказание о том, как Фрея, в белой развивающейся одежде, плача и жалуясь, шествует через горы и долы, неустанно ищет своего мужа, находит его и потом снова теряет и принимается за те же поиски». «Как всеобщая кормилица, земля есть источник сил и здоровья; она же растит и целебные травы. Тот, кто приступает к собиранию лекарственных зелий и кореньев, должен пасть ничком наземь и молить мать-сыру землю, чтоб она благоволила нарвать с себя всякого снадобья...»

Между тем хорошо известно, что на практике такого рода культы не ограничивались чтением прекрасных сказаний о поисках богиней ее супруга. На практике этот культ - особенно в древности - вовсе не выглядел столь романтическим. Он неизбежно сопровождался ритуальным блудом, призванным подстегнуть процесс орошения.

Мирча Элиаде в своей книге «Космос и история» пишет: «В день Нового года Иштар отходит ко сну вместе Таммузом, а царь воспроизводит этот мифический сакральный брак ритуальным бракосочетанием с богиней, то есть со священной блудницей, которая представляет ее на земле, в потайной комнате храма, где находится брачное ложе богини. Сакральный союз обеспечивает плодородие земли, когда богиня Нинлиль соединилась с богом Энлилем, пошел дождь».

А вот небольшое свидетельство об относительно современных формах такого поклонения: «Языческие народы островов, расположенных в районе Новой Гвинеи, видят в солнце «мужское начало, которое оплодотворяет женское начало, то есть землю... Один раз в году Господин Солнце нисходит на священное фиговое дерево, чтобы оплодотворить землю... В таких случаях в жертву приносится множество свиней и собак; мужчины и женщины предаются разгулу, и среди пений и танцев мистический союз солнца и земли в драматической форме инсценируется посредством реального соединения полов под деревом» (Токарев «Ранние формы религии»)

Полигамия и политеизм

Итак, Пинхас покарал блуд смертью, возможно, потому, что он являлся одновременно не только супружеской изменой, но также и изменой Всевышнему. Измена единственному супругу, который на земле, оборачивается изменой единому Богу, который на небесах.

Но при этом обнаруживается также и другое. Мы видим, что в той же мере, в какой иудаизм запрещает и осуждает блуд как религиозную измену, многие языческие культы его прямым образом предполагают. В сущности, не существовало древнего народа, религия которого не предписывала бы ему, по меньшей мере, в определенные праздничные дни, участвовать в оргиях (сатурналии). Другими словами, существует выраженная корреляция между моногамией и монотеизмом с одной стороны и полигамией и политеизмом – с другой.

И здесь становится ясно, что существование оргических культов одним бескорыстным стремлением повысить урожайность объяснить все же не получится. Любящие и преданные супруги не станут друг другу изменять, даже если придут к твердому убеждению, что в результате этого у них повысятся доходы.

В свое время, говоря о культе Молеха, я писал, что его невозможно объяснить одними прагматическими соображениями – то есть стремлением повысить урожайность (как это объясняет Фрейзер). Служители Молеха именно поклонялись этому темному демону, и убивая собственных детей, доказывали ему свою преданность. Урожайность не могла быть решающим пунктом, который мог бы их в этом культе привлечь. То же касается и культа Баал-Пеора.

При всем том, что служение Молеху шло против похоти, а служению Баал-Пеору было по пути с ней, оба эти служения не отличались по своей сути. Прежде всего это был именно религиозный культ, религиозное поклонение. Как в случае Молеха убийство собственного ребенка служило средством выражения преданности богу, так в случае Баал-Пеора для доказательства верности ему требовалось отречение от супружеской любви. Разнузданная чувственность, исключающая обращение к лицу, являлась основой этого культа, его исходным требованием. В качестве знака лояльности божеству требовался блуд.

Это весьма существенный момент. Даже изменяя своим супругам, люди делают это обычно не изменяя самой любви. Более того, они убеждены, что следуют именно любви. Ведь они изменяют своим супругам лишь с теми, кто им непосредственно притягателен. Другими словами, они начинают знакомство с лица партнера, а не с его гениталий.

Для сакрального же блуда характерна анонимность, характерна почти полная обезличенность: все начинается с гениталий и ими же все завершается. Участники оргий очень часто даже скрывают свои лица под масками. Но в любом случае до лица дело не доходит, даже если оно нечаянно открывается.

В этом смысле сакральный блуд, которому предавались древние народы, также является провозвестником сатанизма, хотя о сатане древним было так же мало известно, как и о Боге Израиля.

ШАМАН И ПРОРОК («Балак» 5765 - 14.07.2005)

Сон и гипноз

В недельной главе «Балак» описывается, как моавитский царь Балак «заказал» волхву Биламу уничтожение Израиля. Между тем это мероприятие было сорвано неожиданным вмешательством Всевышнего: «И сделал Балак, как говорил Билам, и вознес Балак с Биламом по быку и по овну на каждом жертвеннике. И сказал Билам Балаку: постой у всесожжения твоего, а я пойду, может быть явится Господь навстречу мне, и что Он укажет мне, я объявлю тебе. И пошел он на возвышенное место. И встретился Бог Биламу, и сказал он Ему: семь жертвенников воздвиг я и вознес по быку и по овну на жертвеннике. И вложил Господь слово в уста Билама, и сказал: возвратись к Балаку и так говори. И возвратился он к нему, и вот, стоит он у всесожжения своего, он и все князья Моавитские. И произнес он притчу свою, и сказал: из Арама приводит меня Балак, царь Моава, с гор восточных: "пойди, прокляни мне Яакова, и пойди, изреки зло на Исраэйль!». Как прокляну я? Не проклинает его Бог. Как изреку зло? Не изрекает зла Господь! С вершины скал вижу я его и с холмов смотрю на него: вот народ отдельно живет и между народами не числится. Кто исчислит прах Яакова и сочтет пыль Исраэйля? Да умрет душа моя смертью праведников, и да будет кончина моя, как его. И сказал Балак Биламу: что сделал ты мне? проклясть врагов моих взял я тебя, а ты, вот, благословляешь. И отвечал он, и сказал: ведь то, что влагает Господь в уста мои, должен я в точности говорить» (23.2-12).

Согласно одному из толкований, Всевышний внешним образом «вложил слово в уста Билама», т.е. принудил Билама произносить благословения в адрес Израиля. Иными словами, это был своеобразный... гипноз.

Но если это так, то зачем Всевышний прибегнул к нему? Во-первых, некоторые пророчества сопряжены с гипнозом, т.е. пророк выступает в качестве медиума. А во-вторых, «гипнотизирование» - это право Всевышнего, доказывающее, кто истиный хозяин – Он или человек.

В известном мидраше именно так трактуется история, как «навел Господь крепкий сон на человека» (Берешит 2.21): «Когда Господь Пресвятой создал первого человека, ангелы служения ошибались и пытались называть его (человека) Пресвятым. На что это похоже? На царя и его наместника, которые ехали в колеснице. Граждане желали приветствовать царя и кричали «Государь!», но не знали, кто из них (царь). Что же сделал царь? Столкнул одного с колесницы, и все узнали, кто из них царь. Так же, когда Господь создал Первого человека, ошибались ангелы. Что же сделал Господь? Навел на него сон, и все узнали, что это человек". «Берешит Рабба» (8.9).

Но сон, как известно, является основой гипноза, его первой стадией.

В свое время я высказал предположение, что сон теплокровных – это та дань их суверенности, которую с них взимает космос. Я обращал внимание, что любое живое существо – это космос как целое. И чем более это существо живо и независимо, чем больше оно от самого космоса оторвано и эмансипировано, тем больше оно его представляет. Но одновременно это существо остается также и интегральной частью космоса, оно принадлежит космосу как его член, оно не только целое, но и часть. А значит, оно вынуждено свою частичность, т.е. подчиненность космосу, как-то постоянно обнаруживать.

Сон, по всей видимости, и является таким актом подчинения, актом превращения целого в часть, т.е. моментом включения животного в общий космический ритм. Во сне животное утрачивает самостоятельность и подчиняется единому космическому организму. Во сне живое существо как бы возвращается к своему источнику.

В этом смысле сон - это гипноз, которому животные и люди подвергаются со стороны Вселенной… или со стороныВсевышнего.

Таким образом, мы вправе предположить, что если пророчество причастно гипнозу со стороны Всевышнего, то шаманство причастно ему со стороны Вселенной.

Магия и биополе

Сегодня мне бы хотелось коснуться именно этого вопроса, сегодня мне бы хотелось рассмотреть вселенский гипноз в контексте возможности его использования идолослужителями.

Некоторые формы магии трудно даже и расценивать как-нибудь иначе, чем гипноз. В последних главах «Мастера и Маргариты» Булгаков пишет: «Шепот "нечистая сила..." слышался в очередях, стоявших у молочных, в трамваях, в магазинах, в квартирах, в кухнях, в поездах, и дачных и дальнего следования, на станциях и полустанках, на дачах и на пляжах.

Наиболее развитые и культурные люди в этих рассказах о нечистой силе, навестившей столицу, разумеется, никакого участия не принимали и даже смеялись над ними и пытались рассказчиков образумить. Но факт все-таки остается фактом, и отмахнуться от него без объяснений никак нельзя: кто-то побывал в столице. Уж одни угольки, оставшиеся от Грибоедова, да и многое другое слишком красноречиво это подтверждали.

Культурные люди стали на точку зрения следствия: работала шайка гипнотизеров и чревовещателей, великолепно владеющая своим искусством».

Между тем выводы следствия, которые разделили культурные люди советской столицы, в сущности, совершенно справедливы. Вспомним, например, сцену лишения головы Джорджа Бенгальского: «Две с половиной тысячи человек в театре вскрикнули как один. Кровь фонтанами из разорванных артерий на шее ударила вверх и залила и манишку и фрак. Безглавое тело как-то нелепо загребло ногами и село на пол. В зале послышались истерические крики женщин. Кот передал голову Фаготу, тот за волосы поднял ее и показал публике, и голова эта отчаянно крикнула на весь театр:

- Доктора!

- Ты будешь в дальнейшем молоть всякую чушь? - грозно спросил Фагот у плачущей головы.

- Не буду больше! - прохрипела голова.

- Ради бога, не мучьте его! - вдруг, покрывая гам, прозвучал из ложи женский голос, и маг повернул в сторону этого голоса лицо.

- Так что же, граждане, простить его, что ли? - спросил Фагот, обращаясь к залу.

- Простить! Простить! - раздались вначале отдельные и преимущественно женские голоса, а затем они слились в один хор с мужскими.

- Как прикажете, мессир? - спросил Фагот у замаскированного.

- Ну что же, - задумчиво отозвался тот, - они - люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было... Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или из золота. Ну, легкомысленны... ну, что ж... и милосердие иногда стучится в их сердца... обыкновенные люди... в общем, напоминают прежних... квартирный вопрос только испортил их... - и громко приказал:

- Наденьте голову.

Кот, прицелившись поаккуратнее, нахлобучил голову на шею, и она точно села на свое место, как будто никуда и не отлучалась. И главное, даже шрама на шее никакого не осталось».

Здесь уместно отметить, что такого рода трюки совершались магами во все времена и на всех континентах. Не только индийские факиры, но и индейские шаманы рассекают свои и чужие тела, а затем вновь представляют их целыми и невредимыми. Вот одно из описаний такого рода фокусов, приведенное в книге Мирча Элиаде «Мефистофель и Андрогин»: «Факир взял деревянный шар со множеством отверстий, через которые были продернуты ремни. Он подбросил его в воздух, и шар взлетел так высоко, что исчез из вида... Когда в руке у факира остался только конец ремня, он приказал одному из своих помощников повиснуть на нем и начать взбираться по ремню вверх, что тот и проделал, также скрывшись в вышине. Факир трижды окликнул ученика, но ответа не получил, тогда он, как будто впав в ярость, взял в руку нож и также исчез в вышине. После этого сверху на землю упала рука ребенка, потом нога, потом другая рука, за ней другая нога, само тело и голова. Запыхавшийся факир, в перепачканной кровью одежде, спускается вниз. Тут эмир что-то приказывает ему, и факир собирает отдельные части тела своего помощника, приставляет их друг к другу, и вот уже ребенок встает во весь рост на собственные ноги».

Аналогичных хорошо документипрованных фокусов зафиксировано множество. Сомневаться в их достоверности не приходится. При этом я не думаю, что какой либо «культурный человек» способен объяснить эти сцены иначе как массовым гипнозом.

Итак, магическое создание иллюзорных предметов и гипноз - одного рода явления. Любое волшебство, любая магия так или иначе связаны с гипнозом, со вселенским гипнозом.

Однако не только невежественные обыватели, но зачастую даже и весьма культурные люди часто не разбираются в источнике гипноза. Они далеко не всегда различают между Вселенной и ее Создателем и путаются между ними, как путались ангелы в приведенной выше агаде.

Британский мыслитель Гобс отмечает в отношении таких культурных людей: «Недостойно говорили о Боге и отрицали Его существование те философы, которые утверждали, что мир или душа мира есть бог. Ибо под Богом мы понимаем причину мира, и сказать, что мир есть Бог - значит сказать, что мир не имеет причины, т.е. что Бога нет».

В этом отношении знаменательно, что не только иллюзорные предметы, создаваемые магами и факирами, напоминают гипноз. Гипнотический характер явно носят также и многие медитации и связанные с этими медитациями знахарские приемы, о которых речь пойдет в следующий раз.

В самом деле, даже когда мы занимаемся таким невинным занятием как аутотреннинг, мы неизбежно подключаем воображение, начинаем что-то представлять себе. Что же касается восточных медитаций, то они полностью держатся на воображении. Например, в буддизме существует практика созерцания отвратительных объектов. Йог начинает представлять некроз большого пальца стопы, постепенно распространяет смерть на все мягкие ткани и завершает медитацию созерцанием себя в виде скелета. Множество медитаций держатся на воображаемом (и по сути магическом) замещении себя самого каким-либо предметом: лотосом, деревом и т.д. В конечном счете человек начинает ощущать себя всей вселенной, отождествляет себя как микрокосм с макрокосмосом.

Однако при этом любопытно и характерно то, что человек в качестве мира как целого утрачивает сознание: он в трансе, он в глубоком сне. Мы видим, что невозможно по-настоящему задействовать энергии мира, не войдя в специальное сумеречное состояние сознания. А наиболее продвинутые йоги оказываются вообще в католептическом состоянии.

Но тем самым мы явственно видим, что «мир как целое» лишен сознания, лишен личности. Мы видим, что отождествляясь с космосом, человеческая личность не только что-то приобретает, но также и теряет, причем теряет в себе самое существенное – сознание.

Невольно вспоминаются слова Паскаля: «Человек - всего лишь тростник, слабейшее из творений природы, но он тростник мыслящий. Чтобы его уничтожить, вовсе не надо быть Вселенной: достаточно дуновения ветра, капли воды. Но пусть даже его уничтожит Вселенная, человек все равно возвышеннее, чем она, ибо сознает, что расстается с жизнью, и что слабее Вселенной, а она ничего не сознает».

Как бы то ни было, в свете восточных медитаций, сопровождающихся своеобразным оцепенением, напоминающим сон под гипнозом, можно ясно видеть, что могущество колдунов и экстрасенсов поддерживается за счет безликих сил космоса, и прежде всего за счет его общих гипнотических свойств.

Нет сомнений, что волшебник Балак владел такого рода техниками, и, возможно, именно поэтому Всевышний решил прибегнуть к знакомому ему методу (как сказано в Гемаре: «Топор (т.е. рукоятку его) берут из леса, который им же срубают»). Он загипнотизировал гипнотезера и тем показал, кто в этом мире истинный Хозяин.

ЕВРЕЙСКОЕ ПРЕВОСХОДСТВО («Балак» 5764)

Доктрина еврейского превосходства

В недельном чтении «Балак» Билам произносит в адрес Израиля благословение, в котором среди прочего говорится: «Вот народ живет отдельно и среди народов не числится» (23.9). В других местах Священное писание неоднократно повторяет, что еврейский народ является исключительным избранным народом. Однако при всем том авторитете, который завоевал ТАНАХ среди значительной части человечества, идея избрания Израиля не встретила особого сочувствия. Более того, эта идея зачастую рисуется народам как доктрина расового превосходства, которой нет места в цивилизованном обществе.

Не так давно мне в руки попала книга некоего Дэвида Дюка «Еврейский вопрос глазами американца». В этой книге отрицается катастрофа, говорится о сотрудничестве между сионистами и нацистами, о всемирной власти евреев и т.д. Дэвида Дюка нельзя отнести к числу тех ограниченных интеллектуалов, которые завязли на уровне рационалистических прозрений конца 18 века и которых я в предыдущей своей статье назвал интеллектуальными пигмеями. Дэвид Дюк - это обыкновенный параноик. Его сочинение переполнено изречениями вроде следующих: «они (евреи) пытаются распространить свое тоталитарное отрицание свободы слова в Европе, Канаде и, наконец, в нации, которая когда-то была самой свободной в мире – в США.... Еврейская власть вездесуща. Любой политик настолько уверен в их власти, что не осмеливается даже упомянуть об этом… С самого начала они (сионисты) ставили своей целью недопущение создания демократии, в которой мирно уживались бы различные культуры...они хотели создать… моноэтническое государство, до странности похожее на ненавидимую ими нацистскую Германию».

Между тем этот свежий антисемитский продукт американского производства заслуживает упоминания по двум причинам. Во-первых, это издание идентифицируется с правозащитной деятельностью (издательство именует себя «Свобода слова», а на титуле значится, что «книга издана в США и в России в рамках Хельсинских соглашений о правах человека»), в связи чем уместно отметить, что с одной стороны антисемитизм все чаще рядится сегодня в облачение правозащитной борьбы, а с другой, что и сами правозащитники нередко весьма предубеждены против сионизма.

Однако главным образом это сочинение примечательно тем, что коренным пороком евреев, из которого уже произрастают все прочие, автор считает именно «доктрину еврейского превосходства».

Это очень верный диагноз. С одной стороны в иудаизме действительно присутствует идея превосходства еврейского народа, а с другой - корень любого антисемитизма заключен прежде всего в мрачном подозрении, что это превосходство не духовного, а именно расистского свойства. С полной увереностью можно сказать, что в грехе шовинизма евреев обвиняют не только закоренелые параноики, но и самый широкий круг интеллектуальных пигмеев.

С другой стороны, нельзя сказать, что еврейский народ не дает никакого повода для подозрений в расистских установках. Среди иудеев встречаются люди, высокомерно относящиеся к инородцам. Основная же масса верующих не проявляет к нееврейскому миру решительно никакого интереса и заранее убеждены, что в культурах народов нет и не может быть никакого духовного смысла. В любом случае бесспорно, что иудеи испытывают по отношению к неевреям и их ценностям чувство превосходства, чувство, в природе которого вполне уместно разобраться.

Достаточно сказать, что неясность в этой области питает множество мифов также и внутри самого еврейского мира. А многие поверья антисемитов полностью разделяются также и некоторыми светскими евреями. В этом смысле характерно, что книгу Дюка сопровождает следующее посвящение: «Я посвящаю данную работу Израилю Шааку, жертве еврейского Холокоста и гражданину Израиля, который проявил моральное и интеллектуальное мужество, бросив вызов доктрине Еврейского Превосходства, которая представляет опасность как для евреев, так и для неевреев».

Неожиданные союзники

В предисловии к своей книге Дэвид Дюк пишет: «Данная книга не является антисемитской; она просто исследует и приводит документальные данные, подтверждающие давление доктрины еврейского превосходства, что наблюдается в еврейском сообществе с исторических времен вплоть до настоящего времени….». Корни этой «доктрины» автор закономерно усматривает в тексте Торы: «Любой, кто читает Ветхий Завет беспристрастными глазами, может ясно себе представить неослабевающую тему расового и этнического превосходства». «Очень немногие люди осмеливаются признать, что в Библии содержатся бесстыдные описания доктрины расового превосходства евреев. А те люди, которые узнают об идеях высшего еврейского превосходства, содержащегося в Старом завете, склонны верить, что такие настроения относились только к древним временам и не имеют никакого значения в настоящее время».

При этом шовинизму «ветхого завета» Дюк (постоянно подчеркивающий свою приверженность христианству) противопоставляет интернационализм «завета нового». Автор пишет: «Отвергая Иисуса Христа, а также любовь и терпимость, которые он проповедует, иудаизм выбрал свой собственный путь – путь шовинизма».

Здесь между тем следует сделать одну важную оговорку. При всем том, что на протяжении веков у еврейства не было большего врага нежели Церковь, христианская община является единственным человеческим сообществом, которое как раз признает еврейский народ избранным народом. На протяжении веков это избрание, правда, приписывалось только древним евреям, однако в настоящее время немало христиан убеждены, что избрание Израиля вечно. Так в одном из документов Всемирного Совета Церквей (1988 года) говорится: 1. Завет между Богом и еврейским народом остается в силе. 2. Антисемитизм, как и любые учения, подвергающие осуждению иудаизм, должны быть отвергнуты. 3. Традиции иудаизма - есть дар самого Бога. 4. Всякое давление, направленное на евреев с целью обращения их в христианство, несовместимо с христианской верой.

В декларации христианских ученых «Священный долг» (2002 год) сказано: «В течение многих веков христиане провозглашали, что иудейский завет с Богом был заменен (вытеснен) христианским заветом. Мы отвергаем подобные притязания и верим, что Бог не отменяет данных Им обещаний. Мы утверждаем, что Бог пребывает в завете и с иудеями, и с христианами».

Некоторые приписывают эти веяния комплексу вины, возникшему среди западноевропейских христиан после Холокоста. В частности, пользующийся репутацией человека широкомыслящего диакон Кураев сетует на тех, кто «требует, чтобы христианские народы, в порядке покаяния за преступления языческого германского нацизма, усвоили взгляд на Израиль как на народ, по-прежнему в абсолютной уникальности хранящий свою богоизбранность. Странный, однако, способ бороться с национализмом - через насаждение другого национализма».

Между тем заслуживает упоминания, что в богоизбранности Израиля не сомневались также и многие православные люди, причем задолго до возникновения «языческого германского нацизма». Вот, например, что говорил о евреях святитель Феофан Затворник (1815-1894): «Не раскаивается Бог и не отменяет того, что даровал и кого призвал. Этот народ (еврейский) и есть избранный, имевший особое звание и предназначение, и пользовавшийся столькими благодеяниями и дарованиями: ему дан закон, к нему посланы пророки, для него явлены знамения и чудеса. И после этого возможно ли, чтобы Бог его отверг? Нет, кого избрал Бог, того будет наказывать для исправления, будет лишать милости Своей на время, но окончательно не отвергнет его. Ибо иначе Он и не избрал бы его, если бы предвидел, что он когда-нибудь окончательно сделается недостойным милости Его. Иудеи имели свои недостатки, и имеют. Но из всех народов никто не мог лучше их исполнить намерения Божия о спасении людей. Предвидел это Бог, и избрал их»

А. В. Карташов - церковный историк и богослов, бывший обер-прокурором Святейшего Синода в период большевистской революции, писал: «Религиозно-положительное, религиозно-любовное отношение к еврейству для христианина безусловно обязательно… Еврей - вот этот самый пейсатый и лапсердатный талмудист, твердящий ежедневно «шема», еврей – есть, как ни как, «родственник Божий», пусть отверженный, пусть гонимый и истязуемый Богом по пророчествам, но все же почему-то «избранный». Этой тайны не смеет отвергнуть ни один христианин, хотя бы самого черного толка… Это требование не аристократической утонченности, а обычного опыта, доступного всякому живо верующему простецу».

Итак, мы видим, что не только традиционные иудеи, но и многие традиционные христиане считают избрание Израиля религиозной тайной, а не отжившей свой век шовинистской доктриной.

Смысл служения

Что же стоит за идеей избрания в аспекте взаимоотношения Израиля и народов? К какого рода связи обязывает обе стороны эта избранность?

В общих чертах картина вроде бы ясна. Евреи - это «царственное священство» (Шемот 19.6), которое призвано предстоять перед Всевышним от лица всего человечества (Йешайя 56.7). Израиль является народом завета и «светом народов» (Йешайя 42.6; 49.6). Более того, народы призваны восхищаться мудростью законов Торы (Дварим 4.8).

Однако мы видим, что на деле евреи вроде бы ничего народам не предлагают. Иудеи последовательно избегают любого контакта с неевреями на уровне религиозно-духовном, менее всего на свете желая посвящать инородцев в тайны Талмуда. Иными словами, народ - священник выглядит на удивление безразличным по отношению к своей «пастве».

Недоумение по поводу этого безразличия усугубляется еще и тем, что в христианском мире утвердилось «хасидское» понимание религиозного служения. Истинный идеальный священник служит своей пастве, следуя поучению Иисуса: «кто из вас хочет быть большим, пусть всем будет слугой». Этот подход глубоко укоренился в сознании христианских народов, для которых Божий избранник – это именно самоотверженный служитель.

Но «не числящийся среди народов» Израиль вроде бы предельно чужд такому пониманию. Ицхак благословил Иакова именно тем, что тот будет властвовать над народами, а не прислуживать им: «Да послужат тебе народы, и да поклонятся тебе племена» (Берешит 27.29).

Что в связи с этими противоречиями можно сказать? Прежде всего следует отметить, что вопрос безразличного отношения Израиля к народам невозможно рассматривать в отрыве от того контекста, в котором оно формировалось. А формировалось это безразличие в условиях рассеяния и зависимого положения от народов. Между тем необходимо сознавать, что иудаизм охватывает своим вниманием инородцев в той же мере как и евреев, ибо практически всякий галахический вопрос рассмотрен мудрецами Талмуда с точки зрения тех требований, которые в связи с ним Всевышний предъявляет к неевреям. Если иудаизм активно не учительствует и не преподает народам слово Всевышнего, то не по причине безразличия к ним, а по причине исходящей со стороны самих народов враждебности. Численно небольшая группа иудеев не в состоянии поучать большую христианскую группу, которая при этом убеждена, что разбирается в данном предмете несопоставимо лучше евреев.

Однако в самом иудаизме имеется достаточно возможностей для трансформации веками устоявшегося безразличного отношения к народам в отношения открытые и партнерские. Понимание того, что избрание - это в первую очередь ответственность, неоднократно подчеркивается пророками. «Только вас признал Я изо всех семейств земли, поэтому и взыщу Я с вас за все грехи ваши» (Амос 3.2). Как я уже сказал, христианство распространило в мире «хасидский» подход, однако сам по себе этот подход зародился именно в иудаизме и на протяжении веков продолжал в иудаизме развиваться.

Этот подход неоднократно выражается в Гемаре. Например, в трактате Эрувин (13) говорится о том, что последователи Гиллеля «отличались духом кротости и наряду со своим учением преподавали также учение школы Шамайя. Причем мнение школы Шамайя они всегда излагами раньше собственного. Это учит, что того, кто сам умаляет себя, Господь возвеличивает, и напротив, умаляет тех, кто сам себя возвеличивает» (Эрувин 13).

Рабби Леви из Бердичева с глубокой иронией говорил о «великом праведнике», душа которого по смерти прилепляется к престолу Всевышнего, и он забывает обо всем другом, - и о «маленьком праведнике» («цадик катан»), душа которого, приблизившись к престолу Всевышнего, молит обо всех больших и малых нуждах тех, которые продолжают влачить свое земное существование.

А вот например, что говорил Баал Шем Тов: «Я позволяю грешникам приближаться ко мне, если они не горды. А книжников и безгрешных людей я до себя не допускаю, если они горды. Потому что с грешником, знающим, что он грешник, и потому ни во что себя не ставящим, - с ним Бог, ибо Он «пребывает с ними посреди нечистот их». Но о гордящихся тем, что их не касается грех, Бог, как мы знаем из Гемары, говорит: В мире нет такого места, где бы Я был с ними».

Итак, «хасидское» понимание священнической миссии иудаизму вполне доступно. Таким образом, нам остается выяснить другой вопрос: носит ли сознание еврейского превосходства расистский характер? Здесь уместно было бы вспомнить о ряде законов, которые как будто бы демонстрируют дискриминационное отношение к неевреям. Используя подборку таких законов, приведенную в книге Дэвида Дюка, я коснусь этой проблемы в следующий раз.

ГЕНИЙ И ЗЛОДЕЙСТВО («Балак» 5763)

Обманчивая внешность

В недельной главе «Балак» описывается, как моавитянский царь Балак призвал великого кудесника Билама проклясть для него Израиль. «Пойди, прошу, прокляни мне народ этот, ибо он сильнее меня. Может мне удастся, и мы его поразим, и прогоню я его из этой земли. Ведь я знаю: кого благословишь ты, тот благословен, а кого проклянешь, тот проклят» (22.6)

Но Всевышний явился Биламу и побудил его благословить, а не проклясть Израиль: «Не иди с ними, не проклинай народа того, потому что он благословен» (22.12).

Билам так и поступает: «Как прокляну я? Не проклинает его Бог. Как изреку зло? Не изрекает зла Господь! С вершины скал вижу я его и с холмов смотрю на него: вот народ отдельно живет и между народами не числится. Кто исчислит прах Иакова и сочтет пыль Израиля? Да умрет душа моя смертью праведников, и да будет кончина моя, как его. И сказал Балак Биламу: что сделал ты мне? Проклясть врагов моих взял я тебя, а ты, вот благословляешь» (23.8-11).

Этот текст, как и текст другого благословения, произнесенного Биламом: «Как хороши шатры твои, Иаков, жилища твои, Израиль» (24.5), казалось бы, должен заставить нас думать, что перед нами типичный представитель праведников народов мира. Даже умереть хочет смертью праведников – вместе с Израилем! Куда уж дальше?

Однако традиция придерживается иного мнения. Как утверждает Гемара (Гитин 57а), душа Билама томится в аду. Согласно преданию, Билам произносил слова благословения вынужденно, почти как его ослица. На самом же деле он ненавидел Израиль. Он ненавидел Израиль задолго до этой истории. В частности, в трактате Сота (11б) утверждается, что именно Билам дал совет Паро убивать новорожденных еврейских мальчиков. В трактате Сангедрин (105б) говорится, что Билам происходит от коварного Лавана и наследует от него свои злые качества. Но, что самое главное, предание утверждает, что он продолжал ненавидеть Израиль и после произнесенных благословений, после полученного откровения.

В конце нашего недельного чтения описывается, как Израиль совершил отступление: «И жил Израиль в Шиттиме, и начал народ блудодействовать с дочерями Моава. И приглашали они народ к жертвам божеств своих, и ел народ и поклонялся божествам их» (25.1-2)

Так вот традиция считает, что именно Билам подучил Балака совратить Израиль, объясняя, что если Израиль согрешит, впадет в блуд, то погибнет даже скорее, чем от проклятия. Традиция однозначно признает, что если бы не поступок Пинхаса, остановившего безумную оргию, то так бы и произошло.

Итак, злодейство Билама особо подчеркивается традицией этим утверждением. Ведь это значит, что Билам действительно ненавидел Израиль даже и после того, как вынужденно благословил его.

Вывод традиции вроде бы столь явно расходится с тем, что мы встречаем в самом тексте Торы, что когда человек впервые слышит об этой традиционной интерпретации, то в него невольно вкрадывается подозрение, а не оговаривает ли традиция этого инородца? Не завидует ли просто иудаизм тому, что среди инородцев может появиться такой великий пророк?

Но почему тогда традиция не ревнует в других случаях? Почему никого не смущает, что в откровении Иехезкеля среди трех величайших праведников Всевышний называет двух неевреев: «И будет трое мужей таких: Ноах, Даниэль и Иов» (14.14-20). Наконец, почему традиция не обвиняет в коварстве тестя Моше Итро – фигуру по своему масштабу и роли вполне сопоставимую с Биламом?

Действительно, можно сказать, что в каком-то смысле Билам - это двойник тестя Моше Итро. Итро тоже был великим жрецом Мидьяна. Итро тоже был советником Паро. Итро тоже признается если и не великим кудесником, то во всяком случае великим знатоком языческих культов. Наконец, и того и другого Всевышний убедил в собственной истинности. Однако реакции их оказались противоположными. Во всяком случае, в глазах традиции, которая утверждает, что Итро заступался за евреев и даже подал в отставку и покинул Египет именно потому, что Паро принял советы его оппонента Билама. А в Зохаре говорится, что когда Итро провозгласил «Теперь знаю, что Всевышний величественнее всех богов», то все народы отвергли своих идолов и восславили имя Всесвятого.

Итак, подозревать традицию в мелкой завистливости у нас нет никаких оснований. Но что же тогда она хочет этим сказать? Как следует понимать это поразительное расхождение между внешним впечатлением и истинным знанием?

Во всяком случае, из этого мы видим, что внешность обманчива, что злодей внешне очень может походить на праведника.

Блеск нечестия

По-видимому, Билам, как он видится еврейской традицией, является образцовым представителем тех злодеев и мошенников, которые говорят прочувствованные слова только для того, чтобы добиться почета или денег. Билам уже в этом мире пророческими средствами увидел Истину, подтвердил к ней свою ненависть и отрекся от нее.

В течение жизни человек всегда свободен раскаяться, но с какого-то момента – бесповоротно это происходит только с приходом смерти – его душа как бы фиксируется в своем окончательном выборе и становится неспособной воспринять Истину. Билам совершил это необратимое отречение уже при жизни.

Речь в данном случае речь идет не о прирожденных моральных уродах и тупицах, хотя и таких немало, а именно о даровитых людях. В том-то и дело, что среди преступников встречаются такие, которые стали ими, не выдержав бремени своей даровитости.

Действительно, ни для кого не секрет, что злодеи нередко бывают даровиты. Чистота и нечистота союзны. Именно союзны - между ними возможно установить тождество.

В самом деле, как и праведники, злодеи стоят над постылым миром обыденности. И те, и другие идут против всех, идут против «всемства». И те другие не желают считаться со «мнениями». И те, и другие бесстрашны и целеустремленны. Наконец, они умеют – иногда, но все же умеют – по заслугам оценить друг друга. Умеют обменяться взглядами.

Так, в «Записках из мертвого дома» Достоевский пишет о каторге: «Сколько в этих стенах погребено напрасно молодости, сколько великих сил погибло здесь даром! Ведь надо уже все сказать; ведь этот народ необыкновенный был народ. Ведь это, может быть, и есть самый даровитый, самый сильный народ из всего народа нашего. Но погибли даром могучие силы, погибли ненормально, незаконно, безвозвратно»

«Как? – восклицает по этому поводу Лев Шестов. – Лучшие русские люди живут в каторге? Самый даровитый, самый сильный необыкновенный народ, это убийцы, воры, поджигатели, разбойники? И кто так говорит? Человек, живший с Белинским, Некрасовым, Тургеневым, Григоровичем, со всеми теми людьми, которые до сих пор считаются красотой и гордостью России! И им предпочесть клейменых обитателей мертвого дома?»

Обычно эти слова Достоевского воспринимаются в контексте бездарности российской социальной системы, не умевшей востребовать таланты и тем самым губившей их. Но даже сделав на это поправку, в этом высказывании останется его прямой смысл – среди преступников встречаются необычно даровитые люди.

Америка издавна славится обратным подходом к талантам своих граждан, нежели Россия. Но та же американская литература от Марка Твена до Фланери о’Коннер полна образами мошенников, являющихся столь блестящими проповедниками, что расчувствованная публика выворачивает перед ними свои карманы.

Впрочем, те самые средние люди, мнением которых злодеи так пренебрегают, по-своему также увлекаются образами злодеев. Иначе зачем бы они проводили бы столько времени перед экранами телевизоров и разинув рот потребляли бы кинопродукцию, львиная доля которой посвящена изображению жизни именно преступного мира?

В глазах многих средних людей добро выглядит поверхностным и невзрачным, а зло – глубоким и блестящим.

Хорошо известно также и то, что сцены ада удаются художникам гораздо лучше нежели изображение рая, которые не тянут обычно более чем на средний санаторий.

Великолепная семерка

Но все же в тезисе о несовместимости гения и злодейства заключена своя правда. И дело не только в том, что среди гениев хотя и встречаются люди с тяжелым характером, немного воров и убийц. Дело в том, что с какого-то момента у таланта, идущего против своего источника, исчезает подлинная связь с ним.

Причем в целом имеется различие между преступником примитивным и преступником даровитым. Примитивный бесталанный преступник отождествляет свое «я» со своими похотями. В этом заключен весь состав его преступления.

Поясню. Все мужчины испытывают приблизительно одинаковую похоть, но изнасиловать женщину может только тот, кто отождествляет свое человеческое «я» со своей похотью. Подавляющее большинство мужчин - и даровитых и бесталанных - прекрасно умеют отличить себя от своих вожделений и совладать с ними.

В отношении к таланту в сущности имеет место то же самое, что и в отношении к простому вожделению.

Для того чтобы реализовать себя, даровитый человек в такой же мере должен отличить себя от своего таланта, в какой он отличает себя от своей похоти. Для того чтобы раскрыть талант, человек должен признать, что талант это не продолжение его «я», что талант – это дар Всевышнего.

Талант может состояться только в том случае, если обладающий им человек последует за ним, как он следует за совестью. Реализация таланта включает в себя невозможность компромисса. Даровитый писатель сочтет за благо всю жизнь писать в стол. Услышат ли его 2-3 человека или 2-3 миллиона человек, для его творчества не принципиально. Но он решительно отвергнет возможность «озвучивать» чуждые ему мысли даже перед стомиллионной аудиторией. Для таланта прислуживать ради славы, власти или вообще чего-то постороннего - это абсурд и саморазрушение.

Поэтому, когда человек служит своему таланту, когда он видит в нем задачу, порученную ему Создателем, то он не может совершить преступления. Его талант будет вести его прямым путем.

Со своей стороны даровитый преступник ведет постоянную игру со своим талантом, он хочет представить его, как некоторое неотчуждаемое свойство себя самого, которым можно свободно пользоваться.

Талант как бы кружит ему голову. Такой человек приписывает свой талант своему «эго», воспринимает его не как призыв Творца, а как естественное продолжение своего «я».

В знаменитом вестерне «Великолепная семерка» глава банды, обиравшей крестьян, изумленно спрашивает у того, кто встал на их защиту: Я не понимаю? зачем ты это сделал? Такой человек, как ты?

Выведенный в этом фильме бандит не только психолог, но и человек, постоянно взаимодействующий с собственной совестью. Он тонко оправдывает себя и искренне недоумевает, как это меткий стрелок идет практически безвозмездно защищать крестьян, когда бы он мог припеваючи жить за их счет?

Но каждый примкнувший к Великолепной Семерке не только уважает крестьян, но и признает, что чем-то крестьяне превосходят его.

Таким образом, в данной ситуации практически все определяет отношение к третьему субъекту - простым людям. Даровитый праведник и даровитый злодей могут обменяться взглядами, но им не по пути.

Даровитый человек, умеющий отличить себя от своего дарования, никогда не посчитает себя человеком более высокого сорта по сравнению с человеком простым, а потому никогда не совершит и ничего против него предосудительного. Но даровитый человек, приводящий Божий дар к своему «эго», презирающий тех, кто этими высокими дарованиями не наделен - это бандит, даже если он никого не ограбил. Во всяком случае, это презрение является корнем всех тех практических преступлений, на которые идут талантливые люди.

И Итро и Билам обладали близкими по своему масштабу дарованиями, но они по-разному к ним отнеслись. Итро следовал за своим талантом, Билам стремился лишь владеть им.

ЛЮДИ, АНГЕЛЫ И ЗВЕРИ («Балак» 5760)

Дар пророчества

В недельном чтении “Балак” рассказывается о том, как моавитский царь по имени Балак, устрашенный приближением евреев, обратился за помощью к ведущему кудеснику того времени, Биламу. Он попросил его проклясть Израиль, сказав “ведь я знаю: кого благословишь ты, тот благословен, а кого проклянешь, тот проклят” (Бемидбар 22.6).

Но Всевышний явился Биламу и запретил ему произносить проклятия в адрес Израиля. Когда посланники Балака явились к нему вновь, Билам ответил: “хотя бы давал мне Балак полный свой дом серебра и золота, не смогу преступить повеления Господа, Бога моего, чтобы сделать что-либо малое или великое” (22.18).

В результате он не только не проклял Израиль, но “вложил Господь слово в уста Билама, и сказал: возвратись к Балаку и так говори: “... Как прокляну я? Не проклинает его Бог. Как изреку зло? Не изрекает зла Господь! С вершины скал вижу я его и с холмов смотрю на него: вот народ отдельно живет и между народами не числится” (22.8-9)

На первый взгляд может показаться, что Биламом двигало какое-то подлинное религиозное чувство, какое-то благочестие: уж если человек говорит, что даже за деньги не нарушит божественного постановления, то значит, он наверняка праведник! Однако согласно традиционному иудейскому взгляду отказ Билама проклясть Израиль был обусловлен не зовом его религиозной совести, а вынужденной подчиненностью внешней силе. Согласно преданию, Билам был бы рад проклясть евреев, но дух Всевышнего сковал его волю и он стал пророчествовать.

Пророчество - это религиозный феномен, имевший место со времен сотворения мира до периода второго Храма. Считается, что пророчество состояло не только в предсказании, не только в ясновидении, но и в подчинении человеческого духа духу Всевышнего: по крайней мере в некоторых случаях, пророк выступал в качестве своеобразного медиума и прорекал слова не по собственной воле (далее мы увидим, что “пророчествовать” Всевышний может заставить не только человека, но даже и ослицу). Бороться с этим “наваждением” было никому не под силу. Вот в каких словах говорится об этом в книге пророка Иермиягу: “Уговорил Ты меня, Господи, и я дал уговорить себя, Ты одолел меня и Ты превозмог меня, стал я вседневным посмешищем, всякий издевается надо мною... И сказал я себе: не стану больше напоминать о Нем и не буду говорить именем Его, но было слово Господне в сердце моем, как огнь пылающий, заключенный в костях моих, и извелся я, сдерживая его, и не мог более” (Иермиягу 20.7-9)

Итак, пророк выступал в роли посланника, служил орудием Всевышнего, однако это не значит, что он не имел своего отношения к тому, что произносил. Пророк Иеремия сочувствовал делу Всевышнего. Выпавшее на его долю служение могло показаться Иеремии чересчур тяжким, но он признавал его правоту и болел за него. Билам наоборот, боялся и ненавидел повелевающего им Царя, но не мог с ним не считаться.

Согласно иудаизму Билам является тяжким нераскаявшимся грешником. Именно он, по утверждению Талмуда (Сота 11б), дал совет фараону уничтожать новорожденных еврейских мальчиков. А убедившись, что ему не удается проклясть Израиль, он посоветовал Балаку погубить еврейский народ, втянув его в распутство. В трактате Гитин (57а) рассказывается, что душа Билама томится в аду, где он продолжает настраивать людей против Израиля.

Итак, дар пророчества не делает еще человека достойным Всевышнего, достойным его может сделать лишь соответствующая позиция по отношению к своей миссии. И это особенно хорошо видно, если сравнить поведение Балака с поведением его ослицы и посланного ему ангела.

Ангел и ослица

В нашем недельном чтении рассказывается следующее: “И встал Билам поутру, и оседлал ослицу свою, и пошел с князьями Моавитскими. И воспылал гнев Божий за то, что он пошел, и стал ангел Господен на дороге в помеху ему. А он ехал на ослице своей и два отрока его с ним. И увидела ослица ангела Господня, стоящего на дороге с обнаженным мечом в руке его, и своротила ослица с дороги и пошла на поле. И Билам стал бить ослицу, чтобы поворотить ее на дорогу... Ангел же Господен прошел дальше и стал в узком месте, где не было пути, чтобы свернуть вправо или влево. Едва увидела ослица ангела, легла она под Биламом. И воспылал гнев Билама, и бил он ослицу палкою. И отверз Господь уста ослице, и сказала она Биламу: что сделала я тебе, что бил меня уже три раза?...

И сказал ангел Господен: за что ты бил ослицу твою уже три раза? ведь это я вышел помехою, так как не по мне этот путь. И увидала меня ослица, и свернула от меня вот уже три раза; если бы она не свернула от меня, я даже убил бы тебя, а ее оставил бы живою... И сказал ангел Господен: пойди с людьми этими, но лишь то, что я говорить буду тебе, ты говори” (22.21-35)

В результате Билам произнес следующие знаменитые слова: “Вот народ отдельно живет и между народами не числится. Кто исчислит прах Яакова и сочтет пыль Израиля? Да умрет душа моя смертью праведников, и да будет кончина моя, как его” (23.9-10)

Итак, ангел, ослица и Билам. Все они, согласно простому пониманию текста, подчинялись воле Всевышнего, все выступали Его орудиями. Между тем, если ангел и ослица служили исключительно орудиями и заведомо не могли вызывать никаких нареканий, то Билам заслужил осуждение. Иными словами, иудаизм утверждает, что все вынужденно произнесенные Биламом благословения не помогли ему, что он не умер смертью праведника, что кончина его не была как кончина всего Израиля.

Чему учит нас это предание иудаизма? Оно учит, что человек, в отличие от ангела и животного, свободное существо, что даже если он вынужденно совершает благочестивый поступок, то в конечном счете его вечную судьбу определяет не этот поступок, а его глубинный внутренний выбор, выбор его совести и его сердца. Однако именно эта возможность выбора делает его в отличие от ангелов и животных соучастником вечности.

Души ангелов и животных, возможно, также будут существовать “всегда”, но тем не менее их бытие представляет собой совершенно иное бытие, нежели бытие человеческих душ - они не являются образом и подобием Всевышнего.

То, что ослица заговорила человеческим языком, было знаком самому Биламу, что ему предстоит заговорить языком Всевышнего.

Но как дар речи не превратил животное в человека, так и дар пророчества не превратил грешника в праведника.

Обычно считается, что дар речи (поскольку он равносилен дару разума) отличает человека от животного и делает его образом и подобием Бога. Между тем человек, хотя он действительно не может реализоваться без этого дара, вовсе к нему не сводится. Как обнаружила экзистенциальная философия, человек выявляется не столько в разуме, сколько в озадаченности вопросом собственного бытия, которое он с помощью разума разрешает.

Итак, в том, что животное заговорило, нет ничего принципиально чудесного. Этому препятствуют прежде всего особенности гортани, а не “отсутствие разума”. В этой связи достаточно напомнить, что некоторые животные неплохо умеют говорить. Иные попугаи вполне впопад используют более сотни слов; описаны случаи обучения обезьян своеобразному языку жестов, схожему с азбукой глухонемых, а в последнее время обнаружено, что обезьяны (пользующиеся специальной компьютерной клавиатурой) могут активно использовать до трех тысяч слов.

То, что ослица заговорила - это безусловное чудо, но все же чудо, не изменяющее самой природы этого животного.

Но какова тогда природа ангелов? К кому ближе эти, обладающие даром речи и даром разума, существа - к животному или к человеку? Христиане верят, что ангелы “богоподобны” и даже превосходят в этом отношении человека, которого совратил один из ангелов, Сатана или, как его еще зовут христане, Люцифер. Вот как выражает этот общехристианский подход православный теолог В.Н. Лосский: “Зло имеет своим началом грех одного ангела, Люцифера. И эта позиция Люцифера обнажает перед нами корень всякого греха - гордость, которая есть бунт против Бога... Мятежный дух начинает ненавидеть бытие, им овладевает неистовая страсть к уничтожению, жажда какого-то немыслимого небытия. Но открытым для него остается только мир земной, и поэтому он силится разрушить в нем Божественный план... Драма, начавшаяся на небесах, продолжается на земле, потому что ангелы, оставшиеся верными, неотступно закрывают небеса перед ангелами падшими”.

Однако согласно представлениям иудаизма, ангелы лишены свободной воли. Сатана - это не противник Бога, а исполнитель определенной миссии - миссии обвинения. Ангел, встретившийся Биламу, именуется в Торе “помехою”, буквально “ле-сатан”. Сатана, таким образом, - это прежде всего имя миссии, а не лица. Р.Шломо б.Ицхаки (Раши) так поясняет изумленный вопрос ангела: "Зачем ты спрашиваешь об имени моем?", когда его "спросил Иаков, сказав: скажи же мне имя твое" (Берешит 32.30.): "У нас нет постоянного имени, наши имена меняются в зависимости от поручения, которое нам повелено исполнить и с которым мы посланы".

Соответственно, евреи не разделяют христианскую идею “бунта” ангелов, отрицают, что “сначала дьявол согрешил" (1Иоан 3.8.). Согласно еврейскому пониманию ответственность за грехопадение несет не змей (будь он животное или ангел), а человек. В системе иудаизма к ангелу в той же мере, что и к животному, не применимы не только термины “праведность” и “злодейство”, но даже и понятие “грядущая жизнь”.

Р. Йегуда-Лейб из Праги (Магараль) такими словами выражает это положение: “Израиль, который приглашен и готовится к грядущему миру, может благословлять: “Да будет великое имя Его благословенно вечно, во веки веков”, но не ангелы, которые не имеют доли в грядущем мире. Так как каждый из них сохраняется на своем уровне, ангелы остаются тем, кем являются, и не могут превзойти и подняться на ступень выше” (“Нецах Исраэль” 22)

Итак, в системе иудаизма ангелы при всей их близости к Богу в большей мере подобны животным, чем людям, в том смысле, что они не способны занять собственную позицию по отношению к себе и к Всевышнему. В системе иудаизма ангелы лишены того последнего суверенитета, который позволяет признать их свободными личностями.

И история с Биламом, кстати говоря, именующаяся в Талмуде отдельной книгой, быть может, как никакой другой отрывок Торы не провозглашает эту идею.







Еврейская глубинная мудрость - регулярные материалы от р. Меира Брука

 

Недельная глава Торы -

Parashat Bamidbar - 27 May 2017






Еврейская глубинная мудрость - регулярные материалы от р. Меира Брука

Aryeh Baratz: arie.baratz@gmail.com      webmaster: rebecca.baratz@gmail.com