ТЕОЛОГИЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ КУЛЬТУРА И КУЛЬТ МАТЕМАТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ РОМАНТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ ЕВРЕЙСКИЕ ПРАЗДНИКИ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - БЕРЕШИТ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ШМОТ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ВАИКРА НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - БЕМИДБАР НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ДВАРИМ ЛИКИ ТОРЫ ПРЕЗУМПЦИЯ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ ДВА ИМЕНИ ОДНОГО БОГА ТАМ И ВСЕГДА HOME POLISH ENGLISH HEBREW E-MAIL ФОТОАЛЬБОМ ПУБЛИЦИСТИКА ИНТЕРНЕТ
Публицистика
top.mail.ru


ПУБЛИЦИСТИКА

политические статьи, напечатанные в израильской газете "Вести")

ГРАНИЦЫ ПРИМЕНИМОСТИ ТРАНСФЕРА (21.10.2004)

Недавно группа израильских юристов выступила с протестом против шароновского плана «одностороннего размежевания», предусматривающего депортацию еврейского населения сектора Газа. Правозащитники именуют этот план «этнической чисткой» и намерены подать апелляцию в Высший суд справедливости. Эти юристы находят массовое насильственное изгнание населения грубейшим нарушением международного права и утверждают, что принятие Кнессетом закона, позволяющего депортировать тысячи людей из их домов, выведет Израиль из семьи цивилизованных стран.

Что говорить, насильственная депортация мирного населения в первую очередь ассоциируется у нас с изгнанием евреев из Испании, или с переселениями народов, которые осуществлялись тиранами древности, а в недавнее время тем же Сталиным.

Между тем невозможно отрицать, что, во-первых, любое государство обладает определенным правом ограничивать свободу местопроживания своих граждан, а во-вторых, что в рамках политических соглашений обмен населением не только производился в относительно недавнее время, но и был весьма эффективен. В частности, перемещение греческого и турецкого населения при разделении Кипра привело к политической стабилизации на этом острове.

Как бы то ни было, существует немало людей, полагающих, что в исключительных случаях для решения затяжных межнациональных конфликтов трансфер правомочен.

В детстве я жил в районе, где было много деревянных домов, которые в какой-то период стали сносить для того, чтобы возвести на их месте высотки. Переселение жителей деревянных сооружений было именно массовым, но все – в том числе дети – относились к нему с пониманием, а главное, никто никогда не считал подобного рода переселение нарушением прав человека в СССР.

И это не удивительно, подобная практика наблюдается повсеместно. В самых развитых демократиях мира жители дома будут выселены насильственно (если они откажутся съехать по доброй воле), в том случае если власти примут решение провести через это место магистраль. Компенсация, разумеется, предусматривается.

Но ведь политические соображения заведомо более значимы, чем соображения муниципальные! В этом отношении трансфер, обеспеченный серьезной законодательной базой, выглядит не нарушением прав человека, а таким их ограничением, которое в ряде случаев находится в полной компетенции властей.

Реагируя на требование Великобритании депортировать еврейских поселенцев, Эльяким Хаэцни как-то предложил министру иностранных дел Великобритании Стро решить с помощью трансфера конфликт между католиками и протестантами в Ирландии. Министр возмутился: в Англии так не принято, «Мой дом – моя крепость» и т.д.

Между тем за требованием европейцев депортировать еврейских поселенцев все же стоит некоторое правовое обеспечение, и нужно думать, что в условиях, когда от депортации будет зависеть судьба самой постмодернистской Европы, то и она может не побрезговать этим средством.

Оставлять жителей Белфаста в своих домах можно сколь угодно долго, поскольку данный конфликт локальный. Но когда возникает угроза существования всей нации, правила игры меняются, и правительства нередко чувствуют себя вправе пойти на крайние меры. Так, например, в годы Второй мировой войны США интернировали проживающих на их территории японцев.

В настоящий момент во многих европейских странах стремительно растет мусульманское население, которое в целом отказывается от полноценной интеграции в окружающее их сообщество и по существу использует демократические свободы для их упразднения. Можно допустить, что в какой-то момент коренные европейские народы потребуют от мусульманской общины самых жестких и однозначных знаков лояльности демократическим ценностям, а лиц, не пожелавших давать таких знаков, лишат гражданства и депортируют. Ведь ясно, что временное ограничение некоторых свобод заведомо предпочтительнее их полного и окончательного демонтажа в рамках Европейского халифата.

В свете сказанного создается впечатление, что израильские юристы, пытающиеся защитить поселенцев сектора Газы общим осуждением трансфера, оказывают Израилю медвежью услугу. С одной стороны, общество не должно забывать, что арабское население, вынашивающее идею уничтожения еврейского государства, по праву может поплатиться за это изгнанием из Эрец Исраэль. А с другой стороны, оно должно отдавать себе отчет в том, что еврейские поселенцы как раз вправе оставаться в своих домах. Они вправе оставаться в них не на основании «общегуманитарных» соображений, а на основании соображений религиозной свободы.

Мы выяснили, что если власти приняли решение провести магистраль для удобства всего общества, то жители тех районов, через которые пройдет магистраль, должны подчиниться решению и покинуть свои дома.

Однако если выяснится, что при проведении магистрали должен быть разрушен какой-либо архитектурный памятник или, более того, культовое сооружение, собирающее миллионы паломников, то можно не сомневаться в том, что магистраль будет проведена в ином месте.

Мы знаем, что в течение десятилетий не для удобства жителей Иерусалима, а ради лишь одного умиротворения религиозно-националистических амбиций арабов систематически разрушаются следы еврейского присутствия на Храмовой Горе. Один из самых важнейших археологических памятников человечества и центральное культовое место иудаизма подвергается уничтожению, но вопреки всем своим представлениям и нормам цивилизованное сообщество закрывает на это глаза.

В рамках данной статьи нет возможности рассматривать вопрос, как так случилось, что все правительства мира, включая правительство Израиля, попустительствуют осуществлению этого величайшего варварства. Между тем я хочу обратить внимание, что изгнание еврейских жителей сектора Газа из их домов относится в первую очередь к такого рода варварству, а не к кажущемуся нарушению гражданских прав.

Если бы еврейские жители сектора Газа были его рядовыми уроженцами (большая часть поселенцев – это дети, т.е. именно «уроженцы»), каковыми являются их арабские соседи, поднимать вопрос об их изгнании было бы легитимно, как легитимно поднимать вопрос о сносе целых деревень при расширении города. Но они не обычные жители – они евреи, которые проживают в Эрец Исраэль, а значит совершают основную – обуславливающую все прочие – заповедь иудаизма.

Земля Израиля на языке всех народов именуется Обетованной землей, обетована же она именно евреям, и они – вне всякой политики - имеют полное право на ней селиться.

Религия, разумеется, должна быть отделена от государства, и религия не вправе предписывать государству, как ему поступать. Но в отношении проживания евреев в Эрец Исраэль речь идет не о религиозном диктате, а именно об обеспечении прав верующих.

Иудаизм - это религия определенного народа, которую этому народу предписано исповедовать на определенной земле. Проживание еврея в Эрец Исраэль – это неотчуждаемый элемент его религиозных прав.

«Да пребудет человек в стране Израиля даже в городе, где большинство язычники, а не за ее пределами, даже в городе, где все жители – сыны Израиля. Это учит тому, что проживание в Стране Израиля равноценно всем заповедям Торы» (Тосефта. Авода Зара 5.3). А р.Шимон б.Элазар и вовсе сказал: «Сыны Израилевы за пределами страны – идолопоклонники».

Состояние еврея в странах рассеяния – это заведомо страдательное, промежуточное, случайное, ущербное состояние. Еврей, обитающий вне Эрец Исраэль, в глубине души намерен или репатриироваться (пусть хотя бы в лице своих потомков), или ассимилироваться.

Итак, по отношению к евреям, поселившимся в Эрец Исраэль, в том числе в Иудее, Самарии и секторе Газа, депортация является мерой совершенно неприемлемой, потому что по своей сути она направлена на упразднение иудаизма, т.е. одной из мировых религий, а тем самым и иудеев, что является геноцидом.

Оставим в стороне всякую политику. Оставим в стороне даже вопрос о государственных границах Израиля. Учитывая уникальные особенности иудаизма, мировое сообщество должно было бы выработать специальный закон, обеспечивающий иудеям право проживания в любой точке Эрец Исраэль независимо от того, чей суверенитет распространяется на данный участок ее территории - израильский, иорданский, английский, американский, ливанский, сирийский и т.д. Согласуясь с общей логикой международного права, евреям должен был бы автоматически предоставляться вид на жительство в Иудее, Самарии, секторе Газа, Южном Ливане, на плате Голан и в Иордании.

Содействовать еврейскому присутствию в пределах культовой Эрец Исраэль – это такая же прямая обязанность мирового сообщества, как предотвращать разрушение архитектурных памятников Храмовой Горы. Я повторяю, этот вопрос находится вне всякой политики, это вопрос прав верующих – нетто.

Можно переселить ирландских католиков или протестантов, и этим ни в коей мере не нарушатся их права верующих. Но в отношении иудеев этого сказать нельзя. Иудеев можно перемещать по всему земному шару наравне с представителями всех прочих религий, но из Эрец Исраэль их изгонять недопустимо.

ЗАГАДКА АРИЭЛЯ ШАРОНА (10.08.2004)

Ликудовский план палестинской автономии - как это ясно видно сегодня - таит в себе даже большую угрозу Израилю, нежели Норвежское соглашение (как говорится, за что боролись, на то и напоролись).

Деструктивный план

План Шарона, предполагающий трансфер всех еврейских жителей сектора Газа и четырех поселений северной Самарии, вызывает самые тяжелые сомнения относительно его оправданности.

Фактически изгнание еврейского населения из Гуш-Катифа производится в обмен на включение Ариэля внутрь оградительных сооружений, что вроде бы правительство и без того решило осуществить. Правда, прозвучало также заявление президента США, что арабские беженцы 1948 года не должны возвращаться на территорию Израиля, и что следует учитывать демографические изменения, произошедшие с 1967 года. Но как можно соразмерить политическое заявление общего характера с депортацией тысяч евреев?

Ведь дело не только в том, что отступление не может не восприняться арабским миром как явный признак разложения «сионистского образования», что подстегнет террор и поднимет мораль исламистов. Дело в том, что этот процесс действительно рискует обернуться таким разложением, так как он ведет к делегитимации всего сионистского движения. Запланированное Шароном бегство из Гуш-Катифа по логике вещей угрожает спровоцировать глобальное отступление, которое при этом рискует завершиться даже не у «зеленой черты», а у побережья Средиземного моря.

В свое время я обратил внимание на то, что Гуш-Катиф удивительно напоминает Израиль и по форме, и по расположению, и по масштабу окружающих его арабских массивов. В этой связи я писал, что «в Гуш-Катифе невольно видится некий малый Израиль, Израиль в Израиле. И тот израильтянин, который хочет выселить Гуш-Катиф, надеясь тем самым сохранить свой дом, на самом деле выселяет самого себя».

Это подобие, разумеется, чисто внешнее. Трансфер евреев из любой точки Эрец Исраэль чрезвычайно опасен. В отношении Гуш-Катифа просто бросается в глаза, что он выглядит как модель Израиля, а стало быть тот кто бьет по нему, по всем законам симпатической магии, бъет по всей стране.

В целом я готов согласиться с тем, что законы магии над Израилем не властны, и по большому счету изгнание поселенцев из Гуш-Катифа не более опасная затея, нежели их изгнание из любого другого района страны. Но в этом деле главное начать.

Если изгнание состоится, то можно не сомневаться в том, что в самое ближайшее время мы услышим голоса о необходимости восстановления «исторической справедливости» и полного расформирования «сионистского образования».

Разумеется, эти разговоры не прекращались с момента провозглашения еврейского государства, однако после бегства из Гуш-Катифа они способны возобновиться на совершенно ином уровне. Причем о «восстановлении исторической справедливости» в полный голос заговорят на этот раз не только в арабских странах, но и в Европе, и, разумеется, в самом Израиле.

Итак, запланированное Шароном отступление не дает почти ничего осязаемого, но угрожает полной утратой сионистского смысла. Причем вся эта кампания ведется на фоне небывалого национального раскола и весьма серьезного правительственного кризиса, угрожающего досрочными выборами.

Происходящее не может не вызывать вопроса: что, собственно, случилось? Зачем Шарон все это затеял? Чем вызвано столь драматическое перерождение правого лидера в леворадикального? Ведь Шарон мог преспокойно править до конца каденции? Недоумения относительно выдвинутого главой правительства плана усугубляются также и его экстравагантным поведением.

Маневры «Бульдозера»

Смещение Шарона влево началось не сейчас. В предвыборных речах Шарон неоднократно выражал приверженность идее создания палестинского государства. При формировании коалиции Шарон стремился создать правительство национального единства, а после того как «Авода» отвергла его предложение, сформировал правительство в коалиции с «Шинуем» вместо религиозных партий с тем же количеством мандатов, т.е. стабильному национальному правительству он исходно предпочел «центристский» винегрет.

Вскоре после выборов Руби Ривлин с прискорбием сообщил о намерении Шарона ликвидировать 13 поселений в Иудее и Самарии (но еще не в секторе Газа).

Заявление, сделанное Шароном 18 декабря 2003 года в его герцлийской речи, когда он объявил о своем намерении уничтожить крупный поселенческий блок в секторе Газа, выглядело, разумеется, неожиданно, но вполне укладывалось в рамки новых политических тенденций главы правительства, пришедшего к власти в качестве противника одностороннего отступления из сектора Газа.

Далее начались обычные в таких случаях маневры: Шарон отправился в Вашингтон и привез оттуда расплывчатое заявление американского президента относительно «необратимых демографических изменений», одновременно предполагающее... замораживание строительства во всех поселениях Иудеи и Самарии.

Угрожая письмом американского президента, Шарон выбил из строптивых министров согласие поддержать его план. Однако этот план все же оказался провален членами «Ликуда».

Здесь, вроде бы, все варианты разумного поведения были исчерпаны. Шарону оставались только две возможности: подать в отставку, или продолжать руководить страной в соответствии с выработанной ранее программой правительства.

Но Шарон потребовал от правительства принять его план, что (с некоторыми оговорками) и было достигнуто благодаря беспрецедентному увольнению двух министров накануне голосования. Причем это создало столь кризисную обстановку, что с той поры правительство находится на грани распада, а парламент на грани роспуска и досрочных выборов.

Мы вправе изумиться, как может один из виднейших сторонников поселенческой политики упорно разрушать дело своей жизни, причем, вроде бы, без каких-либо видимых причин? Зачем он стремится воплотить в жизнь леворадикальный план бескорыстного заклания поселений сектора Газа, причем ценой невиданного раскола израильского общества?

Поведение Шарона в такой мере лишено какого-либо рационального основания, что невольно вкрадывается сомнение, а вдруг оно действительно было вызвано желанием предотвратить возбуждение против него уголовного дела?

И все же трудно поверить, что в вопросах существования Израиля авторитетный государственный муж будет руководствоваться личными, а не государственными интересами. Но если государственными, то какими?

Изнанка ликудовского плана

После конференции в Аккабе я предположил, что Шарон - это израильский Кутузов, который, как мы знаем, единолично вопреки всему командованию принял решение отдать французам Москву и тем самым спас армию и Россию. И при всем том, что сегодня Шарон скорее напоминает Бонапарта, я готов пофантазировать на тему того, чем бы мог в своем странном поведении руководствоваться Шарон, являйся он все же Кутузовым?

Мы видим, что антисемитизм повсеместно усиливается, принимая все более угрожающие и агрессивные формы. Сегодня обстановка в мире все более напоминает ту, которая воцарилась в преддверии Второй мировой войны. Израиль демонизируется не только арабской прессой. Сегодня солидные европейские газеты не стесняются писать, что «Мосад» знал о планирующихся терактах 11 сентября, но сознательно скрыл это от США; что Израиль спровоцировал войну с Ираком, что Шарон ничем не лучше Хусейна и Бин-Ладена и т.д.

20 июля большинством в 150 голосов против 6 при 10 воздержавшихся Генеральная ассамблея ООН проголосовала против права Израиля возводить (жмущиеся к «зеленой черте») оградительные сооружения, т.е. против элементарного права на самооборону.

Представим себе, что бы случилось, если бы вместо Норвежского соглашения (направленного на создание палестинского государства), между Израилем и палестинцами было бы достигнуто какое-то соглашение в рамках мадридских переговоров, ориентировавшихся на создание подлинной автономии. В результате такого соглашения палестинцы оказались бы сегодня гражданами не «государства в пути», коим считается арафатовская «автономия», а гражданами настоящей автономии, т.е. воспринимались бы всем миром как израильские граждане с ограниченными правами.

Не нужно быть ясновидцем, чтобы догадаться, что все то международное давление, которое направлено ныне на создание палестинского государства, сконцентрировалась бы на противоположной задаче - а именно на превращении Израиля в государство двунациональное. Ведь любой антисемит предпочтет изящное и надежное демократическое решение еврейского вопроса любому другому решению.

Предоставление права палестинским арабам быть избранными в Кнессет стало бы непререкаемым требованием арабского мира, «всего прогрессивного человечества», Квартета, а в конечном счете и главной метлы - СБ ООН. Причем разделить страну между евреями и арабами Израилю бы уже никто не позволил, как не позволяют разделиться никакой другой стране, как, например, Ираку или Кипру.

Отмечу попутно, что в отношении Кипра ситуация сложилась совершенно абсурдная: разделение этого государства, сопровождавшееся компромиссным переселением греков и турков в разные части острова, привело к долгожданной стабильности..., но мировое сообщество шантажирует оба народа, отказывая им в праве вступления в ЕС, в том случае если они вновь не объединятся!

Уж если так поступают с безобидными киприотами, то можно себе представить, какое давление было бы оказано на Израиль, окажись он сегодня в аналогичной ситуации!

Разумеется, тот антисемитский мир, в котором мы обнаружили себя сегодня, в значительной мере был порожден Норвежским соглашением. Возможно, было бы преувеличением сказать, что Рабин разбудил Бин-Ладена, но то что его союз с Арафатом послужил катализатором всемирной радикализация ислама – это безусловно.

Да, тот мир, в котором Израиль оказался после подписания Норвежского соглашения - принципиально другой мир, чем тот, в котором он вел мадридские переговоры о палестинской автономии. В этом новом мире Израилю приходится испытывать удесятеренный прессинг мировых держав, склонных видеть в его существовании главную причину мировой нестабильности.

И все же это не значит, что не повстречайся Рабин с Арафатом на лужайке Белого Дома, процесс не двигался бы сам по себе в том же направлении. В этом отношении ликудовский план палестинской автономии - как это ясно видно сегодня - таил в себе даже большую угрозу Израилю, нежели Норвежское соглашение (как говорится, за что боролись, на то бы и напоролись).

Единственным национальным проектом Израиля мог быть только проект Рехавама Зэеви (Ганди), предполагающий экономическое стимулирование арабской эмиграции. Этот принцип полностью оправдал себя в масштабе восточных районов Иерусалима, где арабы и поныне продают евреям свои дома по ценам чуть выше рыночных и далее бегут за границу. Если бы Израиль имел достаточную волю к жизни, он выбрал бы этот план, а не сомнительные прожекты «Ликуда».

Как бы то ни было, бегиновский план палестинской автономии, казавшийся всего лишь «малоперспективным» при Шамире, при Шароне выглядит опасной авантюрой. В этом отношении стремление Шарона изменить программу «Ликуда» и признать право палестинцев на собственное государство вполне понятно. Не исключено, что план «одностороннего размежевания» зародился в русле этого же самого стремления.

Вполне возможно, что в современном мире вызревают условия для изменения модели «мирного урегулирования» на Ближнем Востоке, а в этом случае действия Шарона (независимо от того, согласны мы с ними или нет) приобретают вполне рациональный характер.

Во всяком случае, мне трудно предложить какую-либо еще вразумительную разгадку последних политических инициатив Ариэля Шарона.

АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА (18.03.2004)

Перед лицом такого «одностороннего размежевания», которое грозит искоренением еврейского присутствия из Эрец Исраэль, план превращения Израиля в американский штат начинает выглядеть вполне привлекательным. Если за истекшие 37 лет мы не построили в Иорданской долине второго Тель-Авива, то пусть там уж лучше будет выстроен второй Нью-Йорк, чем вторая Газа.

Мы не знаем точно всех деталей шароновского плана «одностороннего размежевания». Между тем кое-что мы определенно знаем, а именно, что ему прочат статус «американского плана». В самом деле, ведь если президент Буш выразит согласие очистить от еврейского присутствия сектор Газа в обмен на аннексию Израилем каких-то участков Иудеи и Самарии, то тем самым шароновский план превратится в план американский, а план «дорожная карта», даже при всем его международном статусе, утратит свое былое значение.

Нет никаких признаков того, что США заинтересованы поддержать идею такого обмена. Напротив, мы слышим, что США возражают против любых «односторонних шагов», и встреча Шарона с Бушем постоянно откладывается.

Между тем, мне бы хотелось в данном случае обратить внимание не столько на сам шароновский план и на его перспективность, сколько на эту его заведомую несамостоятельность. В сущности, это вообще не план, а лишь рекомендация, предлагаемая Израилем Соединенным Штатам. Если американцы ее одобрят – дело пойдет, и поселенцев депортируют, не одобрят – все останется так, как есть.

Быть может одним из самых существенных изменений, которые претерпел Израиль за последнее время, и особенно за прошедший год - стала утрата собственного суверенитета.

Разумеется, действия Израиля всегда существенно зависели от давления мирового сообщества, но до сих пор наша страна все же сохраняла самостоятельность политических решений. Например, Бегин распространил на Голаны действие израильского законодательства не когда ему вздумалось, а выбрав для этого благоприятный момент. Однако при этом Бегин все же не дожидался того, чтобы ему благосклонно кивнули из Вашингтона.

Теперь же угроза потерять нашего «стратегического союзника - США» превратилась в доминантный политический принцип. Создается впечатление, что других политических целей у еврейского государства просто не осталось.

Это замечают все. Так, на состоявшейся 5 января партийной конференции «Ликуда» выступил ветеран этой партии Шломо Кор (отец известного израильского филолога Авшалома Кора). В начале своей речи Шломо Кор заявил, что он первоначально хотел произнести ее по-английски, потому что нынешнее правительство понимает только то, что ему говорят на этом языке.

Однако об этой зависимости Израиля от США уже не только говорят. В соответствии с этой новой действительностью у нас начали даже и поступать. Так, совсем недавно работники мэрии города Лода направили письмо президенту США Джорджу Бушу, в котором они попросили его… помочь получить свою зарплату, которая не выплачивается уже несколько месяцев. Авторы письма пожаловались президенту США на израильского главу правительства. Они сетовали на то, что Шарон не желает слышать об их тягостном положении и не обращает внимания на голодающих детей. Но в то же время он внимательно прислушивается ко всякому слову, исходящему из Белого Дома.

Месяц назад Совет поселений Иудеи, Самарии и сектора Газа приступил к созданию лобби в сенате и конгрессе США для защиты своих интересов.

Заместитель председателя Совета поселений Шауль Гольдштейн вылетел в Вашингтон, где провел ряд встреч с американскими парламентариями, пытаясь убедить их в том, что шароновский план «одностороннего размежевания» является капитуляцией перед террором, и его не следует поддерживать.

Но может быть тогда Израилю стоит отбросить всю эту двусмысленность и начать переговоры «по существу», т.е. переговоры о включении Израиля в состав США?!

В шутку Израиль называли 51-ым штатом уже давно. Но так израильтяне острили тогда, когда чувствовали себя сильными и независимыми, когда писали на футболках: "Не бойся, Америка! Израиль с тобою". Теперь не до шуток. Теперь мы больше не можем служить предметом для подражания ни для одной нации мира.

Помнится, несколько лет назад на страницах «Вестей» велась жаркая полемика относительно включения Израиля в состав США. Поводом послужила статья Анатолия Викторова "Штат Израиль" (Вести 25.12.97), написанная в смердяковской манере и не вызывавшая ни у кого особых симпатий.

Однако перед лицом такого «одностороннего размежевания», которое грозит искоренением еврейского присутствия из Эрец Исраэль, план превращения Израиля в американский штат начинает выглядеть вполне привлекательным.

Если за истекшие 37 лет мы не построили в Иорданской долине второго Тель-Авива, то пусть там уж лучше будет выстроен второй Нью-Йорк, чем вторая Газа. Пусть уж там лучше селятся белокурые баптисты, чем черноусые террористы. Спасибо уже и за то, что Иудея не превратится в юденфрай. В этом случае сохраняется хоть какая-то сионистская перспектива.

Если евреи обнаружили полную неспособность управлять государством и ведут его к гибели, то может быть действительно стоит передать бразды правления тому народу, у которого это хорошо получается? По крайней мере, до тех пор пока не придет Машиах? Вот и рав Кук пишет, что до тех пор пока политика будет оставаться грязным делом, предпочтительнее, чтобы ей занимался Эсав, а не Израиль («Орот». Милхама.3.)

Причем американцы тут - народ совсем не случайный. Недавний опрос показал, что две трети граждан США верят во все то, что написано в ТАНАХе (в том числе в рассечение вод Тростникового моря). По этому показателю американцы явно опережают израильтян, и уже за одну свою веру заслуживают того, чтобы стать хранителями Обетованной Земли.

Уж если Израиль довел себя до полного политического банкротства, то Шарону следует торговаться с Бушем не за разгром Гуш-Катифа ради аннексии Маале-Адумима и Гуш-Эциона (о чем договорился даже Бейлин с Абед-Рабу), а о переводе всей Эрец Исраэль под суверенитет США в обмен на сохранение всех еврейских поселений на их местах. Вести такие переговоры было бы и честнее и разумнее.







Еврейская глубинная мудрость - регулярные материалы от р. Меира Брука

 

Недельная глава Торы -

Parashat Tazria-Metzora - 29 April 2017






Еврейская глубинная мудрость - регулярные материалы от р. Меира Брука

Aryeh Baratz: arie.baratz@gmail.com      webmaster: rebecca.baratz@gmail.com