ТЕОЛОГИЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ КУЛЬТУРА И КУЛЬТ МАТЕМАТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ РОМАНТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ ЕВРЕЙСКИЕ ПРАЗДНИКИ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - БЕРЕШИТ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ШМОТ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ВАИКРА НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - БЕМИДБАР НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ДВАРИМ ЛИКИ ТОРЫ ПРЕЗУМПЦИЯ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ ДВА ИМЕНИ ОДНОГО БОГА ТАМ И ВСЕГДА HOME POLISH ENGLISH HEBREW E-MAIL ФОТОАЛЬБОМ ПУБЛИЦИСТИКА ИНТЕРНЕТ
Между культурой и культом
top.mail.ru

САМОУБИЙСТВО (22.02.2001)

Общепризнанная ошибка

Решение человека прервать собственную жизнь не поощряется ни одной известной религией. Даже буддизм, формально ориентированный на духовное самоустранение, на развоплощение, видит в самоубийстве грубейшую ошибку. Эксперименты по досрочному переходу в мир иной практикуются лишь среди маргинальных сектантов. Но даже здесь массовые «исходы» в лучший мир осуществляются обычно не на основе специфической идеологии, а потому, что переживающий кризис глава секты не желает оставлять этот мир один.

Тем не менее отношение к самоубийству существенно варьирует в разных культурах. При этом наиболее категорическим неприятелем самоубийства, по всей видимости, следует признать христианство.

В отличие от убийства другого человека, которое при определенных условиях может быть дозволено (например, на войне), согласно учению церкви, не существует ситуации, в которой человек был бы вправе себя убить. Самоубийство - это всегда слабость, самым пагубным образом сказывающаяся на посмертном существовании.

Христианство не признает ситуации, в которой бы самоубийство находило себе оправдание. Возьмем классический случай, о котором речь шла в прошлый раз: опасаясь не выдержать пыток и предать своих близких, человек кончает с собой. Для христианина это не выход. Согласно представлениям церкви, поступивший так просто выбрал между двумя грехами, меру ответственности за которые не знает никто. Не говоря уже о том, что само самоубийство трактуется как предательство по отношению к Богу.

Близкого подхода придерживаются и многие независимые авторы. Так, Раймонд Моуди в своем исследовании посмертных переживаний опрашивал также и вернувшихся к жизни самоубийц. Все они признались, что первым их ощущением после того, как их душа покинула тело – было ощущение, что они совершили роковую ошибку, что вместо того, чтобы решить проблему, они увековечили ее. Никто из них больше не пытался решать свои жизненные проблемы путем наложения на себя рук.

Знаменитый философ и психолог Виктор Франкл пишет в этой связи: «Теоретически, конечно, можно допустить и оправдать самоубийство, если это сознательная жертва - и в этом случае его можно отнести к разряду истинно нравственных действий. Однако из опыта мы знаем, что побуждение к самоубийству даже такого типа в действительности нередко происходит от чувства обиды или возмущения, злобы или негодования – словом, там, где в конце концов можно найти выход из казалось бы безнадежной ситуации. Поэтому мы возьмем на себя смелость сделать обобщение: ни одно самоубийство не может быть нравственно оправдано. Не может оно представлять собой и искупление. Ибо самоубийство не только лишает человека возможности развиваться и приобретать опыт в результате собственных страданий, но и лишает возможности искупить страдания, которые он сам причинил другим. Таким образом, самоубийца никогда не расплатится за прошлое».

В целом можно сказать, что хотя в секулярной культуре сформировалось вдумчивое отношение к самоубийству, оно и здесь расценивается как грубая ошибка. Так, Достоевский писал: «Самоубийство есть самый великий грех человеческий…, но судья тут - един лишь Господь, ибо Ему лишь известно все, всякий предел и всякая мера».

Недавно в России было издано весьма обстоятельное и единственное в своем роде исследование на данную тему: «Писатель и самоубийство». Автор этой книги Григорий Чхартишвилли (пишущий великолепные детективы под псевдонимом Борис Акунин) вполне сочувственно изложил многие оправдывающие самоубийства подходы и верно подметил, что в наше время люди психологически очень близки к самоубийству. Тем не менее, он завершает свое сочинение следующими словами: «Общий вывод у меня получился такой: к самоубийству нет и не может быть единого отношения. Иногда оно - малодушие, истерия, осквернение великих таинств жизни и смерти. Иногда - единственно достойный выход. Подсказки нет и не может быть. Есть только примеры, только прецеденты, только мера мужества и терпения, отпускаемых каждому из нас сугубо индивидуально. И еще есть притчи, метафоры, которые тоже позволяют что-то нащупать».

Акт свободы

В целом можно сказать, что иудаизм весьма близок к тому жесткому подходу, которое распространилось в мире на основе христианства. Слова Торы: «Особенно же кровь вашей жизни взыщу Я» (Берешит 9.5) трактуются как запрет на самоубийство, а в Талмуде сказано: «Пусть тебя не уговаривает твой искуситель, что могила станет твоим убежищем. Ибо не по своей воле ты создан, и не по своей воле ты родился, и не по своей воле ты живешь, и не по своей воле ты умираешь, и не по своей воле предстоит тебе дать отчет перед Царем царей, Святым, да будет Он благословен» (Пиркей Авот 4.30).

И все же в одном пункте иудаизм проявляет явную снисходительность: когда человеку угрожает не просто мучительный конец, но когда источником такого конца является другой человек, то самоубийство признается не только допустимым, но по существу даже приветствуется.

Основывается этот подход на эпизоде, описанном в первой книге Шмуэль (31.3-5): «И война против Шауля стала жестокой; и разили его воины, стреляющие из лука, и он весьма устрашился стрельцов. И сказал Шауль оруженосцу своему: обнажи меч свой и заколи меня им, а то придут эти необрезанные заколоть меня и будут издеваться надо мной. Но не согласился оруженосец его, ибо очень боялся. И взял Шауль меч свой, и пал на него. И увидел оруженосец его, что умер Шауль, и пал и он на меч свой, и умер вместе с ним».

Иудейская традиция не квалифицирует этот поступок Шауля и его оруженосца как самоубийство. Так, комментатор писания р.Давид Кимхи (Радак), живший в Провансе в XIII веке, пишет в этой связи: «Не согрешил Шауль, убив себя самого. И не смотря на то, что сказано: «Особенно же кровь вашей жизни взыщу Я» (Берешит 9.5), что относится к убившему самого себя, не согрешил Шауль, так как ему было известно, что он умрет на войне, ибо так сказал ему Шмуэль, и еще потому что видел стрелков и не мог ускользнуть от них и ему стоило убить себя самому и избежать тем издевательств необрезанных. И так учили мудрецы: «кровь вашей жизни взыщу Я» не относится к случаю с Шаулем».

Этот заданный Шаулем прецедент воспроизводился на протяжении всей еврейской истории. Так поступали уже в древние времена, во время Иудейской войны, и так поступали в средние века во времена преследований со стороны христиан. Кончать с собой перед угрозой надругательств, смерти или насильственного крещения не только не считалось грехом, но даже признавалось безусловной доблестью.

Причем знаменательно, что так евреи повели себя уже при первом же погроме, учиненном христианами в Вормсе в мае 1096 года (до эпохи крестоносцев христиане не проливали еврейской крови). Вот как описывает произошедшее еврейский хронист: «Один убивал брата, другой – родителей, жену и детей; женихи убивали своих невест, матери – детей. Все принимали с открытым сердцем божественный вердикт: поручая свои души Вечному, они восклицали: «Слушай Израиль».

А вот что рассказывается в другой хронике того же 1096 года, написанной христианином после избиения евреев Майнца: «Евреи, видя как христиане пошли с оружием в руках на них и на их детей, не щадя ни старых, ни малых, сами взялись за оружие, которое они направили на своих единоверцев, на своих жен и детей, матерей и отцов, и сами истребили друг друга. Ужас охватывает при этих словах: матери хватали ножи и перерезали горло собственным детям, которых они вскормили своим молоком, предпочитая погибнуть от своих собственных рук, чем пасть от рук необрезанных».

На протяжении веков эти страшные картины повторялись. Вот что рассказывает один источник, описывающий преследования евреев во время чумы в 1348 году: «Они чувствовали, что скоро должны будут умереть; тогда они начинали договариваться между собой таким образом, чтобы один из них убил всех остальных, чтобы таким способом избежать смерти от руки необрезанных. И они приняли решение и все подтвердили его, что один из них, почтенного возраста и известный своей преданностью Закону, предаст их смерти…».

В книге Григория Чхартишвили среди прочего рассматривается также и отношение к самоубийству в еврейской традиции. Вот что он пишет: «Иудаизм чтит своих мучеников, совершивших самоубийство, не затушевывая обстоятельств их смерти, как это делало средневековое христианство.

Крепость Масада, где в 73 году тысяча зелотов совершили самоубийство, чтобы не попасть в плен к осаждавшим их римлянам, считается символом израильского патриотизма и национальной святыней. А почти две тысячи лет спустя главный раввин израильской армии Ш.Горен высказал суждение, что солдат, которому угрожает пленение, не только может, но даже обязан себя убить. Чтят иудаисты и память евреев, в знак протеста покончивших с собой в концлагере Треблинка (1943). Это было первым шагом к отчаянному по смелости восстанию, что симптоматично: самоубийство - это акт свободы».

Итак, иудаизм признает ситуацию, в которой самоубийство является не преступлением, а «актом свободы».

Как это следует понимать? Почему все же самоубийство запрещено в случае мучительной естественной смерти (автаназия), но разрешено в случае смерти насильственной?

По-видимому, потому, что в такой ситуации самоубийство – это своеобразная форма сопротивления, действие, в результате которого враг лишается своего права победителя, своей власти издеваться и казнить.

Как бы то ни было, самоубийство признается иудазмом вполне оправданным, когда оно предупреждает жестокую расправу над человеком со стороны его врага. В этом случае – но только в этом единственном случае – самоубийство это не бегство от проблемы, а одно из адекватных решений. Это продолжение борьбы, ибо это лишение врага вожделенной для него радости убийства.







Еврейская глубинная мудрость - регулярные материалы от р. Меира Брука

 

Недельная глава Торы -

Parashat Bamidbar - 27 May 2017






Еврейская глубинная мудрость - регулярные материалы от р. Меира Брука

Aryeh Baratz: arie.baratz@gmail.com      webmaster: rebecca.baratz@gmail.com